Запреты в системе военной службы.

Справедливо утверждается, что преступления, совершаемые военнослужащими, всегда вызывали озабоченность власти, волновали руководство армии и страны, поскольку состояние воинской дисциплины среди военнослужащих и потеря управления армией могут привести к потери власти[1]. Особую опасность в системе военной службы представляет коррупция, и эта проблема вызывает пристальное внимание Главной военной прокуратуры Российской Федерации. В частности, главный военный прокурор С. Фридинский констатирует, что уровень коррупции в армии, несмотря на предпринимаемые меры, не снижается. Наиболее коррупционными в армии являются участки, где крутятся «живые деньги». Это закупка вооружения, продовольствия, выплата денежного довольствия, выдача жилищных сертификатов и др.[2] По данному поводу еще в начале XX в. П. Берлин писал: «...взяточничество и казнокрадство на Руси не нынешними интендантами началось и, увы, не ими оно кончится»[3].

Эти обстоятельства вызывают объективную необходимость разработки и реализации современных административно-правовых средств противодействия коррупции в системе военной службы, которые должны исходить из того, что военная служба сопряжена со многими тяготами и лишениями, обусловленными режимом данного вида государственной службы. Как отмечал один из классиков советского военно-административного права Н.А. Виноградов, воинская служба как особый вид государственной службы, которой присущи все свойства последней, обеспечивает оборону советского государства от нападения извне, его государственные интересы и охраняет мирный и созидательный труд советских граждан[4].

Ф.А. Хоменок указывает, что «военная служба — это особый вид государственной службы, выражающийся в юридически оформленных специфических отношениях между государством и гражданином, в осуществлении гражданами обязанностей и прав в соответствии с предоставленной им в составе Вооруженных Сил ролью в целях обеспечения вооруженной защиты государства»[5].

Федеральный закон от 28 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе»[6] закрепляет, что военная служба — особый вид федеральной государственной службы (ст. 2). Федеральный закон от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы Российской Федерации»[7] определяет, что военная служба — это вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства (ст. 6).

Специфика военной службы, а также административно-правовое положение военнослужащих вызывают необходимость закрепления в Федеральном законе от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих»[8] ряда запретов антикоррупционного характера. Так, военнослужащие не вправе: заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением педагогической, научной и иной творческой деятельности, если она не препятствует исполнению обязанностей военной службы; заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в управлении коммерческими организациями, за исключением случаев, когда непосредственное участие в управлении указанными организациями входит в должностные обязанности военнослужащего, а также оказывать содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении предпринимательской деятельности, используя свое служебное положение; использовать в целях, не связанных с исполнением обязанностей военной службы, финансовые средства и имущество воинской части, а также другое государственное имущество, за исключением случаев использования указанного имущества за установленную плату в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; получать гонорары за публикации и выступления, связанные с исполнением обязанностей военной службы; получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением обязанностей военной службы, за исключением ценных подарков (в том числе именных) и денежных сумм, которыми военнослужащие награждаются в порядке поощрения в соответствии с общевоинскими уставами; принимать без разрешения Президента РФ награды иностранных государств, международных и иностранных организаций; выезжать в служебные командировки за границу за счет физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации или на взаимной основе по договоренности органов государственной власти с соответствующими органами государственной власти иностранных государств либо международными организациями; использовать служебное положение в интересах политических партий и общественных, в том числе религиозных, объединений, а также для пропаганды отношения к ним (ст. 10 п. 7).

Закрепленные законом запреты для военнослужащих в целом сходны с запретами, которые имеют место в системе гражданской и правоохранительной службы. И в целом они, по нашему мнению, правильны, тем не менее необходимо отметить, что отношение к упомянутым запретам далеко не однозначно.

Еще в 1913 г. А.М. Добровольский писал: «...ограничения не должны резко нарушать частных интересов служащих и создавать новые тягости для лиц, отбывающих воинскую повинность»[9]. А.В. Кудашкин отмечает, что «...ограничение экономических прав направлено на то, чтобы военнослужащий не мог заниматься определенной деятельностью, а с другой — данное ограничение препятствует военнослужащему пользоваться некоторыми имущественными правами с использованием военной службы... Ограничения военнослужащих в экономической сфере вытекают из сущности военной службы как службы государственной. Лицо, состоящее на государственной службе, должно посвящать исполнению служебных обязанностей как можно большее количество своих сил и энергии.

В свою очередь, служба должна обеспечивать военнослужащему средства к существованию, а побочное занятие не должно являться для него источником удовлетворения его насущных потребностей»[10].

Законодательство Российской империи содержало ряд запретов для военнослужащих в сфере экономической деятельности: в отношении осуществления личного производства, торговли и управления промышленными предприятиями; в отношении участия в различных торговых и промышленных товариществах[11].

Интересно, что запреты для военнослужащих Соединенных Штатов Америки преимущественно касаются офицеров. Однако, несмотря на существующие запреты, вне данных запретов военнослужащий может заниматься предпринимательской деятельностью, но такая деятельность не поощряется руководством. По имеющимся статистическим данным, содержащимся в научной литературе, 10% военнослужащих США в свободное от военной службы время подрабатывают[11]. Следует также отметить, что рядовой и младший начальствующий состав (сержантский) вооруженных сил США может работать во внеслужебное время, если это не мешает основной службе[11].

Военнослужащие Германии, Франции, Норвегии, Израиля с разрешения командования могут подрабатывать в коммерческих организациях, если это не мешает военной службе, не подрывает ее авторитета, а также не вызывает ситуаций конкуренции интересов государства и военнослужащего.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодательство ряда зарубежных государств достаточно либерально и в то же время жестко подходит к вопросам совместительства на военной службе. Прежде всего военнослужащий должен обеспечивать интересы государства в сфере военной безопасности. Государство, в свою очередь, обеспечивает достойное материальное содержание лицам, состоящим на военной службе, а также позволяет военнослужащим подрабатывать в свободное от службы время, если они не нарушают при этом режима военной службы. Российское законодательство применительно к изложенным выше аспектам не вполне соответствует европейским стандартам. На тот факт, что законодательство о правовом статусе военнослужащих чрезмерно ограничивает право военнослужащих на осуществление хозяйственной деятельности, было обращено внимание еще в начале XX в.

Так, например, А.М. Добровольский в целом ряде своих научных работ отстаивал точку зрения относительно гибкого ограничения экономической свободы военнослужащих. В частности, ученый достаточно либерально подошел к данному вопросу. Он отмечал, что занятие военнослужащим хозяйственной деятельностью (торговлей и промыслами) вполне возможно при выполнении ряда условий: занятие хозяйственной деятельностью не должно отвлекать военнослужащего от служебных обязанностей; хозяйственная деятельность не должна являться источником столкновений военнослужащих с лицами частными и властями (содержание питейных заведений, трактиров и т.п.); хозяйственная деятельность не должна являться источником злоупотреблений по службе; хозяйственная деятельность не должна быть несовместимой с достоинством воинского звания[14].

Идеи, высказанные в начале XX в., не потеряли своей актуальности и находят сегодня поддержку на страницах научной литературы. В частности, А.В. Кудашкин, на наш взгляд прав, говоря о том, что «...российским законодательством чрезмерно ограничено право военнослужащих на занятие побочной деятельностью. Законодатель пошел по более легкому пути, наложив запрет на побочную деятельность военнослужащих, вместо того как следовало бы создать систему правовых норм, ограничивающих военнослужащих в возможности использовать служебное положение для участия в деятельности, кроме военной службы, приносящей доходы, а также запрещающую такую деятельность в случае, если она мешает исполнению обязанностей военной службы»[15].

В этой связи, учитывая имеющийся зарубежный опыт, было бы вполне целесообразно позволить отдельным категориям военнослужащих подрабатывать в свободное от службы время, заниматься предпринимательской деятельностью, не связанной с военной службой. Такой подход позволит снизить уровень коррупции в системе военной службы, приостановит увольнение квалифицированных кадровых офицеров, будет способствовать укреплению дисциплины и законности. Безусловно, такой либеральный подход в вопросе совместительства на военной службе, конечно, потребует формирования дополнительной системы контроля за военнослужащими, возложения на них дополнительных обязанностей, а также введения новых мер юридической ответственности. Скажем, дисциплинарного штрафа, который будет возможно применить к военнослужащему, злоупотребляющему предоставленным правом, который не доложит начальству о конфликте интересов, а также если военнослужащий, занимаясь побочной деятельностью, будет подрывать или дискредитировать военную или государственную службу Российской Федерации.

В настоящее время, по нашему мнению, такой шаг необходим, поскольку военнослужащие, особенно среднего и старшего начальствующего состава, едва сводят концы с концами, не обеспечены жильем. Социальные проблемы военнослужащих разрешаются крайне неудовлетворительно. Поэтому было бы вполне оправданно пойти на вышеназванный эксперимент, хотя бы в масштабах одного военного округа или группы войск[16].

  • [1] См.: Волчок В.Г. Военная прокуратура в системе предупреждения преступностивоеннослужащих // Сборник научный трудов. Вып. 11. / Под ред. Т.Н. Радько.М.: Академия права и управления, 2007. С. 82.
  • [2] См.: В армии подсчитали коррупцию // Российская газета. 2007. 30 марта.
  • [3] Берлин П. Русское взяточничество, как социально-историческое явление //Русский мир. 1910. № 8. С. 44.
  • [4] См.: Виноградов Н.Л. Советское военно-административное право. М., Ч. 2.1951. С. 4.
  • [5] Хоменок Ф.А. Указ. раб. С. 102.
  • [6] См.: СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.
  • [7] См.: СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.
  • [8] См.: СЗ РФ. 1998. № 22. Ст. 2331.
  • [9] Добровольский А.М. Особенности правового положения военнослужащих в области публичного права. СПб., 1913. С. 43.
  • [10] Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации. М., 2003. С. 439.
  • [11] Там же.
  • [12] Там же.
  • [13] Там же.
  • [14] См.: Добровольский А.М. Правовое положение военнослужащих в области публичного права. СПб., 1913. С. 42.
  • [15] Кудашкин А.В. Указ. раб. С. 446.
  • [16] См.: Куракин А.В. Проблемы реализации административно-правовых средствпредупреждения и пресечения коррупции в системе Вооруженных сил Российской Федерации // Современное право. 2007. № 6. С. 54.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >