Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow Профессиональная речь юриста

Разговорные структуры в речи юриста

Во всех случаях, кроме беседы нотариуса с клиентом, речь юриста, как правило, подготовлена: продумана как по содержанию, так и по композиции. Монологическая речь прокурора и адвоката в судебных прениях нередко имеет письменный текст или хотя бы тезисы. Адвокат, готовясь к беседе с клиентом, составляет перечень вопросов, которые ему необходимо выяснить.

Важным средством получения информации о разбираемом деле, об устанавливаемых фактах является допрос — допрос подозреваемого (или обвиняемого), свидетеля, потерпевшего, очная ставка. Основная задача следователя при подготовке к допросу — определить, кого и по каким вопросам следует допросить, и заранее предусмотреть вопросы, которые будут заданы. Форма вопросов, обращения к участникам следственных действий определяется допрашивающим с учетом тактических соображений и задачи обеспечить точность.

Действия следователя, предшествующие получению показаний, — удостоверение в личности допрашиваемого, разъяснение ему его прав и обязанностей устанавливают коммуникативный контакт [42, с. 19], который обозначает деловое межличностное взаимодействие в целях обмена информацией; основан он на осознании необходимости информационного общения и направлен на создание условий для получения определенной информации. Сохраняя лидерство в общении, следователь не подавляет, а развивает психическую деятельность допрашиваемого.

В процессе допроса поведение следователя постоянно корректируется в зависимости от психического состояния допрашиваемого. Нередко от того, насколько точно допрашиваемый понимает речь следователя, зависит содержание его показаний. Поэтому многие следователи «в процессе допросов и очных ставок ориентируются на разговорный стиль», — отмечал Е. Е. Подголин.

Стремясь сделать свою речь доступной, легко понимаемой, как бы желая подстроиться под стиль допрашиваемого, следователь сознательно употребляет разговорную лексику: Вы никогда не замечали, что кто-то следит за вашей квартирой? Ничего такого не примечали? Или: Значит, ссора у вас началась после того, как он отказался подсобить вам в строительстве дачи? Сначала посулил, а потом отказался? Или: Л тому глазастому, как вы его называете, Гвоздикова тоже приглянулась ? Из-за того и ссориться стали?

Исследователи, анализировавшие речь судьи во время судебного следствия, также обратили внимание на эту особенность: «Следует отметить, что вопросы, как правило, сначала заданы стилем протокола, ориентированы на него для облегчения записи секретарем, а затем переводятся в разговорную тональность» [141, с. 65].

Немало в речи следователя неполных предложений, что порождается контактностью, общей ситуацией: Долго вы жили с

Гавриловой? Как она как человек? Расскажите поподробнее. Или: С какой целью вы посещали квартиру Каликмана? Зачем ходили? Сколько раз? Или:

Вопрос: Кого вы лично сами убили?

Ответ: Двух погонщиков скота.

Вопрос: И Ковалева?

Ответ: Да, и Ковалева, но его убивал вместе с «Нечаем».

Вопрос: Еще кого?

Ответ: Писателя Галана [128, с. 233—234].

Черты разговорной речи отмечаются и в монологической речи прокурора и адвоката в судебных прениях, и во время чтения публичных лекций.

Судебная речь или лекция может быть подготовлена в плане содержания и композиции, но с точки зрения выбора языковых средств она является спонтанной. Отсутствие момента обдумывания во время произнесения речи ведет к тому, что в ней появляются конструкции, общие с разговорной речью. Так, оратор, начав оформление высказывания, в процессе речи не может осознать всех подчинительных связей и ищет новую форму выражения мысли, упуская при этом из-под контроля уже произнесенную часть фразы. В результате наступают перебивы, смещение синтаксической перспективы высказывания.

Смещение перспективы высказывания может проявляться в отказе от продолжения начатой конструкции (Человек / впервые совершил преступление / и / так сказать является / только-только создал молодую семью), в изменении порядка слов, когда синтаксически связанные между собой слова отрываются друг от друга: Прошу взыскать / вас с Ивановой / в пользу Семиной / 7950 рублей //. Или: Десять килограмм / потерпевшей сала / вернули //. Такие отклонения от обычного порядка слов корректируются интонационными средствами, местом логического ударения, паузами.

Широко распространены в речи выступающих на суде юристов конструкции, в которых определение стоит после определяемого слова: ...почувствовал боль в боку правом. Или: Только вот такой подход справедливый / позволит найти правильное решение.

Спонтанность, как уже было сказано, порождает паузы обдумывания, в которых появляются различные заполнители: Хотелось бы / буквально в нескольких словах/ высказать соображения / относительно тех причин / которые сегодня / при / э-э / привели моего подзащитного / Валерия Коваленко / на скамью подсудимых // Ну / безусловно / что первой причиной / является собственное поведение //.

Спонтанность ведет и к появлению в речи оратора типизированных предикативных конструкций, характерных для разговорной речи. Прежде всего это конструкции с именительным темы, в которых подлежащее, выраженное именем существительным, дублируется местоимением: Эпизод с Кондаковой он также подтвержден. Или: Федоров обучаясь в школе / он активно занимается спортом. Неотчетливость границ высказывания вызывает появление конструкций наложения, основанных на расщеплении синтаксических связей слова, занимающего срединное положение в высказывании: Вы вынесете обвинительный приговор Мальцеву несомненен. Или: Потом бросил совсем работать не стал; а также порождает вопросительные конструкции с дополнительной фразовой границей: А коллектив / где / находился //. Или: И это было сказано / кому / уважаемый суд //.

Стремление разговорной речи словесно оформить в первую очередь наиболее важное сообщение и затем добавлять элементы пояснительного характера отчетливо проявляется в конструкциях добавления: Он характеризуется положительно Шварев. Или: По карманам у него никто /у Соленкова не лазил //.

Примерно такие же результаты получены Н. В. Шевченко при исследовании языковых средств судебной речи1.

Однако не следует путать языковые явления, порождаемые устностью судебной речи, с погрешностями, которые появляются в результате незнания определенных норм литературного языка или в результате небрежного отношения к выбору слов, к построению высказываний.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы