Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государства и права России

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВДЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ГРАЖДАНСКОГО И НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА

В силу неразвитости, бессистемности древнерусского права в нем трудно выделить не только отдельные отрасли, но даже дифференцировать нормы права частного от норм права публичного. Произведя такое выделение условно, пользуясь традиционным для дисциплины методом актуализации, необходимо коснуться особенностей вещного права периода существования Древнерусского государства. Первой такой особенностью является то обстоятельство, что закрепление вещных прав, и в первую очередь права собственности, весьма примитивно. Русская Правда не закрепляет ни порядок приобретения и отчуждения этого права (за исключением купли-продажи, а также завещания двора младшему сыну), ни объем полномочий собственника. Фактически о существовании такого права мы можем сделать вывод исходя в основном из норм, ограждавших собственность от прямого посягательства на нее (т.е. от кражи и нарушения границ). Это лишний раз подчеркивает отсутствие дифференциации права частного (диспозитивно регулирующего имущественные отношения, устанавливая права и обязанности собственника) и публичного (императивно каравшего за кражу как за преступление). Искусственно выделив движимую собственность, мы можем констатировать, что список объектов движимости до предела каузален. Понятие собственности как некой абстракции только зарождается. Правда упоминает «товар», «купу и отарицу», «добыток». Однако разнообразие терминов, редкое их употребление говорят о том, что абстрактное понятие собственности еще не сложилось.

Та же ситуация прослеживается и в отношении описания в Правде объектов, которые можно условно отнести к собственности недвижимой. Это, прежде всего, различные описания земельного владения, принадлежавшего феодалам, — вотчины. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в законе фиксируется лишь право владения землей, причем исключительно обрабатываемой. Условный характер феодальной земельной собственности, построенный на отрицании возможности отдельной личности бесконтрольно распоряжаться ею, отражен здесь в полной мере. Правда карает, прежде всего, за нарушение границ владения, не описывая подробно полномочия собственника. Штрафные санкции предусмотрены за нарушение полевой межи и межевого столба, а также бортных знаков и бортных межей (что свидетельствует о том, что и лесные угодья также являлись объектом феодальной собственности). Привилегированным объектом собственности является для Русской Правды двор и находящиеся на его территории клеть, хлев и гумно. Покушение на эти объекты каралось высшей мерой наказания, а закон в виде исключения определял пути их приобретения и порядок использования.

Известны Правде и обязательственные правоотношения, вытекающие из договоров. Источник определяет круг возможных субъектов, порядок оформления, а также способ обеспечения и ответственность за неисполнение таких договоров, как купля- продажа, заем, личный наем, хранение, подряд и пользование. Закон раннефеодального государства ограничивает правоспособность и дееспособность прежде всего несвободных, лично зависимых лиц — рабов, а также в какой-то степени закупов. Рабы являются для Правды не субъектом, а объектом купли-продажи. Ярким доказательством отсутствия правосубъектности в области гражданско-правовых правоотношений у холопа является тот факт, что за долги, сделанные рабом, отвечает его господин, а купленное холопом имущество принадлежит его хозяину. Рабу также запрещено было заключать договор имущественного найма. В то же время Устав Владимира Мономаха отражает эволюцию в регулировании правового положения раба. Она заключалась в постепенном расширении его правоспособности и дееспособности. Так, Устав позволял рабу заключать договоры купли-продажи и займа с разрешения господина, не признавая в этом случае право хозяина отдать холопа в качестве возмещения. В этом сказывается трансформация раннефеодальных отношений (предполагающих сохранение рабовладельческого уклада, основанного на внеэкономическом, насильственном принуждении) в более эффективные и прогрессивные собственно феодальные отношения, основанные на сочетании внеэкономического и экономического принуждения.

Оформление договоров заключалось в проведении символических действий в присутствии свидетелей. Письменное оформление было еще неизвестно Правде. Обращает на себя внимание тот факт, что закон четко устанавливает минимальное число свидетелей сделки. Так, при заключении договора купли-продажи требовались два свидетеля из свободных людей либо одно должностное лицо — сборщик торговых пошлин. Несколько свидетелей требовались и для заключения займа, а также для добровольного поступления в холопство. Однако закон предусматривал исключения. Так, для займа до трех гривен, займа для проведения торговых операций, а также при заключении договора хранения свидетели не требовались (заимодавец или хранитель могли дать присягу, которой суд должен был верить). В первом случае законодатель руководствовался, по-видимому, соображениями о незначительности ущерба, во втором — очевидным риском, которому подвергался заимодавец, в третьем — представлением о хранении как исключительно дружеской услуге (что характерно для общества, которое не знало еще развитых товарно- денежных отношений).

Способом обеспечения исполнения договора являлись не только имущество, но и личность должника. Русской Правде известен, в частности, заем с самозакладом — закупничество. Должник обеспечивал возврат процентов по долгу работой в хозяйстве заимодавца (в большинстве случаев таковым являлся, по-видимому, феодал). Поскольку возврат самого долга (купы) был для разорившегося свободного крестьянина проблематичным, то закупничество стало одной из форм эволюции раннефеодальных отношений, характеризующихся наличием значительного свободного населения, в собственно феодальные, заключавшиеся в личной зависимости большинства крестьян. В связи с этим промежуточное положение, которое занимал закуп между лично зависимым смердом и рабом, с одной стороны, и свободным людином, с другой, проявляется в некотором ограничении его правоспособности и дееспособности. Это ограничение, однако, не было полным. С одной стороны, закуп мог отлучаться с разрешения хозяина, мог жаловаться на него в суд в случае нарушения заимодавцем его прав. Хозяин не имел права наказывать закупа без вины, посягать на его личное имущество, отдавать его для работы другому лицу и продавать его. Все это рассматривалось как обида, т.е. преступление со стороны хозяина. Закуп, кроме того, самостоятельно отвечал за ущерб, причиненный имуществу хозяина по своей вине. Но, с другой стороны, хозяин мог наказывать виновного закупа телесно (что не допускалось в отношении свободного). В случае же кражи постороннего имущества за закупа отвечал его хозяин, который при этом поступал с ним как с рабом. Рабский статус ждал закупа и в случае побега от хозяина. Как видим, неисполнение договора влекло за собой не только имущественную, но и личную ответственность. Обращение в рабство ждало любого неисправного должника. Однако фактор вины при неисполнении договора уже начинает учитываться законодателем. В случае потери торгового займа в результате неизбежных в те времена опасностей в пути купец получал рассрочку для исполнения своих обязательств.

Известны Правде и классические имущественные способы ответственности, в том числе и неустойка. Работник, заключивший договор личного найма, лишался всей платы в случае отказа от работы до истечения срока договора. Ответственность за порчу предоставленного в пользование имущества заключалась либо в возмещении суммы, достаточной для покупки новой вещи, либо в возврате испорченной вещи с компенсационной доплатой. Известна Правде и твердая, законодательно закрепленная сумма оплаты труда по договору подряда.

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что законодатель регулирует договорные отношения с целью поддержания социальной стабильности и интеграции общества. Устав Владимира Мономаха ограничивает максимальный размер ростовщического процента и срок взимания последнего. Мера эта была принята, разумеется, в интересах экономически слабейших слоев населения. Они страдали от произвола ростовщиков, нередко обращавших последних в рабство. Это приводило к мощным социальным потрясениям, угрожавшим самому существованию государства. Подобная норма ярко свидетельствует об огромном культурном значении права, которое нельзя сводить к инструменту подавления и осуществления власти, даже имея в виду достаточно примитивные цивилизационные образования.

Известны Русской Правде и обязательства из деликтов, т.е. причинения вреда, ущерба. Особенности этих обязательств заключаются, во-первых, в том, что в силу бессистемности права Древней Руси они фактически сливаются с ответственностью за преступление («обиду»). То есть здесь отсутствует четкое различие между гражданским частным деликтом и публичным деликтом. Во-вторых, в связи с этим они влекли за собой не только имущественную, но и личную ответственность, вплоть до высшей меры наказания. В-третьих, государством за совершение деликтов (с незначительными исключениями) был установлен твердый размер штрафных санкций.

Регулируют нормы Правды и наследственные правоотношения. Правда знает наследование как по закону, так и по завещанию. Наследование по закону имело, очевидно, приоритетный характер. В качестве наследодателя выступает в первую очередь мужчина-домохозяин, что свидетельствует о патриархальном характере семьи. О том же говорит нам норма, смысл которой можно выразить правилом: «Дочь при братьях не наследница». Лишь незамужним дочерям предоставлялось право на приданое. Наследство детей одной матери от разных отцов переходило к каждому из потомков только от своего отца. Наличие правопривилегий видно из норм, предоставлявших право боярину или дружиннику передавать имущество дочерям при отсутствии сыновей и не позволявших того же смерду, имущество которого в этом случае отходило князю.

Наследственная масса в случае наследования по закону делилась между сыновьями, видимо, поровну. Однако двор отходил согласно правовому обычаю минората младшему сыну. О характерном для перехода от раннефеодального к собственно феодальному обществу относительном улучшении положения рабов и о социальной, цивилизаторской функции права говорит нам норма, согласно которой раба — сожительница хозяина, а также ее дети получали после его смерти свободу. Защита наиболее социально уязвимых слоев общества видна и в статье Правды, которая предусматривает право вдовы на получение обязательной доли наследства мужа, а также на проживание в доме супруга после его смерти. В качестве наследодателя выступала поэтому и вдова. Ее имущество в случае наследования по закону отходило тому ребенку, который содержал ее перед смертью, что также стимулировало заботу о наиболее незащищенных и слабых во всех отношениях лицах.

Приоритетный характер наследования по закону, а также корпоративный характер традиционного общества иллюстрируются тем обстоятельством, что наследовать по завещанию могли лишь родственники, наследники по закону. Имущество не могло переходить к «чужеродцам». Наследодатель, очевидно, мог лишь дифференцировать доли. Вдова имела право отдать имущество любому из детей, даже дочери, которая ее содержала. Примечательно, что закон предусматривал в случае наследования по завещанию возможность спора между сыновьями. К его разрешению привлекалось должностное лицо — младший дружинник {детский). Деля наследство от имени государства, он получал от наследников вознаграждение.

О возникшей уже на ранних стадиях существования отечественного права его социальной функции защиты слабых и угнетенных говорит и институт опеки. В качестве объекта опеки фигурируют сироты — дети, оставшиеся без отца. В качестве ее субъекта закон упоминает вдову, отчима или какого-либо ближайшего родственника сироты. Опека должна была обеспечивать прежде всего защиту имущественных прав малолетних сирот. Она оформлялась в присутствии свидетелей и заключалась в демонстрации им имущества опекаемых, которое после окончания опеки опекун обязан был возвратить в целости, включая также «приплод» от скота и рабов.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы