Теория политической модернизации

Природа политических изменений: подходы в науке

Идея обусловленности политического развития и возможности его измерения высказывалась давно. Еще Аристотель отмечал зависимость политической сферы от социальных факторов, например, социального неравенства, определяющих ее содержание. Традиция обусловленности политики внешними по отношению к ней факторами (экономическими, социальными, культурными и т.д.) долгое время доминировала в политической науке. Детерминистские теории, подобные марксизму, заметно упростили сложный характер взаимосвязи и взаимовлияния различных систем общества друг на друга и свели уровень его зрелости к развитию материального производства (базиса), определяющего зрелость всех остальных элементов системы.

Конечно, экономика влияет на политическую и иные сферы общества, хотя степень ее воздействия на различных этапах исторического развития неодинакова. Вероятно, в примитивных и неразвитых обществах, занятых физическим выживанием, зависимость политической, социальной и культурной сфер от экономики абсолютна. Однако по мере возрастания многообразия деятельности людей, дифференциации их социальных интересов, роста материального благосостояния вследствие разделения общественного труда степень самостоятельности политики, социальной сферы, культуры заметно возрастает. Прогресс общества уже не сводится к экономической зрелости, а определяется и политическим, социальным и культурным развитием.

Помимо детерминистского подхода, в рамках которого политика рассматривается как следствие экономического развития, существовала иная традиция анализа природы политических изменений. Ее сформулировал еще Н. Макиавелли, обосновавший идею самостоятельности политики и ее первенства по отношению к иным сферам общественной жизни. Эту идею развивали последователи макиавеллистской традиции — представители итальянской школы политической социологии В. Парето, Г. Моска и Р. Михельс. В частности, они утверждали, что политическое развитие обусловливает прогресс общества, но само определяется качеством политической элиты, которая осуществляет властные функции и принимает важнейшие политические решения. Очевидно, что такое усиленное акцентирование примата политики приводит к другой крайности, согласно которой все общественное развитие зависит от политики.

Однако в конце 50-х гг. XX в. в рамках сравнительной политологии были предприняты попытки определить критерии политического прогресса, что привело к формированию самостоятельного направления анализа политики — теории политической модернизации. Сторонники данной теории рассматривают конкретно-исторический процесс трансформации традиционных политических систем в современные и выявляют внутренние механизмы политических изменений во всех обществах, осуществляющих модернизацию. В теории модернизации существуют различные школы, акцентирующие внимание на тех или иных факторах и критериях политического развития. Особый вклад в теорию политической модернизации внесли работы Г. Алмонда и Д. Пауэлла «Сравнительная политология. Подход с позиций «концепции развития» (1966), Д. Эп- тера «Политика модернизации» (1965), Л. Пая «Аспекты политического развития. Аналитическое исследование» (1966), С. Эйзен- штадта «Модернизация: протест и изменение» (1966), С. Хантингтона «Политический порядок в меняющихся обществах» (1968) и др.

Согласно концепции указанных политологов, политическая модернизация представляет собой процесс изменения системных качеств политической жизни и функций институтов политической системы при переходе от традиционного общества к современному. При этом понятия «традиционное общество» и «современное общество» отражают разный уровень цивилизационной зрелости социальных систем, наличие разных механизмов социальной регуляции и адаптации, а также технологий социальных изменений. И, наконец, они фиксируют различные место и роль индивида в разных социальных системах и возможности его самореализации.

Как показывает исторический опыт, развитие общества идет от простых структур к сложным. Развитие производства как отражение постоянного роста потребностей людей шло по пути умножения и усложнения форм разделения труда. Процессы дифференциации и интеграции в сфере труда стимулировали появление новых групп интересов, рост разнообразия социальных отношений, образов жизни. Закон возрастающего разнообразия деятельности людей, усложнения социальных отношений и социальной структуры общества обусловил высокую адаптивность последнего к изменяющимся условиям своего функционирования. Следовательно, политическая модернизация означает переход общества от политически простых к более сложным формам организации политической жизни.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >