Зависимость субъективной стороны преступлений от объективной стороны.

Из марксистского пожимания детерминизма и свободы воли вытекает, что существует и обратная зависимость: субъективная сторона преступления в известной мере определяется объективной стороной.

Само формирование субъективной стороны преступления, ,в особенности целей и мотивов преступника, происходит на базе и в результате воздействия объективных обстоятельств. Однако эти обстоятельства еще не представляют собою объективную сторону преступления; пака существует только возможность будущей объективной стороны и субъект приспосабливает к ней свои планы и образ действий. В данном случае, по выражению С. Л. Рубинштейна, «действительность еще не реализованная детерминирует действия, посредством которых она реал из у е тс я»1.

В дальнейшем, в процессе совершения преступления, складывающаяся объективная сторона преступления оказывает на субъективную сторону существенное влияние по типу «обратной связи».

Это влияние является неотъемлемой частью «исполнительской регуляции» действия. Как известно, совершение действия связано с непрерывным восприятием действительности и корректированием на этой основе своего поведения[1] [2]. «Действие не сводимо к своей исполнительской части, в него обязательно входит также чувствительная, познавательная часть, афферентация с периферии, извне, анализ :и синтез поступающих оттуда чувственных сигналов, посредством которых действия регулируются»[3].

В результате и под влиянием осуществления ряда действий, входящих в объективную сторону преступления, первоначальный замысел преступника может измениться (в лучшую или худшую сторону)—он может добровольно отказаться от совершения преступления или, наоборот, совершить еще бошее тяжкое деяние.

19

Связь субъективной сгоро.ны с объективной стороной преступления наглядно выступает при решении вопроса о содержании умысла или неосторожности лица, совер- -шившего преступление.

Согласно ст. ст. 8 и 9 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных реопубл,И1К виновное лицо сознает (может сознавать) общественно опасный характер своего поведения и предвидит (может предвидеть) его общественно опасные последствия. Следовательно, объективная сторона содеянного служит фактической основой для предвидения как элемента умысла и для возможности предвидения как элемента неосторожности (|преступной небрежности); объективная сторона (наряду с объектам) составляет предметное сод е ржа н и е субъективной стороны преступления[4]. Субъект предвидит или должен был (и мог) предвидеть именно то, что затем осуществится объективной стороной его поведения. В этом смысле можно сказать, что субъективная сторона преступления является отражением объективной стороны.

Бели нет объективной стороны преступления, то не может существовать и субъективной стороны. Поэтому в некоторых случаях вина субъекта отсутствует не потому, что он не мог предвидеть известных последствий, а просто потому, что не было фактической основы для этого предвидения, отсутствовал какой-либо элемент объективной стороны: действие, последствие или причинная связь между ними.

Например, водитель Г., следуя на грузовой автомашине по шоосе, увидел идущую ему навстречу лошадь, запряженную в двухколесную повозку. Чтобы избежать столкновения с повозкой, Г. принял ряд необходимых мер (взял правее, дал предупредительный сигнал и убавил скорость движения). Однако на расстоянии 4 м от машины лошадь испугалась, резко повернула в сторону и возчик Тихонов, выпавший из повозки, попал под колеса машины. Верховный Суд СССР, указав, что «анализа субъективной стороны дела ни народный суд, ни городской суд не произвели» и что «в данном случае иткакой вины за Г. не было», прекратил дело’. Однако (правильнее было бы оказать, что здесь отсутствовала сама объективная основа для постановки вопроса о кине Г., так как .им не было совершено никакого общественно опасного и противоправного поступка (действия или бездействия).

Из этих положений вытекает юридическое значение зависимости субъективной стороны преступления от объективной. Если объективная сторона дает предметное содержание субъективной стороне, то следовательно, лицо может нести ответственность только за те свои намерения и желания, которые реально осуществились в преступном поведении[5] [6]. Таким образом, объективная сторона, в свою очередь, ограничивает уголовную ответственность определенными рамками: фактически совершенными общественно опасными действиями и их последствиями[7].

Указанное решение вопроса, присущее социалистическому уголовному праву, носит демократический и гуманный характер. Оно принципиально противоположно реакционным буржуазным теориям и практике буржуазной юстиции, в частности «финальной теории» Вельцеля, согласно которой в основании ответственности лежит содержание «преступной воли», хотя бы и не осуществившейся в конкретных общественно опасных поступках[8].

По советскому уголовному праву ни субъективная, ни объективная стороны преступления, взятые порознь,

?Не могут обосновать уголовную ответственность. Только взаимное сочетание и совпадение по объему предметного содержания (но не смешение) этих сторон наряду с другими элементами преступления дают такие основания.

Советское уголовное право не переоценивает значения ни объективной, ни субъективной сторон преступления. И то, и другое повело бы к нарушениям социалистической законности. Известно, что переоценка объективной стороны в ущерб субъективным признакам приводит к так называемому объективному вменению; наоборот, переоценка субъективной стороны преступления означает возложение ответственности не за общественно опасные действия, а за «опасные мысли», «голый умысел» или «опасное состояние». И то, и другое ведет к усилению репрессии и извращает задачи подлинной борьбы с преступностью. Подобные тенденции, нетерпимые в условиях социалистического общества, подвергаются решительному разоблачению советскими криминалистами.

  • [1] С. Л. Рубинштейн, Бытие и еознание, стр. 284.
  • [2] См. И. М. Сеченов, Физиология нервных центров, М,1952, стр. 27.
  • [3] С. Л. Рубинштейн, Бытие и сознание, стр. 246. 2*
  • [4] См. И. Лекшас, Вина как субъективная сторона преступного деяния, стр. 48; Т. Л. Сергеева, вопросы виновностии вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам,стр. 51—54.
  • [5] См. «Судебная практика Верховного Суда СССР, 1947»,вып. VIII (XII), М., 1947, стр. 22.
  • [6] Или для осуществления которых были совершены конкретныеобщественно опасные действия (приготовление, покушение).
  • [7] Это важное теоретическое положение в последние годы находит все более широкое распространение в законодательстве исудебной практике. В утвержденном 7 мая I960 г. дополнении кет. 1 Закона об уголовной ответственности за государственныепреступления прямо говорится: «Не подлежит уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкойдля проведения враждебной деятельности против СССР, если он воисполнение полученного преступного задания никаких действий несовершил и добровольно заявил органам власти о своей связи синостранной разведкой» («Правда» 8 мая 1960 г.). Нет необходимости пояснять важное политическое значение этого законодательного акта.
  • [8] См. Welzol, Das deutsche Strafrccht, Berlin, 1947, S. 89u. s. w.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >