ИНДИКАТОРЫ «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКИ ДЛЯ РОССИИ

«Зеленая» экономика как новая парадигма требует разработки системы индикаторов, которые отражают продвижение по новому пути и показывают новые экономические возможности. Глобальный финансовый и экономический кризис наглядно демонстрирует «неустойчивость» сложившейся модели экономического развития на планете и в отдельных странах. Абсолютизация чисто экономических и финансовых показателей, игнорирование в них экологического и социального факторов показывают необходимость радикальной коррекции традиционной для рыночной системы парадигмы развития и поиска адекватных индикаторов для нового пути. Такой подход чрезвычайно актуален для многих стран с большими природными ресурсами: сложно обеспечить устойчивое развитие только на базе эксплуатации природного капитала. Сосредоточение внимания на ВВП как на показателе экономического прогресса, как правило, не учитывает вклад природных активов в благосостояние, здоровье и благополучие.

Переход к устойчивому развитию и «зеленой» экономике делает необходимым включение экологического фактора в систему основных социально-экономических показателей развития. Недоучет этого фактора при принятии решений во многом связан с отсутствием в традиционных показателях развития стоимостного отражения природного капитала и деградации окружающей среды. Имеющиеся сейчас в этой сфере традиционные макроэкономические показатели (ВВП, доход на душу населения, бюджетные показатели и пр.) фактически игнорируют экологическую деградацию. Истощая природные ресурсы или снижая способность экосистем выполнять свои полезные функции (снабжение продовольствием и водой, экологическое регулирование и т.д.), экономическая деятельность нередко сопровождается обесценением природного капитала. Тем самым создается возможность резкого ухудшения экономических показателей в будущем в случае истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды. В связи с этим для России ориентация на традиционные экономические показатели в ближайшей перспективе может иметь негативные последствия. На первый план должны выступить качественные индикаторы, отражающие экологические и социальные проблемы, а не формальные макроэкономические показатели роста [1,3].

В настоящее время уже накоплен определенный теоретический и практический опыт разработки индикаторов устойчивого развития. Международными организациями и отдельными странами предлагаются достаточно разнообразные индикаторы и их системы, содержащие нередко весьма сложную систему показателей. Можно выделить по крайней мере четыре группы индикаторов, используемых при оценке устойчивости:

  • • интегральные индикаторы, агрегирующие различные показатели для получения одного индекса. Чаще всего агрегируются экономические, социальные и экологические показатели;
  • • системы индикаторов, объединяющие частные индикаторы, которые отражают отдельные аспекты устойчивости. Такие системы могут включать экономические, социальные, экологические и институциональные показатели;
  • • частные индикаторы, использующие показатели природоемко- сти и интенсивности загрязнений (удельных загрязнений), отражающие затраты природных ресурсов и загрязнения (выбросы, сбросы, отходы) в расчете на единицу конечного результата (на макроуровне — ВВП);
  • • индикаторы, полученные на основе социологических опросов, которые отражают отношение населения к тем или иным проблемам устойчивого развития.

В качестве интегральных индикаторов, отражающих те или иные стороны устойчивости, в мире широко используются следующие:

  • • индекс скорректированных чистых накоплений (adjusted net savings) (разработан Всемирным банком);
  • • индекс человеческого развития (human development index) (разработан структурами ООН);
  • • «экологический след» (ecological footprint) (разработан Всемирным фондом охраны дикой природы);
  • • индекс экологических достижений (environment performance index) (разработан учеными Колумбийского и Йельского университетов).

В России индекс скорректированных чистых накоплений был адаптирован для расчета эколого-экономического индекса регионов РФ, что позволило продемонстрировать возможности использования интегрального индекса, в частности для ранжирования регионов страны по критериям сбалансированного эколого- экономического развития. Результаты расчетов приведены в монографии С.Н. Бобылева, В.С. Минакова, С.В. Соловьевой и В.В. Третьякова «Экологоэкономический индекс регионов РФ» (М.: ТЕИС, 2012) [2].

Подход, базирующийся на построении систем индикаторов устойчивого развития, широко распространен в мире. Системы индикаторов в самом общем случае объединяют экономическое, социальное, экологическое и институциональное направления. Примером такого подхода является методология Комиссии ООН по устойчивому развитию (КУР) в области разработки показателей устойчивого развития. ООН также разработаны и приняты на международном уровне «цели развития тысячелетия» (ЦРТ) (Millennium Development Goals). Следует также отметить «индикаторы мирового развития» (World Development Indicators), предлагаемые Всемирным банком в рамках его ежегодного доклада. Широкое признание в мире получила система экологических индикаторов ОЭСР, разработанная на основе структуры «давление — состояние - реакция». Возможности использования систем индикаторов устойчивого развития рассматриваются и обсуждаются в российской научной литературе [1, 5, 6].

В настоящее время в научной литературе разворачивается дискуссия, какие индикаторы устойчивого развития непосредственно относятся к «зеленой» экономике. Вопрос является как концептуальным, связанным с определением «зеленой» экономики, так и техническим, включая наличие данных, подбор показателей, сложности агрегирования.

Публикации такой международной организации, как ОЭСР, посвящены индикаторам «зеленой» экономики, однако основной акцент сделан на вопросах «зеленого» роста. В работе ОЭСР «К «зеленому» росту: мониторинг прогресса» [8] (Towards Green Growth: Monitoring Progress) предлагается совокупность индикаторов, которыми можно измерить качество и состав «зеленого» роста и то, как это сказывается на благосостоянии и благополучии людей [8].

Представленную совокупность показателей предлагается рассматривать в качестве отправной точки, а не окончательного результата. Этот список будет дорабатываться по мере поступления новых данных и развития концепции «зеленого» роста.

Ряд вопросов, ключевых для концепции «зеленого» роста, остается открытым. К ним относятся следующие вопросы: что относится к «зеленому сектору» экономики, к «зеленым рабочим местам», что входит в состав экологических товаров и услуг, природных активов и экоси- стемных услуг, а также каким образом измерить их в натуральных единицах и стоимостном выражении?

Идентифицированы четыре направления для отражения главных составляющих «зеленого» роста:

  • • экологическая и ресурсная продуктивность (показывает необходимость эффективного использования природного капитала и те стороны производства, которые редко исчисляются в экономических моделях и в системах учета);
  • • экономические и экологические активы (показывают, что сокращение активов создает риски для роста, поскольку для устойчивого роста необходимо поддерживать активы);
  • • экологическое качество жизни (отражает прямое влияние окружающей среды на жизнь людей на примере доступа к воде или вредного воздействия загрязнения воздуха);
  • • экономические возможности и политические решения (показывают возможности политики в обеспечении «зеленого» роста и области, где наблюдается наибольший эффект).

Каждая из тем включает группу индикаторов. Система состоит из 25 индикаторов.

Основные принципы выбора индикаторов следующие:

  • • сбалансированное отражение двух сторон «зеленого» роста — «зеленый» и рост — и их составляющих. Включены индикаторы, которые характеризуют обе стороны;
  • • идентификация ключевых вопросов стратегии «зеленого» роста в странах ОЭСР;
  • • возможность использования индикаторов для принятия решений;
  • • статистическая обеспеченность индикаторов.

Система, включающая 25 индикаторов, имеет следующий вид:

• экологическая и ресурсная производительность экономики:

углеродная и энергетическая производительность;

  • • ресурсная производительность: сырье, питательные вещества, вода;
  • • многофакторная производительность;
  • • природные активы:
    • — возобновляемые запасы: вода, леса, рыбные ресурсы;
    • — невозобновляемые запасы: минеральные ресурсы;
  • • биоразнообразие и экосистемы;
  • • экологическое измерение качества жизни; экологические риски и здоровье; экологические услуги и удобства;
  • • экономические возможности и политические меры;
  • • технологии и инновации;
  • • экологические товары и услуги;
  • • международные финансовые потоки;
  • • цены и трансферты;
  • • квалификация и обучение;
  • • регулирование и управление;
  • • социально-экономический контекст и характеристики роста:
  • — экономический рост и структура экономики;
  • — производительность и торговля;
  • — рынки труда, образование и доход;
  • — социально-демографические показатели.

Мониторинг запасов природных ресурсов выделен в качестве отдельного раздела системы индикаторов. Понимание важности сохранения и воспроизводства природных запасов для «зеленого» роста отличает эту систему индикаторов от многих других. При отсутствии денежного выражения большинства природных активов предлагаются натуральные единицы измерения в качестве первого шага. В перспективе будут предприняты шаги по стоимостной оценке наиболее важных запасов природных ресурсов.

Индикаторы природных активов объединены в три группы:

  • • наличие и качество возобновляемых природных ресурсов (вода, лес, рыба);
  • • наличие и доступность невозобновляемых природных ресурсов (минеральные ресурсы, включая энергетические ресурсы);
  • • биоразнообразие и экосистемы, включая места обитания и продуктивность земли и почв.

Первое место среди индикаторов «зеленого» роста занимают показатели природоемкости. Необходимость декаплинга является условием «зеленого» роста, «зеленой» экономики и устойчивого развития. Дека- плинг позволяет рассогласовывать темпы роста благосостояния людей, с одной стороны, и потребления ресурсов и экологического воздействия — с другой. Темпы роста достижения социального и экономического прогресса базируются на относительно более низких темпах ресурсопотребления и уменьшении деградации окружающей среды. Другими словами, эффект декаплинга означает использование меньшего количества ресурсов на единицу экономического результата и сокращение экологического воздействия любых ресурсов, используемых в экономике. Происходит так называемая дематериализация роста благосостояния, экономического роста. Следует отметить, что созданный при ООН «Зеленый» климатический фонд (Green Climate Fund) встраивается в глобальную стратегию декаплинга в отношении парниковых газов.

Различают относительный и абсолютный декаплинг. Первый вид декаплинга предполагает более низкие темпы роста потребления ресурсов и экологического воздействия по сравнению с ростом экономических показателей. Это наиболее распространенный случай для экономик различных стран. Главной целью является абсолютный де- каплинг, который предполагает абсолютное снижение потребления ресурсов и экологического воздействия при росте темпов экономики.

Большинство развитых стран мира включают процесс декаплинга в стратегии развития. Эффективная с точки зрения потребления ресурсов Европа является одной из главных целей Стратегии ЕС. Тенденции производительности ресурсов постоянно оцениваются и анализируются. Остро стоит вопрос, насколько эффективно экономика использует ресурсы для производства товаров и услуг. Экологическая и сырьевая производительность ресурсов, рассчитанная как ВВП на единицу внутреннего потребления ресурсов, возрастала в странах ЕС за период 1990-2010 гг. Однако улучшающаяся экологическая производительность не обязательно сопровождается абсолютным снижением давления на окружающую среду или устойчивым использованием природных активов. Использование ресурсов в абсолютной величине увеличилось. Это свидетельствует о том, что достигается относительный, а не абсолютный эффект декаплинга. Лишь в последние годы наметилась тенденция абсолютного снижения выбросов парниковых газов и потребления неэнергетических материалов (рис. 1).

Производительность ресурсов в странах ЕС-27 (1990 = 100) Источник

Рис. 1. Производительность ресурсов в странах ЕС-27 (1990 = 100) Источник: Курс на зеленый рост. Резюме для лиц, принимающих решения.

ОЭСР, 2011.

Анализ индикатора «Производительность ресурсов» по странам ЕС выявляет значительную неоднородность стран. Индикатор гораздо ниже в новых странах — членах ЕС по сравнению с 15 старыми странами — членами ЕС. Различия в производительности ресурсов зависят от целого ряда факторов, в том числе от структуры экономики (доля базовых отраслей и высокотехнологичных отраслей), от удельного веса сектора услуг, размера и особенностей потребления, масштабов строительства, энергетических источников.

Три группы стран, достигшие абсолютного эффекта декаплинга, частичного относительного эффекта декаплинга и отсутствия декаплинга, графически представлены в виде трех областей на рис. 2. В нижнюю область включены страны, имеющие положительные темпы роста ВВП при нулевом или отрицательном темпе роста потребления ресурсов. В центральной области находятся страны, имеющие положительные темпы роста ВВП и незначительные умеренные темпы роста потребления ресурсов. В верхней области находятся страны, в которых темпы роста потребления ресурсов превышают темпы роста ВВП.

Внутреннее потребление материалов и ВВП по странам ЕС (среднегодовые темпы роста за период 2000-2007 гг.)

Рис. 2. Внутреннее потребление материалов и ВВП по странам ЕС (среднегодовые темпы роста за период 2000-2007 гг.)

Источник: Sustainable development in the European Union. 2011 monitoring report of the EU sustainable development strategy.

В нижнюю область входят следующие страны: Германия, Дания, Великобритания, Италия, Россия и др. В среднюю область входят: Франция, Бельгия, Польша, Финляндия и др. В верхнюю зону входят: Португалия, Кипр, Швейцария, Румыния, Латвия и др.

В России тренды показателей природоемкости и интенсивности загрязнений (удельных загрязнений) за 1998-2010 гг. можно считать положительными. Стабилизация, или уменьшение объемов использования природных ресурсов и загрязнений, при значительном росте ВВП в 2000-е гг. привела к существенному снижению этих показателей, т.е. был достигнут эффект декаплинга. Сокращение водоемкости при одновременном снижении забора свежей воды позволяет говорить об абсолютном декаплинге. Аналогично сокращение интенсивности загрязнения водных ресурсов сопровождается уменьшением сбросов загрязняющих веществ в водные объекты. В отношении загрязнения атмосферы можно говорить об относительном декаплинге. Снижение энергоемкости производства происходит при увеличении производства топливно-энергетических ресурсов (табл. 1).

Таблица /

Индикаторы природоемкости в России

Группа

Индикатор

Период

Тренд

Экологическая и ресурсная продуктивность экономики

Водоем кость

1990-2010 гг.

Абсолютный

декаплинг

Интенсивность загрязнения водных ресурсов

1997-2010 гг.

Абсолютный

декаплинг

Интенсивность загрязнения атмосферы

2000-2010 гг.

Относительный

декаплинг

Энергоемкость

1998-2008 гг.

Относительный

декаплинг

Источник: составлено автором.

Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) основное внимание уделяет индикаторам «зеленой» экономики. Новейшая публикация ЮНЕП стала следующим шагом по разработке индикаторов. Доклад «Продвижение к совместному пониманию индикаторов зеленого роста» (Moving towards a Common Approach on Green Growth Indicators. Green Growth Knowledge Platform Scoping Paper. UNEP, 2013) предлагает для обсуждения следующие пять тем:

  • • запасы природных ресурсов, включая минеральные ресурсы, водные, водно-биологические, земельные, биоразнообразие;
  • • экологическая и ресурсная продуктивность;
  • • экологическое качество жизни и безопасность;
  • • политика «зеленой» экономики;
  • • социально-экономические условия.

Продвижение к «зеленой» экономике требует значительных изменений в государственной политике, поведении частных компаний, моделях потребительского поведения. Существенную роль также должны сыграть модернизация и инновации в экономике, ресурсосберегающие технологии.

Литература

  • 1. Бобылев С.Н., Зубаревич Н.В., Соловьева С.В., Власов Ю.С. Устойчивое развитие: методология и методики измерения: Учеб, пособие / Под ред. С.Н. Бобылева. — М.: Экономика, 2011.
  • 2. Бобылев С.Н., Минаков В.С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Экологоэкономический индекс регионов РФ / Под ред. А.Я. Резниченко, Е.А. Шварц, А.И. Постнова. — М.: WWF России, РИА Новости, 2012.
  • 3. Устойчивое развитие: вызовы Рио. Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации за 2013 г. / Под обшей ред. С.Н. Бобылева. — М.: Программа развития ООН в России, 2013.
  • 4. Курс на зеленый рост. Резюме для лиц, принимающих решения. — ОЭСР, 2011.
  • 5. Ситкина К.С. Экосистемные услуги и индикаторы устойчивого развития // Формирование и реализация экологической политики на региональном уровне: Материалы VI Всероссийской с международным участием научно-практической конференции. 24—24 октября 2013 г. / Под науч. ред. Г.А. Фоменко. — Ярославль: Изд-во Академии Пастухова, 2013. - С. 192-194.
  • 6. Соловьева С.В. Индикативное планирование в природопользовании // Формирование и реализация экологической политики на региональном уровне: Материалы VI Всероссийской с международным участием научно-практической конференции 24—25 октября 2013 г./ Под науч. ред Г.А. Фоменко. — Ярославль: Изд-во Академии Пастухова, 2013.-С. 187-192.
  • 7. Moving towards a Common Approach on Green Growth Indicators. Green Growth Knowledge Platform Scoping Paper. UNEP, 2013.
  • 8. OECD (2011), Towards Green Growth: Monitoring Progress: OECD Indicators, OECD Publishing.
  • 9. Sustainable development in the European Union. 2011 monitoring report of the EU sustainable development strategy.

Крюков М.М.,

к.э.н., доцент кафедры экономики природопользования экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >