Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государства и права России

УГОЛОВНОЕ ПРАВО В РУССКОЙ ПРАВДЕ

Что касается трудноотделимых от частноправовых деликтов норм уголовного права, то они доминируют в Правде. В силу примитивности, казуальности, бессистемности обычного права, положенного в основу Правды, разумеется, о нормах общей части уголовного права мы можем говорить лишь условно, пользуясь специфической методологией дисциплины. Под преступлением источник понимает, прежде всего, «обиду», т.е. причинение ущерба конкретному лицу (или группе лиц). Причем этот ущерб и лицо, которому он причиняется, определены в Правде предельно конкретно. Охрана правопорядка в то время остается еще делом преимущественно самого лица и его корпорации в пределах предоставляемых этой корпорацией возможностей. Потому здесь нет места пониманию преступления как общественно опасного или противогосударственного деяния.

Деликтоспособность в Русской Правде существенно ограничивается для несвободного населения. Прежде всего, такому правовому ограничению подвергаются рабы и закупы. По общему правилу за кражу, совершенную рабом, отвечает его господин. Однако улучшение правового положения раба прослеживается и здесь. Если краткая редакция за удар, нанесенный рабом свободному лицу, предусматривает возможность убийства раба потерпевшим даже в случае выплаты хозяином компенсации, то пространная редакция предусматривает в случае поимки раба потерпевшим лишь возможность получения дополнительной компенсации.

Признает Русская Правда и такой важный элемент состава преступления, как вина, различая в самом примитивном виде наличие вины или ее отсутствие. В качестве признака вины выступали наличие корыстного намерения при убийстве; субъективная воля к расточению имущества торговцем, взявшим в долг; халатность закупа при утрате имущества, вверенного ему хозяином; немотивированное избиение закупа или убийство раба.

Институт соучастия в Русской Правде практически не разработан. Это проявляется в отсутствии дифференциации ролей, видов соучастия, а также в том, что по общему правилу соучастники отвечают за преступление одинаково.

Начинается выделение стадий совершения преступления. Закон разграничивает покушение на преступление, проявившееся в его начале, от преступления оконченного.

Выделяет Правда и обстоятельства, отягчающие и смягчающие уголовную ответственность, например состояние опьянения. Для наиболее тяжких и серьезных преступлений состояние опьянения в качестве альтернативы корысти смягчает ответственность. В отношении же преступлений менее серьезных как признак необдуманности, неосознанности действий и их вредных последствий, напротив, отягчает вину. Отягчает ответственность и кража со двора, а также из закрытых помещений. Ответственность дифференцируется в зависимости от объема правопривилегий, предоставленных тому или иному социальному слою древнерусского раннефеодального общества. В качестве отягчающих обстоятельств фигурируют также систематичность посягательства и крупный размер ущерба. Правда отличает кражу коня от конокрадства. Наконец, имела значение и половая принадлежность объекта преступного посягательства. Убийство женщины каралось половинным (сравнительно с мужчиной) штрафом.

Ряд обстоятельств в Русской Правде исключал уголовную ответственность. В качестве таковых выступают обстоятельства, едва наметившиеся в казуальной форме: отсутствие события преступления; истечение срока давности; отсутствие принадлежности объекта преступного посягательства к определенной корпорации феодального общества; состояние необходимой обороны и состояние аффекта.

Система преступлений (что вытекает из тогдашнего понимания его сущности) весьма проста. В качестве родовых объектов преступного посягательства выступают лишь личность и имущество. В числе преступлений против личности можно выделить убийство, нанесение телесных повреждений, побои и оскорбление действием. К имущественным преступлениям Правда относит кражу (в том числе рабов); поджог; незаконное пользование чужим имуществом; незаконное уничтожение и порчу чужого имущества; повреждение и уничтожение границ владения недвижимостью. Относительно преступлений против личности следует указать на такой прогрессивный момент, как отмену наказания за телесные повреждения в случае обороны от зачинщика посягательства. Что касается имущественных преступлений, то тут необходимо обратить внимание на появление понятия добросовестного и недобросовестного приобретателя. Если покупатель не знал, что имущество краденое, то он сохранял право вернуть деньги, заплаченные за купленную им собственность.

Целью наказания, в соответствии с трактовкой преступления, являлось, прежде всего, возмещение ущерба. Государство еще не брало в полной мере на себя ответственность за охрану правопорядка. Поэтому в целях наказания еще не нашли отражения его правообеспечительные функции. Уголовная ответственность на ранних стадиях развития права и государства имела еще и ту особенность, что носила коллективный характер. То есть вместе с преступником отвечала его семья, община, клан. Компенсация полагалась также определенному коллективу. Ведь только в силу принадлежности к такому коллективу человек в традиционном обществе и имел права, обладал правосубъектностью.

Прогрессивным моментом, отражающим цивилизаторскую функцию Правды, являются ограничение, а затем и отмена кровной мести, характерной для догосударственного, доправового регулирования общественных отношений. В краткой редакции за убийство, тяжкие телесные повреждения и побои кровная месть, назначаемая по принципу талиона, в общем-то, еще применялась. Однако, во-первых, ограничивался круг родственников, правомочных осуществлять эту меру, а во-вторых, предоставлялась возможность в качестве альтернативы прибегнуть к государственным санкциям за нарушение нормы. Пространная редакция отменяет кровную месть окончательно. Государство сосредоточивает в своих руках монополию на применение насилия в целях регулирования общественных отношений, устанавливая предел произволу и анархии.

Высшей мерой наказания, в соответствии с его целью, являлись для Правды поток и разграбление — полная конфискация имущества и продажа преступника и членов его семьи в рабство. Это наказание назначалось за наиболее серьезные с точки зрения свода преступления: убийство из корыстных побуждений; конокрадство; поджог двора. Основным видом наказания был денежный штраф, взимаемый в пользу государства (это и позволяет трактовать его как юридическую санкцию за уголовные преступления, как наказание), и сопровождавшее его возмещение ущерба потерпевшему. Штраф за убийство свободного человека назывался вирой (40 гривен). В качестве возмещения в этом случае родственникам выплачивалось головничество (характерно, что оно было в 3—5 раз меньше виры). Двойная вира выплачивалась в качестве возмещения за убийство привилегированных представителей старшей дружины и княжеской администрации. Половинная вира выплачивалась за убийство свободной женщины, а также за нанесение тяжких увечий. В соответствии с коллективным характером уголовной ответственности общиной за убийство без корыстных мотивов, как правило, платилась дикая вира, собираемая совместно. Штраф за остальные виды преступлений (в том числе и за убийство несвободных и полусвободных людей) назывался продажей. Продаже соответствовал в качестве возмещения ущерба урок. Кроме того, в качестве дополнительного возмещения за причинение побоев и телесных повреждений предусматривалась плата лекарю за оказание пострадавшему медицинской помощи.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы