Политическая мысль в современной России

Важнейшее значение для развития политической мысли в современной России имело принятие новой Конституции Российской Федерации (1993). Впервые в политической истории России в Конституции были закреплены принципы политического и идеологического плюрализма, многопартийности в российском обществе. Эти принципы стимулировали публикацию в стране большого количества научной и учебной литературы по политологии.

Рубеж второго и третьего тысячелетий стал наиболее плодотворным периодом в развитии политической науки в России. Надо также отметить, что в это время впервые осуществлены переводы на русский язык основных работ зарубежных политологов, что тоже немаловажно для исследований политических проблем. Утвердилась практика систематического проведения опросов общественного мнения, которое стало оказывать существенное влияние на политическую жизнь страны. Важную роль в политологических исследованиях стали занимать проблемы общей теории политики, специфики политического управления и многие другие.

Серьезная и до сих пор нерешенная проблема современной России, как отмечают многие политологи, состоит в том, что богатейший опыт, накопленный как русской, так и мировой политической традицией, чрезвычайно плохо усваивается сложившейся политической практикой. Существующий ныне в России политический организм поражен инфекциями в виде бацилл обмана, повального воровства, цинизма и нравственного упадка. Власть не считает нужным для себя прислушиваться к политической науке, ученые не имеют прямого выхода на какое-либо участие в принятии политических решений и экспертных оценках политических реалий современной России.

Само состояние политической науки требует решения целого ряда проблем, ее статус среди других общественных наук еще полностью не определился. Исследователи отмечают чрезвычайную раздробленность современной политической мысли в России[1]. В современной России присутствуют и причудливо переплетаются все основные, исторически сложившиеся политические концепции: либерализма, консерватизма, социализма и национализма. Одной из острых ее проблем является дальнейшая профессионализация политической науки, ее выделение из других отраслей общественных наук. Актуальность этой задачи диктуется чрезвычайным усложнением общественной жизни, растущей потребностью в специалистах узкого профиля и вытеснении так называемого «интегрального интеллигента». Именно эта тенденция к дальнейшей специализации и приводит к укреплению позиций политической науки как разновидности профессионального знания об обществе. По сути только сейчас в России набирает силу процесс профессиональной дифференциации интеллектуалов, идет формирование профессиональной среды специали- стов-обществоведов, в том числе специалистов-политологов, которых фактически не существовало в советское время.

Одно из следствий незавершенности этого процесса — дифференциация, выделение субдисциплин внутри современной российской политической науки (история политической науки, сравнительная политология, политические институты, политическая культура и т.д.), а также с трудом преодолеваемое стремление к созданию дилетантских, всеохватывающих, геополитических интегральных концепций. Для современной политологии характерны также недостаточная конкретность, оторванность от реальных социально-политических проблем.

Перспективы дальнейшего развития политического знания в России связаны с его переориентацией с поиска рецептов спасения мира на изучение конкретных проблем, тщательный анализ существующих социально-политических институтов и возможности их трансформации

Особого внимания требует проблема совершенствования взаимоотношений между политическими институтами и политической мыслью, главной задачей которой должны стать описание, анализ и поиск путей улучшения действующих в стране политических институтов. Именно в решении задачи сознательного изменения и совершенствования политических институтов путем внедрения различных политических технологий видит свое главное предназначение современная политическая мысль.

В аналитических обзорах современной российской политической мысли часто выделяется в качестве одной из наиболее острых ее проблем проблема соотношения политической теории и практики, оторванности научного знания от повседневности, интеллигенции от народа.

Здесь речь идет прежде всего о соотношении политического метаязыка и повседневного языка. Этой проблемой особенно озабочены представители левого крыла политического спектра, которые постоянно ищут массовую поддержку для осуществления своих политических программ.

Эта проблема обнаруживается особенно зримо во внешнеполитических идеях российских политологов, часто имеющих утопический, мифологизированный характер, лишенных сколько-нибудь серьезного практического обоснования. Эти идеи относятся скорее к «области желаемого» и никак не соотносятся с реальными ресурсами Российской Федерации.

Этот еще далеко не изжитый утопизм приводит к такому негативному явлению в ее развитии, как маргинализация российской политической мысли как таковой. Это означает, что ее влияние на общество через систему образования, средства массовой информации и т.д. оказывается существенно меньшим, чем в западных странах, давно миновавших стадию утопий как форму политического знания. Оформление политической науки в качестве академического знания о политической реальности началось, как отмечалось выше, уже с начала XX в.

Одна из особенностей развития современной российской политической мысли — своеобразный характер ее взаимоотношений с действующими властными структурами. Многие собственно экспертные функции специалистов-политологов по научному обеспечению правительственной деятельности остаются невостребованными. По имеющимся оценкам, ситуация в этой сфере ухудшилась даже по сравнению с советским периодом. Политические эксперты сегодня занимаются главным образом проведением тайных организационных и пропагандистских мероприятий, особенно во время предвыборных кампаний. Сложилась ситуация, когда более востребованной оказалась информация о политических технологиях, чем реальные знания о политической жизни общества. В результате все яснее обнаруживается, что и власть и общество гораздо серьезнее относятся к рекомендациям экономистов, социологов, юристов, чем к заключениям политологов.

Склонность элиты политологов к созданию утопических проектов неизбежно толкает их на сотрудничество с политической властью, которая издавна славилась в России своей любовью к утопиям. В свою очередь, сами власти традиционно, по крайней мере со времен триады графа Уварова, используют интеллектуалов для идеологического оправдания своего господства и выработки соответствующих технологий для манипулирования сознанием населения.

Тем не менее общая картина идеологий политического поля современной России выглядит вполне благопристойно. В ней представлены все основные цвета политического спектра: либерализм, консерватизм, социализм и национализм.

Правда, в либеральную идеологию оказались вплетены и другие политические идеи, в частности консервативные. Это объясняется тем, что в постсоветской России либерализм консолидировал все антикоммунистические идеи, выступал в качестве их обшей основы.

Своеобразен и современный российский консерватизм, который включает в себя некоторые элементы левой и националистической идеологии. Столь причудливый союз консерватизма с другими политическими течениями диктовался необходимостью противостояния столь же интегрированному либерализму.

По-видимому, на процесс формирования двух основных полей на постсоветском идеологическом пространстве подтолкнула логика борьбы за власть между двумя основными общественно-политическими течениями: либерализмом и консерватизмом.

Именно этот дуалистический принцип структурирования больше всего отличает российскую политическую мысль от ее западных аналогов, склонных к плюралистическому видению мира. В этой связи следует заметить, что восприятие социально-политического мира как арены борьбы сил добра и зла всегда было характерно для русской интеллигенции. Преодоление этих конфронтационных установок — одно из условий постепенной профессионализации политического знания. В связи с той особой ролью, которую играли в России взаимоисключающие дуальные оценки, любая альтернативная точка зрения и сегодня часто трактуется как заведомо «вредная», все, «кто не с нами», обязательно объявляются носителями зла, противостоящими нам. Естественно, что подобное мироощущение препятствует ведение диалога, без которого развитие политической мысли невозможно. В условиях укоренения в структуре социально- политических знаний подобной тенденции политическая мысль выражается в форме непримиримой борьбы двух утопий.

Преодоление такого рода негативных тенденций возможно лишь через развитие диалога как внутри указанных идеологических парадигм, так и между ними.

Незавершенность процесса становления профессиональной политической науки приводит к целому ряду негативных явлений. В их числе отрыв политологического знания от социально-политической реальности, слабая дифференцированность политической науки, недостаточная самоорганизация сообщества политических экспертов. Все это отрицательно сказывается на престиже политологии в обществе и государстве. В то же время процесс профессионального становления отечественной политической науки продолжается, и есть основания надеяться, что сложности, с которыми она сегодня сталкивается, будут преодолены.

Анализ современного политического момента исторического развития России приводит современную научную мысль к выводу о возможности следующих трех вариантов социально-политического развития России в ближайшем будущем:

  • (1) комплексное решение проблем переходного периода и поэтапное создание современной экономики, обеспечивающей высокое качество жизни населения;
  • (2) оттеснение России в разряд второстепенных государств, формально независимых, но фактически лишь выполняющих роль обслуги своими природными ресурсами ведущих стран мира — стран так называемого «золотого миллиарда»;
  • (3) возможный дальнейший распад России как единой страны на ряд совсем небольших государств, независимость и самостоятельность которых будут принципиально потеряны.

Отсюда вытекает важнейший политический вывод: сегодня должны быть использованы все имеющиеся ресурсы для того, чтобы не допустить скатывания страны к двум последним из имеющихся вариантов развития и обеспечить необходимые условия для реализации первого из указанных вариантов.

Для решения этой действительно судьбоносной исторической задачи у России есть все необходимые материальные и духовные предпосылки, в том числе и богатейший тысячелетний опыт развития политической мысли.

  • [1] См.: Мыслящая Россия. Картография современных интеллектуальных направлений / Под ред. В. Куренного. М.: Наследие Евразии, 2006.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >