СУЩНОСТЬ МЕТОДОЛОГИИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ В ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ

Понятие методологии научного гуманитарного познания

Одной из важнейших задач исследования любого сложного объекта является построение его концептуального образа как определенной целостности.

По проблеме определения предмета и структуры современной гуманитарной науки на протяжении последних десятилетий ведется достаточно активная дискуссия. Основные подходы мы рассмотрим позже. Предварительно же будет целесообразно остановиться на некоторых исходных методологических позициях, от определения которых будет зависеть дальнейшее направление поиска.

Первое. Все современные науковедческие концепции формировались и базируются на конкретном методологическом аппарате истории науки или отдельных ее разделов. В связи с этим решение вопросов, связанных с современным статусом гуманитарной науки, может быть достаточно полно осуществлен только на основе конкретного историзма, в результате исторической реконструкции формирования и функционирования отраслей знаний непосредственно связанных с социально-экономической сферой деятельности. При этом генезис и эволюция гуманитарной науки могут и должны одновременно рассматриваться как в логиколингвистическом, социокультурном, деятельностном, институциональном и реализационном аспектах с позиций их единства и взаимосвязей.

Второе. Решение стоящих перед гуманитарными исследователями задач во многом могут быть осуществлены на основе эволюции предметов социально- экономических наук. Тем самым встает вопрос о степени качественной самостоятельности гуманитарной сферы деятельности в структуре общественной жизни государства. Обладает ли оно интегральными качествами, сохраняющими свою специфику во всех его элементах, или имеют место только элементарно-предметные качества, присущие отдельным дисциплинам.

Согласно основным науковедческим подходам статус фундаментальности гуманитарных наук можно получить, если имеют место признание качественного своеобразия социально-экономического дела и реальные потребности формирования специальной науки о них, а также если невозможно его описание либо в рамках специальных разделов уже существующих научных дисциплин, либо эмпирическим путем. Данное положение, очевидно, придается в предметном анализе и доказательстве, в том числе и с позиций существующих подходов к статусу гуманитарной науки.

Третье. Как отмечается рядом историков науки, с середины XIX века научное знание всё более становится «системоцентричным», понимая под этим концентрацию исследовательских усилий на изучение закономерностей становления и функционирования различного рода общественных систем. В связи с этим, используя системный подход, необходимо, во-первых, исследовать социально-экономическую деятельность как некую целостность в актуальном аспекте, во-вторых, генетически (выявить законы и закономерности формирования), и, в-третьих, прогностически (определить основные направления его развития). Кроме того, системоцентризм предполагает и включение гуманитарных наук в качестве подсистемы в общую многоуровневую систему знаний о мире, где у каждого исследуемого явления есть свои «выше» и «нижестоящие» уровни. При этом важно не забыть об ограниченности возможностей структурного и функционального подходов применительно к такой сложной области человеческой деятельности, как социально-экономическая, ибо в развитой или нестабильной общественной системе элементы могут в значительной степени менять как свое содержание, так и характер своего функционирования. Недостаточный учет этой особенности во многом способствовал имевшим место ошибкам в прогнозировании развития общества в последнее время.

Четвертое. Социально-экономическая деятельность по самой своей природе представляет собой сложное, многоуровневое образование и может быть исследована только на основе комплексного и междисциплинарного подходов. Соответственно такой же характер должна носить и гуманитарная наука. Очевидно, что всестороннее, целостное познание социально-экономических наук невозможно осуществить посредством одной или нескольких специальных наук. Решение этой задачи требует интеграции всего комплекса общественных, технических, а также естественных и логико-математических наук, привлечения методологий различного уровня общности. Тем самым стает вопрос о механизмах интеграции знаний в рамках гуманитарной науки или о его системном синтезе. Выделяются следующие основные направления синтезирования «аспектного знания». Во-первых, это собирательный синтез, преодолевающий аспектную узость, детерминированную предметной или методологической специализацией. Во-вторых, это синтез расширяющий предмет познания как при помощи направления исследования всё более глубоких оснований человеческого бытия, так и путем более системного изучения внешних воздействий. В-третьих, это прогностический синтез, являющийся в научно-практическом гуманитарном знании средством перспективного планирования, предвидения результатов социально-эконо- миче-ской деятельности и моделирования вариантов развития этих последствий.

Всякое исследование должно, как известно, начинаться с уточнения или определения содержания используемых понятий. Попытаемся сделать это и мы.

Гуманитарные науки представляют собой относительно самостоятельную подсистему современной науки, с многоуровневым духовно-материальным комплексом, включающим в себя общие концептуальные (гносеологические, логические и методологические компоненты, виды и формы научной и научно-познавательной деятельности субъектов, специализированные составляющие социально- экономических институтов), а также имеющих конкретную направленность формы реализации ее результатов, объединенных качественным своеобразием явлений, процессов и отношений социально-экономической сферы жизни общества.

Научно-гуманитарные знания представляют собой один из элементов концептуальной составляющей социально-экономических наук, включающий в себя всю совокупность эмпирической и теоретической, систематизированной и несистематизированной информации о социально-экономических объектах сферы деятельности общества. Так, с семиотической точки зрения теория есть множество предложений, представленных в определенном языке, называемом языком теории, то под теоретическими знаниями мы будем понимать систематизированную часть социально-экономических знаний, имеющих общую логико-семантическую природу.

В связи с этим гуманитарная наука, взятая в целом, характеризуется развитой совокупностью существенных свойств, выходящих за границы логического содержания и формального аппарата. Переход от дисциплинарно организованной к проблемно ориентированной науке требует оптимального сочетания научно-познавательного компонента с научно-организационным, а также с деятельностным аспектами. Несмотря на наличие в структуре научного производства научно-коммуникационной, педагогической реализационной (внедренческой) и ряда других видов деятельности, основным его элементом является научный труд как деятельность по производству нового знания. Познание окружающего нас мира, в том числе явлений и процессов гуманитарной сферы, есть направленный процесс. Организация и управление этим процессом. Рационализация и упорядочение деятельности познающего субъекта осуществляется посредством сложной системы исторически сложившихся методологических регуляторов. Деятельность ученых, как и весь процесс развития науки, не может, таким образом, рассматриваться вне проблем методологической детерминации, играющих исключительно важную роль в данном процессе. Наука всегда была формой коллективной деятельности. В современных условиях фактически невозможно внести скольконибудь существенный вклад в ее развитие, находясь вне рамок научного сообщества, школы, коллектива ученых. Степень овладения богатством методологического и методического арсенала науки является одним из важнейших показателей квалификации ученого, получающего как институциональное, так и социальнопсихологическое закрепление.

Методологический «бум» 60-70-х годов XX столетия, ярко проявившийся и в области разработки проблем методологии общественных наук, не имеет пока заметных тенденций к спаду. Наоборот, к исследованию возникающих в данной области проблем нередко осознанно и закономерно обращается все большее количество авторитетных ученых, представляющих фактически все отрасли знаний.

Такое внимание к методологической проблематике в последние десятилетия достаточно легко объяснимо как объективными (изменениями в современных гуманитарных науках, необходимостью поиска оптимальных направлений решения возникающих сложных научных и социально-экономических проблем и т. д.), так и субъективными (недостаточное внимание к реальным методологическим проблемам в предшествующий период) условиями и факторами. В то же время возникает и своего рода мода на «методологичность». Нередко в названия и содержание различных материалов публикаций стали включаться методологические термины вне непосредственной связи с характером и логикой исследования. Реальная методологическая наука представляет собой сложный, диалектически противоречивый процесс, требующий от исследователей специальной подготовки и необходимого уровня рефлексии. Вот почему отдельные дисциплины существенно различаются по уровню методологического осмысления, многие из них существенно отстают от лидеров современного методологического знания.

В условиях продолжающегося роста методологических исследований, в том числе и по гуманитарным наукам, важно правильно определить необходимую сферу анализа, вытекающую из основного содержания целостности социально- экономических наук, которая задает не только и не столько ее предмет, сколько внепредметные факторы, к которым можно отнести отношения в совместной деятельности людей в сфере социально-экономического, интеллектуального производства, а также средства организации и управления этой деятельностью, т. е. социальный институт науки. Последний может рассматриваться и как система учреждений науки, и как форма взаимодействия исследователей. В свое время в одной из первых работ по теории отражения Т. Павлов отмечал: «Наука есть диалектическое единство: 1) система понятий, категорий, законов и пр.; 2) метода познания; 3) связи с практикой как исходным пунктом, высшей целью и категорией познания. Если науке не хватает одного из этих трех моментов или элементов, она перестает быть настоящей наукой»[1].

Материалистическая методология научного познания снабжает кадры социально-экономической сферы общества пониманием сущности, принципов и методов познавательной деятельности, обеспечивает научно обоснованный подход к изучению и решению вопросов гуманитарной теории и практики. Ее применение открывает наиболее целесообразные направления научно-гуманитарного исследования познания, анализа и оценки происходящих событий, помогает учесть влияние различных факторов на ход социально-экономического развития общества, раскрыть причины достижений и недостатков в развитии общества.

Сложный и динамичный характер современного периода функционирования общества не терпит шаблонного, механического подходов к решению теоретических и практических проблем. Научная методология учит видеть все явления в их развитии, непрерывном изменении и в неразрывной связи с конкретными историческими и региональными условиями. Она раскрывает сущность творческого мышления социально-экономических кадров, возможности и направления научного мышления людей и используемой в общественных исследованиях компьютерных технологий.

Велика роль материалистической методологии и в правильной оценке зарубежных социальных теорий, выявления ее социально-политической сущности и реакционной роли принижения Российской государственности, ее миролюбивый нравственно-этический характер влияния на поведение и деятельность народов мира.

Одной из важнейших задач исследователей любого сложного объекта, которым является гуманитарное познание, является построение его концептуального образа как определенной целостности. Гуманитарная наука, взятая в целом, характеризуется, как мы убедились, развитой совокупностью существенных свойств, выходящих за границы логического содержания и формального аппарата. Переход от дисциплинарно организованной к проблемно ориентированной науке требует оптимального сочетания научно-познавательного компонента с научно-организационным, а также с деятельностным аспектами. Несмотря на наличие в структуре научного производства педагогической, коммуникативной, реализационной функций ее элементом является научный труд как деятельность по производству нового знания. Познание окружающего нас мира, в том числе отображение явлений и процессов социально-экономической сферы, есть направленный процесс. Организация и управление этим процессом, реализация и упорядочение деятельности познающего субъекта осуществляется посредством сложной системы исторически сложившихся методологических регуляторов.

Деятельность ученых, как и весь процесс развития науки, не может, таким образом, рассматриваться вне проблем методологической детерминации, играющих исключительно важную роль в данном процессе.

В условиях продолжающегося роста методологических исследований важно правильно определить необходимую сферу анализа, вытекающую из основного содержания концепции. В первую очередь обратимся к вопросам классификации и демаркации методов и методологий функционирующих в социально-экономической сферах, их взаимосвязь с системой научно-гуманитарной теории.

Понятия «метод», «методология» в силу ряда причин получили весьма широкое распространение и являются в настоящее время крайне многозначными. Не останавливаясь специально на проблеме их определения, ограничимся некоторыми замечаниями концептуального характера.

В связи с тем, что научное познание представляет собой сложное, многоуровневое явление, то логичнее предположить, что его основные свойства должны в той или иной форме проявляться и на атомарном уровне конкретной дисциплины, метода, познавательного действия. Поэтому и в их характеристики должны включаться не только предметно-логические, но и научно-институциональные, деятельностные и реализационные компоненты. Большинство из имеющихся в настоящее время точек зрения по проблеме метода расходятся среди авторов по вопросам определения предметной сферы метода как специфического феномена. Очевидно, что метод не может быть оторван от практики, социально-психологических и социокультурных компонентов деятельности и рассматривается как «чистая» логическая форма. Как справедливо отмечается в ряде методологических исследований, непосредственно сам метод ничего не производит. Он является лишь условием оптимизации познавательной и практической деятельности субъектов. При отсутствии у последних необходимых интеллектуальных, волевых и иных личностных качеств бессильны любые методы. Кроме того, метод требует и значительного как индивидуально психологического, так и социокультурного закрепления, ибо определяется сложными процессами вхождения в научное сообщество, обучения имеющимися объективными и субъективными условиями научного поиска и иными факторами.

Философские и психологические исследования последних лет в достаточной степени обосновали тезис о том, что сознание воспроизводится как внутренний план общественной практики и их структуры в целом совпадают. Отсюда можно сделать вывод о том, что материальная и духовная деятельность являются одним и тем же видом. Более того, они являются взаимосвязанными сторонами одной и той же деятельности. Видимо можно согласиться с Д. В. Пивоваровым в том, что «предмет, с которым мы оперируем, составляет свой «отпечаток» на наших практических или познавательных операциях. В дальнейшем каждой отдельной вещи постепенно начинает соответствовать особый спектр операций... Образ строится из преобразованных операций с предметами и поэтому первоначально наполнен операциональным содержанием»[2].

Вот почему методологическая проблематика не может развиваться вне широкого деятельностного контекста. Познание и практика должны рассматриваться всегда в единстве и различаться лишь как относительно самостоятельные стороны единого процесса. Можно сделать вывод, что самой природой, своими генетическими корнями метод восходит к практической деятельности. Любой вид практической деятельности и вся совокупность его многообразных приемов должны согласовываться со свойствами и законами действительности, с объективной логикой тех вещей, с которыми имел дело человек. «Человек, — по мнению К. Маркса, — не только изменяет форму того, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю»[3]. Способ и характер как познавательных, так и предметно-практических действий человека не может быть произвольным, он всегда определяется не только предметом познавательной и практической деятельности, но и сознательно поставленной человеком целью и условиями ее реализации. С помощью осмысленной системы методологических средств, способов, приемов субъект реализует свои цели, стремится овладеть объектом, переделать его. Еще Г. Гегель подчеркивал, что «метод поставлен как орудие, как некоторое стоящее на субъективной стороне средство, через которое оно соотносится с объектом»[4]. По его мнению, «метод может ближайшим образом представляться только видом и способом познания, и он в самом деле имеет природу такового»[5].

Метод является сложным, субординированным образованием, включающим в себя как объективные, так и субъективные операциональные элементы, что, естественно, выводит его за рамки непосредственно логических средств познания. Любой метод включает в себя познание объективных закономерностей, на основе которых возникают приемы или их системы для мышления и практического действия. Главное, что познание закономерностей составляет объективную сторону метода, а возникающие на их основе приемы исследования и преобразования явлений представляют собой субъективную сторону метода. Сами по себе объективные закономерности не составляют метода, необходимо выработать на их основе приемы для дальнейшего познания и преобразования действительности, для достижения новых, более эффективных результатов.

Метод, таким образом, это понятие, которое характеризует не сам исследуемый объект, а систему действий с объектом. В первом приближении он есть некоторая совокупность правил, регулирующих действий с изучаемой частью действительности, выработанных на основе познания законов ее развития. Не случайно И. Кант писал: «...если мы хотим нечто назвать методом, то оно должно быть способом действия согласно основоположениям»[6]. Эти основы, положения и образуют объективную предпосылку метода. Однако, общие познания закономерностей, как отмечалось, сами по себе не выступают в качестве метода. Возникшие на этой основе правила, приемы, служащие для дальнейшего познания и преобразования действительности, представляют собой субъективную, обычно личностно интериоризованную сторону метода.

В то же время данное в первом приближении определение метода требует, безусловно, существенных уточнений. Большинство исследователей в популярной литературе отождествляют понятия «метод», «способ», «подход».

Метод познания называют как отдельный познавательный прием, так и систему познавательных приемов. Но в специальных работах по методологии эти понятия следует различать. Различие между методом, с одной стороны, способом, приемом, расчетом, манерой — с другой, состоит в том, что метод представляет собой более сложное образование, чем прием и другие близкие к нему познавательные действия. Под приемом мыслится всегда только один какой-либо способ действия. К примеру, логический анализ представляет собой прием мысленного расчленения предмета на части. Метод же чаще всего — это совокупность познавательных операций, определенным образом субординированных. Подход осуществляет стратегическое направление исследования и не является непосредственным орудием познания. Способ же по сравнению с методом как понятие имеет более широкий объем и не наделен признаками методологичности.

Не имея жесткой обоснованности, он применяется чаще всего стихийно. В связи с отмеченным многие авторы справедливо обращают внимание и на то, что метод должен иметь свою качественную специфику и не может отождествляться со всеми средствами познания.

К последним относятся как материальные (приборы, инструменты), так и идеальные (математические, логические и т. д.) познавательные средства. В их ряду особое место занимает совокупность методологических средств познания и преобразования действительности. Идеи, принципы, понятия (категории), законы, используемые для познания и преобразования явлений действительности, соответственно преобразуются в методы, подходы, приемы, способы, то есть специфические методологические средства, являющиеся средствами диалектико-материалистического анализа. В свою очередь, под приемом мы понимаем методологическое средство, обеспечивающее познание и преобразование отдельных сторон сущности явлений действительности, под способом — методологическое средство, обеспечивающее соединение и применение в определенной последовательности приемов познания сущности явлений определенного уровня. Подход, в свою очередь, является методологическим средством, обеспечивающим выделение субъектом социального действия познаваемого и преобразуемого процесса, определение оптимальных в данных условиях направлений его познания и преобразования. Метод же мы определяем как средство, интегрирующее в себе методологические возможности подходов и приемов, соединенных определенным способом и функционирующих в интересах целостного познания и преобразования сущности не только явлений, но и процессов всей предметной ситуации. Отмеченное позволяет определить и методологию не только как учение о методе, но и как учение о системе методологических средств. Рассмотрение подходов, приемов, способов как необходимых элементов метода еще более усложняет его структуру, придает ему системный характер, но в то же время значительно расширяет содержание понятия «метод», которое в интегральной форме фактически по объему и содержанию сливается с понятием «методологические средства», если рассматривать последние как определенную целостность.

Метод познания, как отмечалось, является выражением по сути дела, целенаправленности, планомерности программно осуществляющегося процесса познания. В этом случае исходным пунктом и основанием выделения метода будет определение цели данного акта познания, ибо цель того или иного действия существенным образом детерминирует весь процесс и ход действия. Отвечая на вопрос о цели познания, конечно, нельзя удовлетвориться только тем общим утверждением, что она состоит в достижении истинных и полных знаний о предмете. Само по себе подобное высказывание является столь общим, что из него не вытекают еще какие-либо предписания для метода наших познавательных действий. Познание раздвоено на собственно познавательное отражение действий и управление этим процессом. Идеальное планирование и контроль сознанием относятся не только к практической деятельности, но и к процессу познавательного отражения. Последнее направляется конкретными практическими или познавательными целями, методологическими установками, имеющимися в данном предмете знаниями и т. д. Упорядоченная сторона познания, как правило, определяет особую упорядоченность интеллектуальных операций познающего мышления, которая и относится к развитию содержания мышления. Эту упорядоченность с полным основанием можно назвать методологической. Действительно, человеческое познание в силу своей природы, определяемой его местом в совокупной жизнедеятельности человека, безусловно, должно давать истину определенной глубины, дабы получаемое знание могло быть основанием практической деятельности человека. Истины, постижение которых составляет цель познания, должны быть объяснением сущности исследуемых объектов.

В историческом процессе познания и преобразования человеком действительности способы любой деятельности, как теоретической, так и практической, приемы и средства, используемые человеком в решении тех или иных задач, отобранные и проверенные на практике, обобщаются в определенные нормы, правила и предписания, которые должны соблюдаться человеком, осуществляющим соответствующую совокупность норм, правил и предписаний, регулирующий определенный тип деятельности человека, стремящегося к получению определенного результата, и составляет содержание метода. Сам по себе метод не существует в объективной действительности сам по себе, он результат творческой деятельности человека, он создается человеком и представляет собой совокупность правил, требований, сформулированных на основе знания действительности, закономерностей ее познания и преобразования.

Любой метод, несмотря на то, что он является результатом творческой деятельности человека, не произволен и не случаен. Он только по форме своего бытия носит субъективный характер, а по своему содержанию он объективен, так как сформулирован на основе знания объективной действительности.

Перед исследователем всегда встает вопрос, какой метод должен быть основным? Практика показывает, что для многих характерен предметно-дисциплинарный подход к классификации методов. По этому поводу в свое время достаточно однозначно выразился Б. М. Кедров. «Метод в науке, — писал он, — в конечном счете определяется ее предметом. Указать же ее предмет — значит определить и самую науку»[7].

Конечно, предмет исследования во многом детерминирует процесс познания и его регулятивы. Это ему свойственна форма, о которой Г. Гегель четко выразился. По его мнению, метод «...не есть нечто отличное от своего предмета и содержания, ибо именно содержание внутри себя, диалектика, которую он имеет в самом себе, движет вперед это содержание»[8].

В то же время связи между методом и предметом в действительности намного сложнее и неоднозначны. Они определяются общими, предметными закономерностями, и субъектными, социокультурными факторами. История науки свидетельствует, что длительное время системные объекты исследовались несистемными методами и т. д. В связи с этим механическое соотнесение метода с предметной сферой его реализации нередко приводит к ошибочным выводам. Господство механицизма в науке в XVII — XVIII веках наглядно продемонстрировало опасность подобных тенденций. Тем самым при оценке данного подхода следует иметь в виду необходимость различия, как познавательной и методологической деятельности, так и предметных и методологических знаний. Дело в том, что ограниченность предметно-дисциплинарной трактовки методов вызывает необходимость возникновения новых концепций.

Ко второй группе можно отнести сторонников выделения в методе в качестве ведущих логических и регулятивных компонентов. Рассматривая метод как идеальный образ субъект-объектного отношения, зафиксированную в сознании форму деятельности людей, отмечается его роль в определении ее порядка и приемов посредством ориентационной, стимулирующей, организаторской и коррекционной функций. Как нам представляется, метод есть интеллектуальное орудие (способ, совокупность приемов) познания и практического преобразования предметного мира, это внутренняя закономерность движения мысли к объекту, выраженная в системе регулятивных принципов, правил и обусловленная закономерностью объективного мира. Можно рассматривать метод и как способ познания, который представляет связь элементов знания в процессе возникновения последующих знаний из предыдущих. Метод есть логика рассуждения, момент необходимости в рассуждении как перехода от одного мыслительного содержания к другому и, таким образом, средством получения нового знания. Но эта логика содержательна: необходимость перехода задается содержанием мысли, тем, какие объективные связи (переходы) эта мысль отображает. Как воспроизводя эти мысли может строиться и сама мысль. Необходимо при этом отметить, что рассмотрение метода вне деятельностных и социокультурных факторов и элементов, сведение его в основном к логическим формам вне психологических составляющих, механизмом интериоризации и экстериоризации, безусловно, обедняют содержание исследуемого феномена. Следует на практике видимо учитывать, что логические правила, как и многие правила практической деятельности, применяются обычно без их осознания и без познания лежащих в их основе законов. Эти правила формируются не стихийно, а в ходе обучения, жизненных наблюдений за действиями старших товарищей.

Дня третьей группы авторов характерно акцентирование внимания на функции «предписания» определенной деятельности, совокупности операций с материальными или идеальными объектами как важнейшими составляющими метода. Так, В. И. Столяров считает, что метод познания представляет собой некоторую совокупность упорядоченных, связанных между собой действий. Подобная точка зрения может быть представлена как совокупность систематизированных познавательных операций, соответствующих предмету и цели научного исследования.

Таким образом, количество соответствующих подходов к определению понятия «метод» можно значительно умножить. Но безусловно, он всегда является некоторым способом достижения цели и не может рассматриваться вне целепола- гания и механизмов обратной связи. Метод обычно содержит и определенный способ решения познавательной или практической задачи в этом смысле является результатом методологической деятельности, что также может войти в состав его дефиниций.

Учитывая, что сам метод, на каком бы уровне своего становления и рефлексии он ни находился, имеет сложную многоуровневую структуру, а также многообразие форм его включения в систему функциональных связей познавательной и практической деятельности. Видимо можно их и так классифицировать. Дифференцируют методы и в зависимости от объекта естественных, общественных, технических и т. д. наук, от сферы (непосредственного и опосредованного) познания, от роли и места в процессе научного познания (эмпирические, теоретические, исторические и логические); от строения (простые и сложные, состоящие из элементов различных познавательных средств). Подобное перечисление можно было бы продолжить, но более конкретно обратимся к нему в процессе рассмотрения конкретного анализа основных групп методов современной науки. Нам главное в настоящее время усвоить, что методы, как в теоретической, так и в практической деятельности очень разнообразны.

В нашей работе особый интерес представляет проблема специфики методов научно-гуманитарного познания и их место в общей структуре методологического арсенала современной науки. Необходимо отметить, что данная проблема оказывается не такой уж простой, какой кажется на первый взгляд. Здесь отмечались недостатки предметного подхода к демаркации научно-гуманитарных методов. Они во многом усиливаются как комплексным междисциплинарным предметом большинства социально-экономических дисциплин, так и спецификацией используемых методов. Разнообразие научных методов обусловлено специфическим сочетанием в каждом из них небольшого количества широко известных исследовательских приемов. В то же время сочетание методов диктуется как природой изучаемого предмета, так и задачами исследования.

Тем самым в области познания и преобразования явлений социально-экономической сферы одновременно функционируют различные по природе и содержанию методы. Причем большинство из них является спецификацией основных общенаучных или дисциплинарных методов с учетом особенностей предметной и целевой организации научно-гуманитарного познания. К ним можно отнести социальные и экономические наблюдения, мониторинги отдельных вопросов общественной жизни, мониторинги развития психологической и социокультурной жизни и т. д., эксперименты и многое другое, что вдет на пользу познавательного процесса, формирование личности и человеческих отношений в процессе совместной деятельности. С одной стороны, они содержат некоторые операциональные компоненты, прежде всего методику действий, а с другой — включают в себя широкий спектр концептуально-регулятивных факторов различного уровня. В данном случае ими прежде всего являются принципы, законы и категории собственно гуманитарной науки. Структурное ядро эксперимента всегда составляет его методика, которая ограничивает действия испытуемого в рамках поставленной экспериментатором задачи (оборудование, инструментарий). Но при этом необходимо помнить, что внешне методика и стоит в центре экспериментального исследования, но сама является производной от тех понятий, которыми оперирует исследователь.

Даже применительно к собственным гуманитарным методам, порожденных спецификой тех частных дисциплин, которые осуществляют непосредственно социально-экономические исследования, можно говорить об особенностях сочетания различных познавательных приемов, в том числе общенаучного уровня.

Происходящее при этом взаимообогащение методов, с одной стороны, расширяет их функциональное возможности, а с другой — осложняет методологическую подготовку исследователей, выводя ее на междисциплинарный и даже философский уровень. Все сказанное следует иметь в виду, когда речь идет о методах научно-гуманитарного познания. Трудности выделения собственно социально-экономической специфики и приводят к тому, что нередко вопрос о качественной специфике методов гуманитарного познания и деятельности подчиняется вопросам реализации основных философских, общенаучных, междисциплинарных и ряда сложившихся в других областях методов гуманитарной сферы.

Видимо следует четко различать разработку методов науки и исследование ее методологии. В области осмысления механизмов и направлений сочетания методов в рамках той или иной социально-экономической дисциплины выходим уже на новый уровень изучения проблемы — уровень методологии. И если большинство научных методов по своей природе неспецифичны, то методология овладения и отображения гуманитарной сферы имеет ярко выраженную качественную специфику. Последняя определяется как предметными и соционаучными факторами, присущими социально-экономической деятельности в обществе, так и особенностями сферы применения или реализации.

Методы являются непосредственными инструментами для получения новых элементов знания, но не определяют всего процесса познания, потому что они применимы лишь в том случае, когда ясно, как и к какому объекту их можно применить. Методологическое основание, или точнее методологическую компоненту имеет только развивающееся знание. Теория, получившая свое завершение, может содержать систему методов работы, но не методологию. Методология «работает» лишь там, где возникают или предпринимаются попытки построения новых приемов обработки объектов исследования. По мнению многих исследователей, методология вырабатывается вне методов овладения простыми объектами и зависит от факторов не видимых внутри теории, получающиеся в результате применения методов. Речь идет о сложной, многоуровневой системе детерминации.

Становится понятным, что переход на качественно иной уровень теоретического овладения процессом осуществляется тогда, когда концептуально выражается то, как с помощью методологических средств различного уровня осмысления субъект стремится овладеть объектом, реализуя свои цели. Развитие и диф- ференциализация системы принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности привела к постоянной разработке учения об этой системе-методологии. От метода методологию следует отличать, т. е. учение о методе, теорию метода. Осознавая какой-либо научный метод, можно переоценить его роль и возможности, делать его единственным и абсолютным. Диалектика направлена не против метафизики в любой её форме как метода познания, применимого в известных границах, а против той методологии, которая стремится не видеть этих границ и превращает его в философский метод современной науки. Вот почему порочен не метод, а методология.

Мы видим, что если к методу в основном применимы критерии правильности, то методология как концептуальная система обладает всеми гносеологическими характеристиками и к ней в полной мере применимы критерии истинности. Многоуровневый характер методологического учения привел к тому, что понятие «методология» в настоящее время не имеет четких границ и общепринятого значения. В 60-70-х годах XX столетия преобладал подход, согласно которому методологию относили к уровню философского знания, познания и преобразования действительности, применение принципов мировоззрения к процессу познания, к духовному творчеству вообще и практике. Нам представляется, что, безусловно, роль философских компонентов в структуре методологии довольно велика.

Однако в последние десятилетия все большее количество исследователей начинает выделять в качестве ведущего фактора многообразие структурных элементов методологии и форм их взаимосвязи. Методология - весьма сложная форма теоретического усвоения действительности: здесь есть и общие точки зрения, из которых должен исходить ученый, и правила, которыми он должен руководствоваться, ориентируясь в любом научном материале, при выборе главных направлений как в исследовании, так и в практической деятельности. В то же время присутствуют нормы, под углом зрения которых оценивается и обрабатывается научное наследство прошлого, и приемы, которыми необходимо пользоваться в проводимых исследованиях. В связи с отмеченным встает вопрос, а что же включает в себя методология?

Анализ развивающегося знания показывает, что попытки его осуществления не могут быть полными, если они не учитывают наряду с влиянием вненаучных факторов и воздействия различных элементов внутри самой науки как целостного феномена. Процесс научного познания можно анализировать с различных точек зрения: философской, социологической, методологической, психологической, структурной, функциональной и т. д. Но в любом случае цель анализа представляет построение целостной картины, целостного образа науки. Подобная картина встает и в процессе исследования методологии, ибо к ней полностью применимы все выше отмеченные подходы. В связи с этим если цель познавательной деятельности в конечном счете сводится к производству научных знаний, то задачи методологического анализа заключаются в рассмотрении специфики и закономерностей этого производства.

Нам представляется, что в структуре методологии можно выделить следующие основные компоненты:

  • 1. Законы и закономерности функционирования познавательных средств (прежде всего методов исследования) как в науке в целом, так и в ее отраслях.
  • 2. Принципы и законы, на которых основывается логика развития науки или ее разделов.
  • 3. Базисные социокультурные элементы, детерминирующие самопознание (рефлексию) и функционирование законов развития науки.

Тем самым методология как специальная теория должна быть и теорией методологического применения в научно-практической деятельности, находящих своё выражение в тех или иных принципах или других концептуальных образованиях. Таким образом, вопросы реализации методологии, как и непосредственные реализационные механизмы, являются неотъемлемыми составляющими любого методологического конструкта.

Нам представляется необходимым различать теорию практической деятельности (с последующим делением по видам: теорию трудовой, экономической, нравственной и т. д.), а также теорию духовной деятельности (с выделением в качестве особого раздела, в частности теорию научно-теоретической деятельности). Если исходить из того, что метод есть элемент деятельности, и соответственно методология также элемент теории деятельности, то следует различать также два вида методологии: методологию практики и методологию духовной деятельности. С позиции данной точки зрения достаточно наглядным является тот факт, что наука разрабатывает методы не только для себя самой. Ее конечное назначение заключается и в том, чтобы методологически обеспечить и социальную практику.

Исследование методов и средств достижения истинного и практически эффективного знания, выяснение внутренних механизмов, логики движения и организации знания было бы невозможным без мировоззренческой интерпретации оснований, социальных и гносеологических предпосылок научного исследования и его результатов. Таким образом, методологический анализ науки в принципе обеспечивает не только выявление уже существующего арсенала средств, приемов и методов познавательной деятельности, но и его совершенствование.

Методология в силу своей природы не может отгораживаться от практики и быть только логикой познания. Способ и характер познавательных и предметнопрактических действий не может быть произвольным. В связи с этим вполне оправдана традиция, рассматривающая методологию в широком смысле — как учение о структуре, логической организации, методах и средствах деятельности в области теории и практики. Конкретный анализ развивающегося научного познания свидетельствует о качественном своеобразии методологий различного уровня, каждая из которых выполняет свою роль в зависимости от сочетания внешних факторов и соотношения внутренних, системообразующих компонентов, в том числе и объектах. Методология всегда должна опираться на онтологическую характеристику определенной реальности, ее определенную содержательную интерпретацию. Для методологии это имеет существенное значение, потому что определяет ее собственную направленность.

Необходимо всегда помнить, что всякая классификация носит конкретно-исторический характер и в этом смысле деление на всеобщие, общенаучные и частные, соответствующие им методологии относительно. С развитием познания одни из них могут переходить в другие, однако реальные различия есть, и весьма существенные. «Теоретическое мышление каждой эпохи, а значит и нашей эпохи, — это исторический продукт, — писал Ф. Энгельс, — принимающий в различные времена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание»[9].

Нам представляется, что наиболее оправданным приемом построения системы иерархии уровней методологии является определение их в соответствии с диалектикой единичного, особенного и всеобщего с учетом дифференциации внутри каждого из данных уровней. На уровне всеобщего действуют и социокультурные детерминированные регулятивы (к примеру, религиозные), а также неконцептуальные чувственно-образные структуры, во многом определяющие основную направленность, стиль деятельности. В данном случае нефилософской будет и их форма, и функции, и механизмы, сохраняющие, однако, уровни всеобщности.

Общефилософская методология образует высший уровень методологической рефлексии, включающий мировоззренческую интерпретацию результатов науки, анализ общих форм и методов научного мышления, его категориального строя с точки зрения той или иной картины мира. Обобщая новейшие открытия современной науки с философских позиций, анализируя их, используя систему категорий диалектики, ученый решает важную задачу включения этих результатов науки в общую картину мира и целостную культуру человечества. Без этой деятельности невозможна ассимиляция нового опыта обществом, а значит невозможно его широкое использование, ни дальнейшее развитие.

На общефилософском уровне анализа познавательной и практической деятельности реализуются мировоззренческая, гносеологическая и методологическая функции философии путем разработки на основе всеобщих форм бытия, всеобщих законов диалектики, закономерностей функционирования и развития познания и общественной практики соответствующих принципов, требований к мыслящему и действующему субъекту, ориентирующих его в познавательной и практической деятельности. Опыт показывает, что в конкретно-научном исследовании философский подход не всегда учитывается исследователями в явном виде. Хотя очень часто именно философский анализ проблемы имеет решающее значение в определении судьбы исследования, так как именно он задает его общее направление, принципы подхода к объекту изучения, а также является отправной точкой при мировоззренческой интерпретации полученных результатов.

Методологические предписания формируются на основе познанных универсальных законов и связей, но с учетом специфики познания, функционирования категориальной структуры мышления в синтезе и развитии знания, движения мысли в ходе теоретического «усвоения» познаваемой действительности. В связи с этим в методологических правилах находит отражение достигнутое знание как универсальных законов и связей действительности, так и самого познания, его сущности и специфических законов развития. В то же время методологическая роль философских идей зависит не только и не столько от их истинности, но и от того, насколько их уровень соответствует существующему уровню мышления или методологической культуре исследователей в данной сфере.

История научного познания, науковедческие разработки показывают, что связи философской методологии с частнонаучными многообразны. В качестве основных их типов можно выделить следующие. Во-первых, общефилософские элементы, взяты в целом, задают общее направление развитию науки, исследованию. Во-вторых, типичны ситуации, когда философские методы, взятые в отдельных своих проявлениях или спецификациях (социально-философские, этические, эстетические и т. д.), реализуются в процессе того или иного научного исследования. Разумеется, что существующие в этой области взаимосвязи достаточно сложны и не всегда правильно осознаются исследователями. Так, значение философии для естествознания заключается в том, чтобы скорее, может или не может оно разрешить свои собственные сомнения без философии, а в том, как оно это делает. Тем самым на уровне особенного функционирует достаточно широкий и качественно определенный спектр философской методологии, часть которого непосредственно связана с научно-гуманитарным познанием.

Второй уровень методологии, наряду с частнофилософскими компонентами включает общенаучные принципы, подходы и формы исследования, которые получили широкое распространение и развитие в XX веке. К этому уровню методологической рефлексии можно отнести методы теоретической кибернетики, нашедшие широкое применение в различных областях современной науки, системный подход, проблемно-модульное обучение специалистов, методы идеализации, моделирования, вероятностный, статистический и др. Специфика этих методов и подходов, а также общенаучных категорий, на которых они базируются, определяется относительным безразличием к конкретным типам предметного содержания и вместе с тем апелляцией к некоторым общим чертам процесса научного познания в его достаточно развитых формах. По своей сущности и сфере применения они носят общенаучный характер. Эвристическая функция этих методов и лежащих в основе категорий заключается прежде всего в том, что на их базе происходит генерация общенаучных подходов в познании действительности.

Диалектическое единство тенденций методологической интеграции и дифференциации находит свое выражение в специфике функционирования методологии высших уровней. Роль общенаучной и философской методологии наиболее проявляется в период революционных преобразований в науке при решении принципиально новых проблем, не сводимых к предшествующим аналогам при проведении комплексных, программно-целевых исследований и т. д. Однако и в обычных, «стационарных» условиях значение общенаучной и философской методологии достаточно велико. Рост методологической оснащенности современной науки является одним из факторов, определяющих ее развитие.

Следует заметить, что общенаучные методы и подходы, несмотря на широкое распространение и возрастающую интегративную роль, не могут и не должны абсолютизироваться. Они базируются на какой-то одной категории, отражающей лишь одну (хотя и существенную) сторону объекта познания. В связи с этим каждый из них носит специфический и в известной мере односторонний, ограниченный характер. Вот почему ни один из этих методов и подходов, ни все вместе взятые не могут заменить собою философских методов познания.

Третий уровень методологической рефлексии включает конкретно-научную методологию, то есть совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в той или иной отрасли науки. Как отмечается в методологической литературе, методология конкретной науки отличается от вышеперечисленных уровней двумя основными свойствами. Во-первых, добавлением специфических, частных, свойственных только данной науке методов познания. Вовторых, конкретизацией более общих методологий применительно к специфике тех явлений, которые его исследуют посредством механизмов перевода или синтезирования новых методологических средств.

Многообразие методов конкретно-научного исследования отражает в конечном счете многообразие объективного мира. Каждый объект познания требует своеобразного сочетания, синтеза методов и средств специальной технологии исследований.

Научный метод как форма мыслительной деятельности включает целую совокупность определенным образом субординированных познавательных операций и процедур, основанных на конкретных методологических принципах.

В различных отраслях конкретных наук, особенно в период их расцвета, существует большое количество научных школ и ученые могут быть приверженцами различных научно-исследовательских программ, научных направлений. Но несмотря на это общей для них является определенная совокупность методологических предпосылок и принципов, выражающих, как правило, сложившиеся на определенном этапе развития науки нормы научного исследования и методы построения теории.

Понятно, что специфика гуманитарных наук и их отраслей наиболее полно проявляется на уровне конкретной научной дисциплинарной методологии, под которой мы понимаем входящую в ту или иную отрасль науки или возникшую на их стыке совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в той или иной научной дисциплине. В различных отраслях современной науки мы наблюдаем в результате длительного процесса дифференциацию научного знания, где возникли целые семейства дисциплин. На современном этапе научная дисциплина является основной формой организации научного знания. Они наряду с проблемными науками являются следствием углубления и специализации научного знания, расширения его сферы, накопления огромного материала в узких проблемных областях. В связи с этим можно утверждать, что дисцип- линарность исследования детерминируется прежде всего его непосредственным предметом, и речь может идти в основном о преломлении, трансформации существующих концепций и принципов, методов и методик в соответствии с их спецификой. Вот почему комплексный подход не может быть простой суммой методов конкретных наук, а представляет собой качественно иной уровень методологического становления. Он требует как определенной методологии, так и необходимых способов деятельностной и инструментальной организации науки. В свете отмеченного становится ясным, что научно-гуманитарное исследование по своей природе не может быть комплексным. Соответственно комплексный подход предполагает и наличие междисциплинарных исследований.

Методология междисциплинарного комплексного исследования является методологией особого типа. Она не может быть сведена к какому-либо из широко известных общенаучных подходов, как системно-структурный, моделирование, вероятностно-статистический и т. д., так как они в конечном счете носят односторонний характер и поэтому не могут комплексно, всесторонне охватить исследуемый объект в целом, во всех его связях и опосредованиях.

Многоуровневый и разнокачественный характер различных отраслей методологии не мог бы реализоваться вне функций кооперации, так как одной из ведущих подсистем науки является система отношений совместной деятельности познающих субъектов в процессе научной деятельности. В условиях разделения научного труда именно методология выполняет функцию опосредованного объединения, обмена уплотненной информацией иного уровня рефлексии. Любая индивидуальная исследовательская деятельность по природе своей имеет всеобщий общественный характер. Необходимо подчеркнуть, что при любой степени индивидуальной деятельности конечным итогом может быть акт трансляции знания. Исследования, результаты которого заведомо не должны стать достоянием социальной памяти, не может быть признано за результат труда вообще. В силу этого обстоятельства научное производство всегда в какой-то форме совместно. Разумеется, типы и характер этого совмещения или кооперации могут существенно различаться в зависимости как от внутренних, так и от внешних факторов, что достаточно наглядно проявляется в методологии научно-гуманитарного познания. Социально-экономическая мысль во все времена и во всех странах развивается не в отрыве от общественных теорий, а как правило, на их основе. В связи с этим на нее оказывают существенное влияние как достижения, так и недоработки современного обществоведения и его методологии.

Проблемам соционаучной и социально-психологической детерминации методологической деятельности в гуманитарном познании уделялось значительно меньше внимания. В то же время известно, что методологические знания не могут реально функционировать, пока они не интериоризировались, не превратились в элемент социальной памяти, обрели необходимые закрепляющие (консервирующие) механизмы. Посредством функционирования последних и реализуется научно-генетическая функция методологии, благодаря которой и осуществляется вхождение методологических компонентов в систему исторически развивающегося методологического знания и его механизмов.

Целостность методологии научно-гуманитарного познания находит свое выражение в существовании синтетических функций, интегрирующих функционирование ее основных компонентов. В то же время реализация методологических возможностей осуществляется не непосредственно, не вне конкретного научного поиска, а внутри его, как неотъемлемый, но трудно дифференцируемый элемент научной и прежде всего теоретической деятельности.

Общей методологической основой всех наук является материалистическое учение как единое цельное учение о научном познании и преобразовании мира. Его творческая преобразующая сила заключена в неразрывной связи с жизнедеятельностью поколений людей, в непрерывном ее обогащении на основе всестороннего анализа действительности.

Непрерывное человеческое познание представляет собой отражение в сознании людей объективной действительности. Суть теории отражения прямо вытекающей из материалистического взгляда на мир, В. И. Ленин сформулировал в следующем положении: «... вне нас существуют вещи. Наши восприятия и представления — образцы их. Проверка этих образцов, отделение истинных от ложных дается практикой»[10]. В сознании людей нет ничего, что в конечном счете не было бы отражением процессов и вещей объективного мира.

Вместе с тем знания о мире представляют собой не механические копии реально существующих явлений. Они являются отражением объективного мира в человеческом мозгу не пассивно, а носят активный, творческий характер, поскольку происходят в процессе целенаправленной практической деятельности и опосредуются практикой. Идеальные образцы действительности, вырабатываемые сознанием (восприятия, идеи, теории и т. д.), представляют собой результат диалектического взаимодействия субъекта и объекта познания. Они формируются под прямым воздействием интересов, практических целей, чувств и социально активного человека. В практике сознание людей обогащается новым опытом, который вливается в имеющиеся знания, осмысливается, перерабатывается мышлением и дает материал для дальнейшего развития мыслей, чувств, интересов, практических потребностей.

В ходе социального развития человечество выработало сложный арсенал форм мышления: понятие, суждение, умозаключение, а также способов мыслительной обработки воспринимаемого материала: анализ и синтез, обобщение и абстрагирование и т. д. Эти формы и способы мышления используются не только как ступеньки диалектически сложного, противоречивого творческого отражения действительности в сознании, но и в качестве средств накопления, уплотнения и концентрации получаемых знаний.

Таким образом, познание представляет собой отражение объективной действительности на эмпирическом и теоретическом уровнях. В результате эмпирического познания вырабатываются еще не в полном объеме и недостаточно систематизированные знания о явлениях и фактах. Хотя они и не раскрывают глубокой сущности и законов развития действительности, но в то же время постоянно используются в практике повседневной жизни. В научном же исследовании, как правило, преобладают знания, приобретаемые через отражение на теоретическом уровне. Оно ставит своей задачей проникновение в сущность изучаемых явлений и их воспроизведение в сознании как категории, законы, научные теории, то есть в виде научных абстракций, отражающих глубокие существенные взаимосвязи материального и духовного мира. «Познание, — писал В. И. Ленин, — есть отражение человеком природы. Но это не простое, не непосредственное, не цельное отражение, а процесс ряда абстракций, формирования, образования понятий, законов, etc., каковые понятия, законы... и охватывают условно, приблизительно универсальную закономерность вечно движущейся и развивающейся природы»[11].

Основными категорическими формами научного знания являются категории, законы и принципы, которые в совокупности образуют структуру той или иной науки, содержат ее основополагающие положения и составляют основу дальнейшего развития научных знаний. Стройность и развитость структуры науки, системы категорий, законов и принципов, их соответствие развивающейся объективной действительности характеризуют степень зрелости теории, способность быть действенным руководством для практического применения.

Все отмеченное о науке в целом, полностью относится и к гуманитарной науке, научно-гуманитарному познанию, целью которого является изучение человеческого общества, религий, правовых и нравственных основ развития государственных структур, взаимодействие людей в социально-экономической жизни и т. д. Развитие этой специфической области жизни в современных условиях определило дальнейшее усложнение научно-гуманитарного познания.

Субъектом научно-гуманитарного познания являются люди, кадры, решающие социально-экономические задачи в обществе, а также накопленные знания и опыт их деятельности. Потребности людей, их целостные ориентации, мировоззрение, знания и опыт, почерпнутые в конечном счете из объективной действительности, сами становятся мощным фактором познания, оказывают определяющее влияние на характер отражения действительности, на оценку тех или иных явлений и событий, на выявление тенденций их развития.

Особенно велико значение для научного, в том числе и научно-гуманитарного познания наиболее общих знаний о мире и его отражении в сознании человека, сконцентрированных в философской теории. Выполняя одновременно функции мировоззрения, логики и теории познания, она не только снабжает людей пониманием наиболее общих законов развития действительности, но и дает исследователю такие принципы познания, которые вытекают из диалектико-материалистической природы объективного мира и специфики его отражения в сознании человека. В этом и заключается прежде всего роль научной философии как общей методологии всех научных изысканий. Сложность, многогранность методологической роли философии обуславливается разнообразием выполняемых его функций.

Как мировоззрение она означает признание объективного существования материального мира и закономерностей его развития, отражаемых в сознании человека, решающей роли практики в познании и преобразовании действительности, ориентирует научные кадры на исследование объективных процессов, закономерностей функционирования общества и самого человека в их непрерывном развитии.

Выступая в качестве диалектической логики, научная философская мысль формирует законы и категории мышления как отражение существенных связей и процессов реального мира, определяет логический строй мыслительного процесса в решении как теоретических, так и практических проблем гуманитарной науки. В роли теории познания она раскрывает сущность и структуру познавательного процесса, соотношение и связь его элементов, направления профессионального формирования человеческой личности от ее внешнего проявления до выявления ее внутренних законов развития и практического функционирования в обществе.

Таким образом, диалектический и исторический материализм раскрывают сущность познания как в отношении индивида к материальному миру, так и со стороны логической формы познавательных процессов, благодаря чему они выступают в качестве всеобщего метода и учения о методах, определяющих основные пути и принципы познания природных и социальных явлений, в том числе и гуманитарной науки в целом. В «Философской энциклопедии» методология определяется как «философское учение о методах познания и преобразования действительности; применение принципов мировоззрения к процессу познания, к духовному творчеству вообще и к практике»[12]. Как мы выяснили выше, диалектико-материалистическая методология является руководством для главного, творческого процесса познания и преобразования мира в соответствии с его законами.

Философия вооружает научные кадры в гуманитарных сферах деятельности пониманием наиболее общих законов развития природы, общества и мышления, а также общих законов социальной жизни и ее отражения в сознании человека, то законы диалектики в применении к познанию составляют сущность общефилософского научного метода, в равной степени относящегося ко всем наукам, а общие законы общественной жизни лежат в основе методов познания социальных явлений через гуманитарные науки. Применение этих методов является необходимым условием успешности научно-гуманитарного познания. Без них невозможно глубоко понять характер современного развития общества и самого человека в его профессиональной деятельности. Ибо все эти процессы представляют собой конкретную форму проявления диалектики в социальной жизни.

Научная философия в своей методологической функции может рассматриваться как определенная система принципов и правил познавательной деятельности, то есть важнейших требований к познанию, вытекающих из законов диалектики. К примеру, закон перехода количественных изменений в качественные выступает в познании как форма принципа единства количественного и качественного анализа, принципа скачкообразного характера развития научного знания и т. д. В научно-гуманитарном познании эти принципы имеют особенно важное значение для раскрытия сущности происходящих ныне социальных и нравственных изменений в жизнедеятельности современного общества и его ответов на происходящие катаклизмы. Непосредственным выражением методологической функции научно-философской мысли являются требования диалектической логики, без соблюдения которых немыслимо подлинно научное познание социальных процессов.

Материалистическое понимание истории открывает путь к познанию человека и его деятельности через гуманитарные науки как социального, природного явления, порождаемого общественными отношениями, основанными на индивидуальной собственности и эгоистическими наклонностями самого человека, которые в той или иной мере развивают и «движение» человеческой личности в общественном развитии. Необходимо отметить, что исторический материализм позволяет выяснить роль не только выдающейся личности в истории человеческого общества, но и взаимодействие его материальных и духовных сил, объективных и субъективных факторов в функционировании и развитии общества и тем самым обосновать пути практической деятельности гуманитарных наук, направляющих и мобилизующих общество на решение тех или иных проблем человеческого развития.

Диалектико-материалистическое понимание общества впервые дало возможность сформировать научные взгляды на такие социальные явления, как роль личности в истории, формирование и развитие человеческой личности, роль и место народа, религии, нравственности в обществе, которые в своей основе составляют методологическую основу научно-гуманитарного познания. На их основе и подхода к общественной жизни эти направления учения раскрывают социально-политическую сущность данных явлений, помогают определить человеку свое место и роль в жизни общества, зависимость материальных условий от гуманитарных наук в развитии общества и человека, выявить экономические тенденции, позволяющие формироваться и развиваться человеческой личности на основе теоретических положений подготовки к профессиональной деятельности.

Как мы выяснили ранее, методология научно-гуманитарного познания не исчерпывается требованиями из научной философии, которая составляет только высший, общий для всех отраслей знаний уровень методологии. Научно-гуманитарная деятельность неразрывно связана со всеми сторонами общественной жизни: экономикой, политикой, идеологией, вопросами нравственности и психологии. Более того, с развитием человеческого общества эта связь становится все более тесной и всесторонней. Следовательно, по отношению к научному исследованию в целом, в решении задач всестороннего познания человека и его профессиональной деятельности в обществе в качестве методологии выступают гуманитарные науки, в своем единстве и направленности. Гуманитарные науки являются методологией развивающегося мышления и жизнедеятельности человека в обществе.

Развитие социальной жизни в обществе в современных условиях сложно и весьма противоречивым образом связаны с общественным прогрессом, с развитием мировых общественных процессов и их влиянием на жизненные условия и качества жизни народов в государстве. В связи с этим многие общественно-политические проблемы современного этапа социально-экономического прогресса могут быть правильно решены при условии последовательного применения методологических принципов гуманитарных наук, раскрывающих законы перехода от индивидуальных к общественным формам собственности. Будучи системой научных знаний об окружающем человека мире и о нем самом, и в то же время теоретическим отражением коренных интересов народов, гуманитарные науки призваны выполнять и выполняют многогранную мировоззренческую функцию.

Еще более конкретный уровень методологии научно-гуманитарного познания составляют законы, выводы, обобщения самой общественной и социальной науки, истинность которой доказывается практикой человеческого общества. Общие знания такого рода подсказывают путь познания конкретных социальных явлений, дают возможность правильно подойти к решению теоретических и практических задач, встающих перед управленческими кадрами в обществе.

Разграничение уровней и различных сторон методологии научно-гуманитарного познания важно нам для правильной оценки их значения.

Главенствующее положение философии в системе методологии научно-гуманитарного познания определяется наибольшей общностью ее законов и принципов по отношению к другим наукам и разделам знания. Диалектика свойственна всей действительности, но в каждой отдельной сфере она проявляется в своей специфической, конкретной форме. В социально-экономической деятельности такой формой являются сложные взаимосвязи, характеризующие способы применения форм и методов гуманитарной науки в практической жизнедеятельности общества, взаимодействие его материальных и духовных сил, объективных и субъективных факторов на данный момент времени. Задача гуманитарной науки в том и состоит, чтобы познать, раскрыть эту конкретную диалектику функционирования общества, его социальной системы и представить в виде научной теории, для того чтобы она стала руководством для практики.

Знание законов диалектики, общих для всей действительности, открывает наиболее короткий и рациональный путь к познанию диалектики научно-гуманитарного познания, их связей и закономерностей. В свою очередь, глубокое понимание основ научно-гуманитарного исследования облегчает поиск центральных проблем их отдельных отраслей по научным направлениям (психологии, педагогики, политологии, истории правовых и экономических дисциплин и т. д.), эффективных мер их реализации на практике.

В этом суть методологической функции философии по отношению к другим гуманитарным наукам. Научная методология не берет и не может взять на себя решение конкретных вопросов теории и практики гуманитарных наук. Ее задача в другом: показать основные направления изучения тех или иных гуманитарных вопросов, определить и оценить методы познания, вооружить принципами познавательной деятельности научно-педагогические кадры, помочь избежать ошибочных метафизических и идеалистических выводов, ложных социально-экономических концепций.

Столь сложная задача осуществляется главным образом путем искусного применения в ходе научно-гуманитарного познания системы законов и категорий философии к решению вопросов социально-экономического характера. Каждая теоретическая категория и любой закон материализма представляет собой обобщенное и многократно проверенное знание о существующих сторонах и связях окружающей человека действительности, истинное для его развития и самосовершенствования.

Система законов и категорий научной философии примененная к познанию гуманитарных наук, позволяет увидеть в их развитии закономерности, объективные тенденции, обнаружить внутреннюю логику его изменений, а значит, подвести теоретическую базу под практику социально-экономического развития общества. При изучении, например, такой формы, как руководство хозяйственно-экономической деятельностью предприятия, необходимо охарактеризовать его материальные средства в их связи с морально-политическими, духовными факторами, показать значение искусства руководителя, выявить характер действий как своих сподвижников, так и конкурентов, раскрыть систему взаимодействия и обеспечения, возможности реализации полученного товара, целесообразные способы действий своих структур, соответствующие содержанию поставленных целей, дать количественно-качественную оценку соотношения экономического развития в регионе и стране целом, и т. д. Иначе говоря, применить всю совокупность категорий и законов диалектики в вопросах социально-экономического развития того или иного субъекта хозяйственной деятельности. Их использование обязательно потребуется и при изучении истории развития производства в прошлом, и при обучении менеджеров и руководителей хозяйствующих структур, и в ходе практической подготовки к деятельности хозяйственно-экономического субъекта.

При этом успешное применение методологии в научно-гуманитарной сфере познания возможно только на основе глубокого знания философского метода и практики социально-экономической деятельности.

Органическая взаимосвязь философии и гуманитарных наук лежит в основе успешного решения социально-экономических проблем развития общества.

Таким образом, научная философия, используемая в качестве методологии научно-гуманитарного познания, служит могучим оружием мышления, придает ему глубину, логическую стройность и последовательность.

  • [1] Павлов Т. Теория отражения. — М.: Госкомиздат, 1949. — С. 404.
  • [2] Пивоваров Д. В. О соотношении предметного и операционального компонентов научного знания // Вопросы философии. — 1977. — № 5. — С. 92.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — Т. 23. — С. 189.
  • [4] Гегель Г. Наука логики // Соч. — Т. VI. — М., 1939. — С. 299.
  • [5] Гегель Г. Там же. — С. 298.
  • [6] Кант И. Соч. — 1964. — Т. 3. — С. 694.
  • [7] Кедров Б. М. Классификация наук. — М.: Наука, 1985. — Т. 2. — С. 441.
  • [8] Гегель Г. Наука логики. — М.: Мысль, 1970. — Т. 1. — С. 108.
  • [9] Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — Т. 20. — С. 366.
  • [10] Ленин В. И. ПСС. — Т. 18.—С. 109-110.
  • [11] Ленин В. И. ПСС. — Т. 29. — С. 163-164.
  • [12] Философская энциклопедия. — М., 1964. — Т. 3. — С. 420.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >