Прогноз как научно-гуманитарное знание

В настоящее время, как никогда ранее, стали актуальными проблемы социально-экономического развития государства и региона. То, что в прошлые века вызывало естественные изменения в развитии общества один раз в 100 и более лет, сейчас может застать «врасплох» в 5-10 раз чаще, а то и в 2-3 года, если принимаемые решения о путях развития не будут базироваться на научно обоснованном предвидении и выборе направления развития общества и самого человека.

Интуиция сама по себе уже не дает возможности правильно и своевременно решать быстро усложняющиеся проблемы социально-экономического развития общества. Государству всё дороже обходятся случаи, когда в какой-то отрасли исследований, промышленного производства или социальной жизни не подготовились к своевременному повороту на путь, наилучшим образом ведущий к цели, решения возникающих проблем, или не набрали к каком-либо направлении необходимую оперативность или «разворотливость», необходимую для начавшегося в мировой практике какого-либо крутого подъёма.

Подобного рода управляющие воздействия влияют на научный процесс опосредованно через организационную структуру науки. В этом отношении современная гуманитарная наука представляет собой большую и сложную динамически развивающуюся систему. Реализация достижений науки обеспечивает в свою очередь основную часть роста общественной производительности труда и прироста национального дохода. Исключительно важен также теоретический и социальный эффект науки, в современном обществе стремящемся строить свою жизнь на научных основах. В связи с этим интересно замечание В. И. Ленина: «Экономист всегда должен смотреть в сторону прогресса техники, иначе он не-

909

медленно окажется отставшим...» . [1]

Оптимальное управление любой развивающейся системой требует наличия опережающей (прогнозной) информации о предстоящих потребностях, возможностях и последствиях управляющих воздействий. Это в особенности относится к управлению самой гуманитарной наукой. Прогностическая функция органически присуща научным системам знания. Однако следует отметить, что многолетний опыт реализации наукой этой функции относится почти исключительно к объектам (предметам) научного изучения. Что же касается предвидения будущего не только самой науки, и в частности организационных форм ее жизнедеятельности, но и общества, то такого вида прогнозирование стало возможным лишь на основе научного подхода к изучению самой гуманитарной науки и ее научно-исследовательской деятельности на обеспечение потребностей общества. Научное прогнозирование является одним из важнейших и едва ли не труднейших направлений современного науковедения, разрабатывающего теоретические основы управления прогрессом социально-экономических проблем.

Теоретическая разработка проблемы прогнозирования будущего гуманитарной науки еще только перешла из стадии описания и популяризации в стадию первых обобщений, классификации, вычленения основных типов прогнозов и специфически предъявляемых к ним требований.

Опираясь на данные обширной ныне библиотеки прогнозов, на исследования, выполненные в мире прогнозистами, представляется целесообразным хотя бы набросать некоторые общие контуры теоретических проблем прогнозирования социально-экономических наук, и прежде всего актуальных для любых научно- технических прогнозов: вопросов о типологии, о факторах, влияющих на степень реальности прогноза и о методических подходах и приемах прогнозирования.

Прогноз развития гуманитарной науки можно рассматривать как научно обоснованную информацию о её будущем. Содержание и степень реальности такой прогнозируемой информации определяется историческим опытом, накопленным человечеством; знаниями и представлениями, присущими наличному уровню социально-экономических наук; возможностями, реализация которых зависит от будущих поколений. Разработка проблем прогнозирования только в том случае имеет научный характер, если она базирует свои построения на уже вскрытых творцами научно-технического и социального прогресса, логиками науки и науковедами конкретных тенденций и на реальных закономерностях научно-гуманитарного развития.

Необходимо отметить, что каждый новый шаг на пути в будущее науки и техники в обществе достигается все с большим трудом. И хотя прямые и опосредствованные блага, приносимые научно-техническим прогрессом, во много раз перекрывают понесенные затраты, ныне становится очевидным, что судьба науки и техники все в большей мере зависит от научного уровня организации, планирования, прогнозирования и эффективного управления ходом научно-технического прогресса. При этом следует особо отметить и тот факт, что с развитием научно-технического прогресса роль человека, его трудовая и социальная деятельность значительно видоизменяется. Так, монотонный, а иногда и довольно тяжелый труд заменяется контролирующими и наладческими функциями. При этом автоматизация производства высвобождает количественно работников от непосредственной материальной деятельности. У человека появляется все больше свободного времени. Перед обществом встает дилемма, чем занять высвобождающуюся массу, как правило, не обладающую навыками наиболее интеллектуального труда, с неразвитым интеллектом и не в полной мере организованными навыками дисциплинированности. Таким образом, если научно-технический прогресс продолжает, хоть и медленно, развиваться, то социально-политические проблемы общества возрастают. Люди ищут возможности применения своих сил и возможности найти элементы занятости в расслаивающемся человеческом обществе. Растет одновременно и недовольство в обществе своим положением дел, неудовлетворенность положением и они готовы идти на всевозможные антисоциальные выступления, «справедливо» считая, что у другого правительства все будет получаться гораздо лучше и эффективнее и они найдут достойное место в обществе. Данную ситуацию в прогнозе развития общества, его региональных ответвлений необходимо учитывать с большей скрупулезностью. В конечном счете, эти социально-экономические факторы и вызвали к жизни формирующуюся ветвь науковедения — научно-техническую прогностику. На исследования и разработки в этом направлении тратится ежегодно около 2 % ассигнований, выделяемых на науку. Эти затраты признаются исключительно рентабельными, так как дают выигрыш, в больших размерах превышающий соответствующие вложения.

Имеющийся мировой опыт современной научно-технической прогностики позволяет сформулировать для нее определение о том, что эта система научнообоснованных оценок возможных направлений и результатов развития науки, техники и социальных процессов, а также требуемых для приоритетов и принятия решений в единой научно-технической политике ресурсов и организационных мер общества.

В предложенной трактовке научно-техническое прогнозирование понимается как важная часть предплановой работы и средство предвидения результатов социально-экономического развития. Если прогноз дает, в конечном счете, материал для принятия решений, то план является уже непосредственным результатом принятия решений, сделанных с использованием как прогнозных данных, так и ряда других необходимых сведений.

Социально-экономические прогнозы, в свою очередь, являются специфической (по объектам, целям и методам) подсистемой в более широкой системе прогнозов, включающей в себя функционирование общества.

В условиях человеческого общества, сознательно стремящегося строить свою жизнь на научной основе, науковедение в целом и научно-техническая прогностика, в частности, имеют принципиальный характер перспективы приобрести объективный характер и отражать общественные интересы. Осуществляемые в государствах экономические реформы по-новому актуализируют требования научной обоснованности и гибкости руководства; усиливают роль экономических факторов в формирующейся методологии социального прогнозирования; стимулируют ориентировку прогностики на определение направлений быстрого роста производительности и качества труда; повышение рентабельности производства на основе реализации перспективных направлений научно-технического и социального развития.

Наукой неоднократно предпринимались разного рода попытки обобщить опыт предвидения потребностей и возможностей научно-технического прогресса. Одна из первых таких работ была предпринята еще в 1937 году Американским комитетом ресурсов и была изложена в монографии. Следует отметить, что многое из научно-технического предвидения сбылось и подтвердило свою реальность. Но были и характерные пробелы, которые имели место в данном прогнозе. Этот перечень нет необходимости рассматривать, но он показывает нам, как вновь возникшие общественные потребности приводят к переоценке возможностей научно-технического прогресса. Заметим, что развитие общественного производства и социальных запросов общества выдвинуло ряд новых потребностей в использовании результатов науки.

Мирное развитие общества, задача подъема жизненного и культурного уровня быстрорастущего населения Земли могут в благоприятных условиях создать еще более насущные и актуальные потребности для использования потенциальных возможностей науки и техники.

Средний уровень реальности данных прогнозов на XX столетие составил 80 %, что является достаточно высоким для научно обоснованной гипотезы и недостаточным, чтобы считать прогнозирование наукой. С. Лилли, видный английский ученый, считал возможным поставить вопрос о повышении точности прогнозов научно-технического прогресса до 90-95 %. Проанализировав ряд факторов, связанных с этой проблемой, он делает вывод: «Техническое прогнозирование должно быть важным элементов, помогающим планировать будущее... В то же время является фактом то, что лишь планирование может сделать более реальным само это прогнозирование»[2].

Социально-экономическая обстановка, в которой развивается научно-технический прогресс, достигнутый уровень и характер развития производительных сил общества представляют собой важное обстоятельство и в значительной мере влияют не только на реальность появления тех или иных потенциально возможных научно-технических достижений, но и на общий уровень прогресса, творческой активности и конкретной результативности в деятельности как творцов науки, так и общества в целом.

Практика научно-технического прогнозирования, планирования и управления развитием науки сделала особо актуальной потребность в формировании нормативно-методической базы для анализа ситуаций и принятия решения. Причем в данном случае нормативы (базы для сравнения, основание для выбора) отнюдь не сводятся только к экономическим категориям типа трудоемкость, экономический эффект и т. д., при всей их очевидной важности.

Эффект управления научно-познавательной деятельностью требует обоснования для решения специфических задач «технологии» исследований и разработок, формирование системы предпочтений к конкретным элементам содержания деятельности, целесообразного комплексирования усилий специалистов различного профиля, своевременного принятия решений по развертыванию или прекращению тех или иных видов деятельности. Эти и другие управленческие задачи требуют специфической информации, которая в качестве урока на будущее может быть в значительной мере извлечена из прошлого и современного научно-гуманитарного опыта.

Естественно, что для решения такой задачи потребовались и специальные методы обобщения опыта планирования, оценок и решений научно-гуманитарных проблем.

Переход от эмпирических наблюдений к системному обобщению опыта сделали возможным выделение трех различных по прогнозному и управленческому потенциалу «этажей» научно-гуманитарного опыта. Типовые проектные решения представляют в распоряжение прогнозистов и аналитиков данные, которыми можно уверенно пользоваться в перспективных решениях от 7 до 10 лет. Типовые организационно-плановые решения содержат данные от 10 до 18 лет. Опыт выявления распознавания и адаптации новых идей в качественном соотношении постоянно ценен для будущего, количественные же оценки его уместно будет пересматривать в масштабах срока жизни поколения творцов научно-гуманитарного познания. Академик Б. М. Кедров в рамках анализа опыта борьбы научных мнений не без основания напоминал мысль Планка о том, что новые взгляды побеждают и распространяются не только и не столько от того, что приверженцы старого «обращаются в новую веру, сколько из-за того, что они естественным порядком вымирают...»[3].

«История науки и ее прошлого должна критически составляться каждым научным поколением»[4], — писал в свое время В. И. Вернадский. Сейчас имеется возможность в определенном смысле формировать процесс получения такого важного элемента обобщения опыта, как оценка фактического влияния научных работ.

Если данная работа действительно влияла на дальнейшее развитие научно-гуманитарного процесса, то это выражалось в использовании идеи, фактов и т. д. в последовавших за ней научных трудах. Научное использование, естественно, может быть различным: заимствование фактов или данных экспериментов, которые затем подвергаются новому истолкованию; использование фактов и суждений первого автора для подтверждения или более убедительной формулировки общего для обоих авторов хода мысли; прямое развитие концепций и методов первого автора; доказательство неполноты, неточности или даже полной ошибочности содержания работ первого автора.

Диалектика развития научно-гуманитарной науки такова, что абсолютное большинство научных работ в принципе (потенциально) может быть использовано всеми перечисленными выше способами. Каждый акт передачи существенной и оригинальной информации из одной работы в другую фиксируется при этом, как правило, в научном аппарате новой работы в виде ссылок, списка использованной литературы и т. д.

С точки зрения оценки фактического влияния на общий ход научно-гуманитарного процесса достойны внимания не только те работы, идеи и положения которых живут и действуют до сих пор, но и те, которые на основе новых научных фактов, концепций, методов, потребностей и других изменяющихся фактов признаны утратившими свою актуальность или научную ценность. Если это были действительно научные работы, то они должны были оставить свой след и оказать действенное влияние на развитие научно-гуманитарной теории. В общем случае ветвящееся дерево логических связей формируется таким образом, что каждая научная работа А использовалась в группе работ X, Y, Z, а те в свою очередь (и тоже избирательно) отдавали содержащуюся в них информацию в серию работ а, р, V, ... Г| и т. д. Вся эта совокупность научно-гуманитарных работ связана потоками информации в сложную сеть фактического взаимовлияния. При этом сеть, идущая от работ, информация из которых до сих пор необходима ученым, развивается и образует новые кусты связей. В то же время сеть, идущая от работ, исчерпавших свои фактические возможности для влияния, имеет явно выраженный тупиковый характер.

Инструмент, с помощью которого можно строить сеть фактического взаимовлияния научно-гуманитарных работ, создал современную научную документалистику, согласно практическим службам использования научной информации.

В связи с рассмотренными ранее структурными моделями межнаучного информационного взаимодействия особый интерес научных работников вызывает возможность практической реализации такого рода моделей научно-гуманитарных явлений. Современная информационная техника позволяет практически замерять и конкретно анализировать основные структурные составляющие потоков информации, а также оценивать связи, складывающиеся, развивающиеся или затухающие между отдельными относительно обособленными системами и внутри их. Нам предстоит использовать эти интересные новые возможности для более глубоких научно-гуманитарных исследований.

Репрезентативно выделив локальные группы конкретных носителей информации (научные издания) об определенных, относительно обособленных научных проблемах, введя дифференцированные индексы о структурных составляющих общего потока этой информации, замерив на различных временных срезах интенсивность и направленность этих потоков, и построив соответствующие сети фактического взаимовлияния, используя для осмысливания полученный практический опыт, мы получаем возможность конкретно и объективно делать практические и теоретические выводы о реальных тенденциях и складывающихся закономерностях научного социально-экономического развития общества.

Прогнозные исследования и разработки практически начинаются с выбора конкретного объекта прогнозирования. Из этого вытекает и формулировка генеральной цели прогноза. В самом общем случае объектом прогнозирования является социально-экономическое развитие страны, региона и т. д. Эта проблематика охватывает множество различных звеньев, каждое из которых может быть объектом прогнозирования на соответствующих более детализированных уровнях.

Дойдя до уровня, на котором уже рассматриваются конкретные проблемы социально-экономического развития, необходимо учитывать то обстоятельство, что наиболее перспективной оказывается та научная проблема, которая органически связана с настоящими и будущими потребностями развития страны. Чтобы обеспечить выполнение этого условия, необходимо так поставить задачу, чтобы основные направления развития научно-технического прогресса как бы «рождались» в недрах самого социально-экономического хозяйства или на него проектировались внутренние тенденции развития гуманитарной науки.

В первом приближении для составления и анализа модели развития общества могут быть взяты из прошлых значений параметров и характера их изменений. Но для долгосрочного прогнозирования этого недостаточно. Необходимо специальное изучение идей и представлений, имеющихся у творцов научно-социального прогресса, выступающих в этом случае в роли экспертов. На основе их оценок корректируются первоначально выбранные параметры матриц, причем процесс корректировки должен быть непрерывным.

Построение анализа научных проблем приводит к обоснованию необходимости прогнозных разработок в определенных актуальных направлениях. Они могут иметь различное происхождение, но наиболее типичными случаями являются:

  • - формулировка проблем, достойных прогнозного анализа, на основании оценки назревших новых возможностей отечественной или мировой гуманитарной науки;
  • - выдвижение в качестве объекта прогнозирования комплексных научных социально-экономических проблем, по которым наметилось существенное отставание от мирового уровня, в связи с чем появилась потребность сформулировать стратегию выхода на новые опережающие рубежи;
  • - формулировка набора актуальных для прогнозирования проблем, от сроков, уровня и объема решения которых зависит ликвидация предвидимых при анализе социально-экономических дисбалансных ситуаций;
  • - выдвижение в качестве объектов прогнозирования комплексных научно-материальных проблем, связанных с ситуациями, предвидимыми на основе демографических прогнозов и социальных потребностей.

  • [1] Ленин В. И. ПСС. — Т. 5. — С. 137-138. 320
  • [2] Цит. по: Добров Г. М. Наука о науке. — 3-е изд., доп. и перераб. / Отв. ред. Л. В. Новиков. — Киев: Наукова думка, 1989. — 304 с. — С. 229.
  • [3] Кедров Б. М. Пути познания истины: раздумья о судьбах естествознания // Новыймир. — 1965. —№ 1.
  • [4] Вернадский В. И. Мысли о современном значении истории знаний. — Л.: Изд-во АНСССР, 1927.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >