Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государства и права России

СИСТЕМА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СОБОРНОМ УЛОЖЕНИИ 1649 г.

В Соборном уложении преступления начинают постепенно классифицироваться по составам. Система преступлений в Соборном уложении начинается преступлениями против православной церкви. В трактовке этих преступлений заметно изменение церковной политики государства к середине XVII в. С одной стороны, это изменение проявляется в усиленной охране церкви государством. Список возможных посягательств на господствующую религию весьма внушителен и включает в себя богохульство (атеизм, отрицание православия, оскорбление церкви, ее догматов и святынь), обращение православных в иную веру, а также самые разнообразные препятствия к совершению церковных обрядов и нарушения порядка богослужения. Наконец, наказания за эти посягательства включали и смертную казнь, причем зачастую в квалифицированной форме сожжения. Объясняется такая правовая политика самодержавия тем, что церковь играла роль идеологической опоры формирующегося абсолютизма.

Но, с другой стороны, формирующийся абсолютизм предполагал подчинить церковь государственным интересам. Отсюда и вторая тенденция. Она проявилась в уменьшении церковной юрисдикции и сферы действия церковного законодательства. Все преступления против церкви, которые ранее входили в сферу канонического права, стали включаться в светское законодательство. Сфера полномочий церковных судов, ранее достаточно широкая, в Соборном уложении намного сужается. Церковные суды в основном занимаются регулированием брачно-семейных отношений, а из преступлений рассматривают лишь малозначительные дела. Так, например, в церковный суд должен был отправляться православный, перешедший в ислам, господин, обесчестивший холопку, и т.д.

На втором месте в системе преступлений Соборного уложения стоят преступления против государя и государства. Их соединение не случайно. Соборное уложение — юридический памятник эпохи оформления российского абсолютизма. Для этой формы правления характерно максимальное тождество между государством как таковым и личностью неограниченного правителя. Тело и честь государя воплощали в себе суверенитет государства и наоборот. Соответственно, любое покушение на государское здоровье, благополучие и честь рассматривалось как самое тяжкое государственное преступление. Посягательство на жизнь и личность царя, самозванство (заявление претензий на царскую власть, попытка присвоить ее) даже в форме голого умысла влекли за собой высшую меру наказания (смерть с конфискацией имущества). По этим преступлениям наказывалось и недоносительство. Нарушение порядка при царском дворе также каралось чрезвычайно строго. Убийство, ругань, драка там зачастую наказывались высшей мерой. Причем ответственность отягчалась, если государь лично присутствовал при беспорядках. Подобный же подход к принципам назначения наказаний применялся законодателем и в случае преступлений государственных. К ним относились государственная измена (сношения с иностранными государствами с изменнической целью, сдача неприятелю и поджог города, содействие шпионажу) и бунт, т.е. вооруженное, групповое выступление против представителей власти.

Следующим элементом системы преступлений являются в Соборном уложении преступления против порядка управления. Появление этой группы преступлений также связано с постепенным переходом от сословно-представительной монархии к монархии абсолютной. Дальнейшая бюрократизация и централизация государственного управления была невозможна без ограждения законодательством установленного порядка осуществления государственной власти. Наиболее тяжким преступлением было фальшивомонетничество как покушение на главный финансовый интерес государства. Соответственно, крайне жестоким было наказание. Преступника казнили квалифицированно вливанием в горло расплавленного металла. Высшей мерой наказывалась подделка государственных документов и печатей. Ведь именно посредством их государство и его становившийся неограниченным монарх выражали свою волю. Довольно жестко наказывало государство и за нарушение еще одной своей монополии — на производство и продажу спиртного. Самогоноварение и незаконное содержание питейных заведений влекли за собой имущественную, а в случае рецидива и более тяжкую ответственность вплоть до телесных наказаний и лишения свободы.

Пристальное внимание в Уложении уделено и должностным преступлениям. Превращение организации государственной власти из орудия выражения сословных и религиозных интересов в профессиональный бюрократический аппарат, существующий в целях неукоснительного проведения в жизнь воли правителя, сформулированной в нормативно-правовых актах, требовало ужесточения служебной дисциплины. Самым большим должностным преступлением являлось лихоимство. К нему относились взяточничество, поборы, вымогательство. Таковым же являлось неправосудие, понимаемое как заведомо несправедливое решение судебного или административного дела, обусловленное корыстью или личной неприязнью. В зависимости от сословной принадлежности судей за это полагалось лишение чести и возмещение ущерба потерпевшим или отставка, сопровождаемые, кроме того, телесными наказаниями. Карались также отказ в правосудии и волокита, которые могли повлечь за собой выплату твердо установленной компенсации за каждый день просрочки разбирательства. Тяжко карался и подлог. Отсутствие должного оформления судебного дела по корыстным мотивам, подделка протокола и вынос его из здания суда дьяком или подьячим, обусловленные корыстью или неприязнью, неправильное оформление кабалы на холопа должностным лицом наказывались крайне жестоко и могли повлечь, например, для подьячего отсечение руки. Предусматривались санкции за нарушение своих обязанностей и иными должностными лицами суда. Это могли быть невзятие поручных записей, а также другие нарушения со стороны должностных лиц, занимающихся досудебной подготовкой дела, — подстрекательство к лжесвидетельству, подбрасывание улик, взяточничество, оговор и т.д.

Наиболее опасным преступлением против суда признавался ложный донос. Он наказывался по принципу талиона. То есть обвинитель подвергался такому же наказанию, которому должен был по закону подвергнуться невинно обвиненный. Тяжким преступлением, осуждавшимся и с религиозных позиций, являлось лжесвидетельство. Лжесвидетеля предписывалось не только бить кнутом по торгам и кинуть в тюрьму на год, но и лишить права обращаться с иском в суд, что в какой-то степени ставило его вне закона. Предусматривались также наказания за оскорбление судей и иных должностных лиц суда, нарушение порядка судебного заседания, побег от судебного пристава и сопротивление ему, а также (по ряду дел) за злостную неявку в суд ответчика.

К должностным преступлениям можно отнести и преступления, совершенные военнослужащими: самовольное оставление службы или уклонение от нее, дезертирство, мародерство разного рода и насилие над мирным населением, кража оружия, уклонение от периодических воинских смотров. Отягчающим моментом становилось их совершение в обстановке боевых действий.

Преступления против благочиния включали в себя незаконные деяния, не имеющие прямой антигосударственной направленности и в то же время не причиняющие ущерб конкретным лицам. Таковыми являлись отчуждение вотчины в пользу церкви; утайка поместий и незаконные сделки с поместьями инородцев; уклонение инородцев от службы; нарушение правил переписи крестьян; нарушение правил торговли и ремесла; торговля табаком, его хранение и употребление; незаконная запись горожан в заклад и самопродажа в холопство; незаконное оформление холопьей кабалы; незаконная продажа имущества; купля, продажа и заклад посадской недвижимости не тяглым людям', самовольная застройка городской земли; поселение частновладельческих крестьян в городских дворах; незаконное пересечение государственной границы; незаконное обложение пошлинами и т.д.

Наконец, чрезвычайно большую группу составляли преступления против личности. Убийства и тяжесть наказания за них дифференцировались в зависимости от многих причин. Лучшей иллюстрацией этого будет деление убийств на поощряемые государством (убийство изменника, в случае коего к убийце переходила часть имущества, конфискованного у изменника); ненаказуемые (убийства, совершенные в состоянии необходимой обороны); нетяжкие, т.е. не наказываемые смертью (убийство должника, отрабатывавшего долг, убийство детей родителями); тяжкие, квалифицированные, которые наказывались только смертью (к ним относились убийства родителями детей, братьев и сестер, собственного господина, убийства, совершенные в разбое, насильством, скопом и заговором, что рассматривалось как умысел); особо тяжкие, которые наказывались квалифицированной смертной казнью (например, убийство женой мужа, совершенное путем отравления, что предполагало заранее обдуманное намерение). К преступлениям против личности относилось и членовредительство. Карались подобные деяния в основном по принципу талиона с выплатой крупного штрафа. Наказанию также подлежали и побои. Наказаниям за бесчестье, т.е. оскорбление действием и словом, посвящены 72 статьи Уложения, перечисляющие различные размеры штрафов в зависимости от объекта подобного преступного посягательства. Честь и кара за ее нарушение зависели исключительно от государственных интересов, т.е. от сословной и служебной принадлежности лиц. Отсюда и столь подробная дифференциация. Разница в наказаниях зависела также от соответствия оскорбления действительности (оскорбление незаконнорожденного не наказывалось), совершения его в отношении женщин (наказание за бесчестье удваивалось), совершения его на государевом дворе и в церкви (виновные подвергались не имущественным, а телесным наказаниям и лишению свободы).

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание законодателем уделено краже. Она делилась на простую и квалифицированную. Тяжесть наказания зависела в основном от рецидива. Кроме того, квалифицированными видами кражи являлись кража, совершенная на службе, церковная кража, конокрадство и кража людей. Еще жестче, чем кража, наказывался разбой (т.е. открытое и насильственное завладение имуществом). Уже второй разбой или первый, сопровождавшийся убийством, наказывались смертью. Закон не всегда четко дифференцирует разбой и грабеж, понимая под последним не только ненасильственное, но иногда и непрофессиональное хищение имущества. Известно Уложению и мошенничество, под которым нормативный правовой акт понимает хищение имущества путем обманных действий. Оно приравнивалось к краже. К имущественным преступлениям относились порча и уничтожение чужого имущества (потрава, повреждение межевых знаков и т.д.). Наиболее тяжким преступлением в этой группе являлся поджог. Ответственность за него зависела в основном от степени вины и вида сгоревшей собственности (поджог нивы влек за собой возмещение убытков, поджог жилища означал для преступника смертную казнь в квалифицированной форме).

В соответствии с тенденцией к ограничению церковной юрисдикции преступления против нравственности занимают значительное место в списке преступлений, наказываемых государством. К ним относились прелюбодеяние, сводничество, кража чужой жены или дочери и насилие над ними (наказываемое высшей мерой наказания), а также непочитание родителей и отказ содержать престарелых родителей (наказывались телесно). Цель государства состояла в охране церковного понимания брака и патриархального характера семьи.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы