Политическая структура мира XXI в.

Факторы новой конфигурации мирового порядка XXI в.

На рубеже XX и XXI вв. складывается новая геополитическая, экономическая и цивилизационная ситуация, обусловленная влиянием целого ряда факторов.

Во-первых, это формирование системы однополярного мирового порядка, связанного с ростом могущества США — единственной сверхдержавы. Глобальное перераспределение политических сил в мире стало следствием крушения коммунизма и СССР. Гегемония США опасна имперским всевластием, жесткой гегемонией, склонностью к силовому диктату и доминированию абсолютного меньшинства над абсолютным большинством, которое ощущает безальтернативность будущего.

Односторонние действия США и их союзников в Ираке и Югославии могут ускорить формирование невоенного треугольника Индия — Китай — Россия и даже «стратегического треугольника». Китай, Россия, Британия и Франция чувствуют неспособность выйти на глобальный уровень доминирования. Переход к многополярному миру за счет подъема ЕС и Китая может оказаться долгим.

Американской гегемонии объективно могут препятствовать три обстоятельства: 1) возможный отказ американского народа платить высокую цену за имперское всесилие; 2) отсутствие гарантированной солидарности союзников; 3) организованное противостояние потенциальных жертв.

Во-вторых, слияние национальных экономик в единую, общемировую. Глобализация рынка, растущая взаимозависимость на основе коммуникационного сближения, планетарной научной революции, межнациональных социальных движений, новых видов транспорта, телекоммуникационных технологий, интернациональной системы образования создают новые возможности политического влияния и доминирования.

Центром усилий в XXI в. станет образование, развитие инфраструктуры, занятие конкурентноспособных позиций на мировом рынке информатики, микроэлектроники, биотехнологии, телекоммуникаций, космической техники, компьютеров. Предполагается, что глобализация будет наиболее активной в 2000—2026 гг., она завершит общемировую консолидацию до уровня мировой федерализации, которая захватит и XXII в.

Однако глобализация мирового информационного пространства и мирового рынка, основанная на экономическом доминировании экономически развитых стран, не устраивает большинство мирового населения. При этом основанное на глобализации мировой экономики экономическое всевластие стран-лидеров не так-то просто проявить в политико-военной сфере.

В-третьих, диффузия, размывание государственного суверенитета государств-наций, который подорван растущим влиянием транснациональных корпораций, неправительственных организаций, сепаратизмом регионов, международной преступностью, привела к ситуации хаоса, неуправляемости международных отношений. Это обстоятельство и стало установлением однополярного мирового порядка во главе с США, где быстрее решаются возникающие конфликты, а сама система международных отношений становится более предсказуемой и управляемой.

Совершенно очевидно, что современные тенденции подрывают государство и систему государств. Воинственное групповое самоутверждение способно погрузить мир в хаос, невиданный прежде. Хаосу будет содействовать подрыв авторитета международных организаций, распространение оружия массового поражения и поток обычных вооружений, расширение военных блоков, интенсификация международного терроризма и организованной преступности, самоопределение меньшинств, экономическое неравенство, неуправляемый рост населения, феноменальные технологические перемены, религиозный фундаментализм, национализм и расизм, ухудшение экономического положения на фоне миграционных процессов, крах жизненно важных экологических систем, истощение природных ресурсов, приоритет местного самоуправления, религиозное самоутверждение, этническая нетерпимость. При этом криминальные структуры могут заместить сугубо национальногосударственные структуры.

Существующие институты могут в XXI в. не выдержать революционных перемен. Разрушительному хаосу в международных делах противостоят три силы: суверенные государства, военно-политические блоки, международные организации (прежде всего ООН). Несомненно, что тенденции развития современных международных отношений требуют установления правил, запрещающих передачу высоких технологий в сомнительные руки. ООН должна стать гибкой, быстродействующей и эффективной международной организацией.

Исторической предопределенности хаоса не существует. Несмотря на большое количество конфликтов в XX в., мир не погрузился в безусловное отрицание всех правил. Трудно анализировать возможные пути исходя лишь из мировой непредсказуемости, враждебности. Существуют иные, более оптимистические глобальные тенденции.

В-четвертых, крах прежней системы мировосприятия, которая рассматривала международные отношения в терминах «холодной войны», потребовал поиска новых смыслов, новой идентичности. Очевидно, что холодная война была конфликтом социализма и неоклассического капитализма. Крах коммунизма и окончание холодной войны с неумолимой остротой поставили вопрос о фундаментальных ценностях и смыслах человеческой цивилизации. Вырвавшиеся демоны собственного исторического опыта, религиозных воззрений, ментальных кодов, языков, воспоминаний об униженной гордости остановили благодушие глобалистов. Учитывая наличие у каждой цивилизации собственного морально-психологического основания и собственных экономических, политических и военных требований, ожидать мира и спокойствия представляется вершиной стратегической наивности.

Вперед выходит призрак предсказанного Сэмюэлем Хантингтоном столкновения цивилизаций: «Культурные разделительные линии цивилизаций станут фронтовыми линиями будущего». Война за югославское наследство показала, что может произойти в случае ускоренной и одобряемой извне перемены идентичности. Нечто гораздо более значительное может произойти в случае утверждения цивилизационной идентичности огромного Китая, ядерной Индии и миллиардного мусульманского мира.

Однако цивилизационные различия действительно могут доминировать, но потом начинают терять влияние. Они часто сталкиваются друг с другом, но более важно то, что они взаимодействуют и сосуществуют между собой.

В-пятых, нарастающий разрыв между «Севером» и «Югом», материальная зависимость громадного большинства от трех центров экономического развития: Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии. Глобальная конкуренция подстегивает экономическое соревнование, в котром Запад не отдаст своих привилегированных позиций. Острота этого противостояния будет приходиться на 2015—2020 гг. Следствием нарастающего разрыва богатых и бедных стран станет неизбежная миграция бедного населения в Америку, Австралию. В условиях истощения природных ресурсов развитые страны постараются овладеть контролем над стратегически важным сырьем, что неизбежно приведет к обострению, противоречию между богатыми и бедными странами. Распространение ядер- ного оружия делает ситуацию практически не контролируемой. В этой связи возниникает опасность экономической холодной войны между индустриально развитыми странами во главе с США и развивающимися странами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >