Подзаконные правовые акты о продлении срока содержания под стражей

Юридико-технический анализ нормы будет неполным, если с учетом ее бланкетного характера упустить исследование понятий, введенных на подзаконном уровне. В их длинном перечне особое значение имеют термины «суд, за которым числится уголовное дело», «суд, за которым числится обвиняемый (подсудимый)» (например: п. 5.2 Инструкции № 36, п. 6.20 Инструкции № 161), «полные установочные данные лица, в отношении которого применяется мера пресечения», «документы, являющиеся основанием для приема в СИЗО», «выписка из документов, являющихся основанием для приема в СИЗО» (п. 6, 8, 9 Правил МЮ РФ для СИЗО; п. 6, 8, 9 Правил МВД РФ для ИВС).

Данные понятия сразу и четко определяют судебную инстанцию, несущую ответственность за законность и обоснованность содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей. Эти акты конкретизируют требования, предъявляемые к процессуальным документам в части их оформления (подписи, штампы, гербовые печати). Без указания всех вышеперечисленных реквизитов, без использования содержащихся в подзаконных актах терминов совершенно не мыслима современная деловая переписка.

Поскольку судебное решение должно обладать и таким качеством, как его исполнимость, то судьи, а вместе с ними и другие участники процесса должны знать организационные особенности, вытекающие из следующих нормативных правовых актов.

  • 1. Федеральный закон «О содержании под стражей», согласно которому:
  • 1) осужденные, отбывающие наказание в исправительных учреждениях, задержанные по подозрению в совершении другого преступления, могут содержаться в этих учреждениях, но изолированно от осужденных, отбывающих наказание (ч. 1 ст. 10);
  • 2) обвиняемые (подсудимые), в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, могут содержаться в тюрьмах или на территориях учреждений, исполняющих наказания, в специально оборудованных для этих целей помещениях, функционирующих в режиме СИЗО (ч. 2 ст. 10);
  • 3) обвиняемые (подсудимые), в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, в случае назначения экспертизы по основаниям, предусмотренным УПК, а также в случае оказания им медицинской помощи помещаются в медицинские учреждения (ч. 3 ст. 10);
  • 4) обвиняемые (подсудимые) военнослужащие содержатся на гауптвахтах в случаях и порядке, которые предусмотрены УПК и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими организацию и порядок несения гарнизонной и караульной службы в Вооруженных Силах РФ (ст. 11);
  • 5) обвиняемые (подсудимые), содержащиеся в СИЗО, могут переводиться в ИВС, когда это необходимо для выполнения судебного рассмотрения дел за пределами населенных пунктов, где находятся СИЗО, из которых ежедневная доставка их невозможна, на время судебного процесса, но не более чем на 10 суток в течение месяца, основанием для такого перевода служит решение суда (ст. 13).
  • 2. Правила МЮ РФ для СИЗО, согласно которым:
  • 1) основанием для приема в СИЗО обвиняемого (подсудимого) являются судебное решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, вынесенное в порядке, установленном УПК (ч. 1 п. 6);
  • 2) в отношении лиц, к которым применялось задержание, к судебному решению об избрании меры пресечения должен быть представлен протокол задержания подозреваемого в совершении преступления (ч. 2 п. 6);
  • 3) помимо этих документов для приема в СИЗО женщины с ребенком в возрасте до 3 лет необходимо свидетельство о его рождении или другие документы, подтверждающие принадлежность ребенка матери, а при отсутствии таких документов — письменное указание суда, в производстве которого находится уголовное дело, о помещении женщины с ребенком в СИЗО (п. 7);
  • 4) документы, являющиеся основанием для приема в СИЗО, должны быть заверены подписями соответствующих должностных лиц и скреплены гербовыми печатями (п. 8);
  • 5) в тех случаях, когда в СИЗО представляется выписка из постановления суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, в ней должны быть указаны полные установочные данные лица, в отношении которого применяется эта мера пресечения, выписка заверяется подписью должностного лица, скрепляется гербовой печатью;
  • 6) лица, доставленные в СИЗО плановым конвоем, в отношении которых истекли сроки содержания под стражей, освобождаются по постановлению начальника СИЗО;
  • 7) лица, нуждающиеся по заключению врача или фельдшера СИЗО в срочном стационарном лечении, при отсутствии возможности такого лечения в СИЗО либо истечении срока содержания под стражей, в случае доставки их из И ВС конвойными подразделениями органов внутренних дел в учреждение не принимаются.

Именно в ФЗ «О содержании под стражей», а не в Уголовнопроцессуальном кодексе РФ содержится регламент освобождения, обвиняемого (подсудимого) из-под стражи, в случае, если суд нарушил правила ст. 255 УПК. Начальник СИЗО обязан не позднее, чем за 24 часа до истечения срока содержания под стражей обвиняемого (подсудимого) уведомить об этом суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также прокурора.

Если по истечении установленного законом срока заключения под стражу в качестве меры пресечения соответствующее решение об освобождении подозреваемого или обвиняемого либо о продлении срока содержания его под стражей в качестве меры пресечения не поступило, начальник СИЗО немедленно освобождает его своим постановлением (ст. 50).

Такие понятия, как «суд, в производстве которого находится уголовное дело» (ст. 255 УПК), «суд, за которым числится уголовное дело» и «суд, за которым числится обвиняемый (подсудимый)», совпадают не всегда.

Установив временные границы содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей только в суде первой инстанции, незаметно для себя самого законодатель пополнил категориально-понятийный аппарат уголовного процесса понятиями «срок содержания обвиняемого под стражей, в стадиях, предшествующих поступлению уголовного дела в суд» и «срок, содержания осужденного под стражей после вынесения приговора». Заключенный в них смысл угадывается на основе анализа всего Уголовно-процессуального кодекса РФ и судебной практики.

В ФЗ «О содержании под стражей», ведомственных нормативных актах, регламентирующих содержание под стражей, перечисленные понятия не раскрываются, поскольку согласно данным актам сроки содержания под стражей исчисляются в едином порядке — календарном.

Несмотря на то что регламент уголовного судопроизводства един для всех звеньев судебной системы, так как предопределен тем же Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а также инструкциями по делопроизводству в судах, которые единообразием не отличаются, хотя и разработаны одним ведомством — системой судов общей юрисдикции.

Анализ инструкций по делопроизводству в судах, позволяет выявить общие правила, в той или иной степени характерные для каждой из них в отдельности.

Первое общее правило: прием и первичная обработка входящей корреспонденции осуществляется отделом делопроизводства суда (п. 2.1 Инструкции № 36, п. 3.1 Инструкции № 161), называемым в Верховном Суде РФ экспедицией (п. 3.3.1 Инструкции № 8).

Второе общее правило: до регистрации служебные документы и судебные дела передавать для доклада и исполнения запрещается (п. 3.3.1 Инструкции № 8).

Третье общее правило: поступившие в суд дела регистрируются в журнале учета входящей корреспонденции, (п. 2.4. Инструкции № 36), форма которого определена в приложениях к инструкциям.

Четвертое общее правило: независимо от способа доставки на всех входящих в суд документах проставляется регистрационный штамп, в котором указывается дата поступления документа (дела), входящий номер и условное обозначение (индекс) того подразделения суда, в которое документ должен быть передан.

Штамп ставится на входящих регистрируемых документах на лицевой стороне первого листа документа или обложки дела в правом нижнем углу.

Пятое общее правило: на уголовных делах, кроме того, на лицевой стороне обложки проставляется регистрационный штамп для дел, в котором указывается номер дела, дата его поступления (п. 3.3 Инструкции № 161).

Шестое общее правило: по уголовным делам, поступившим от органов предварительного расследования с обвинительным заключением (актом) используется та обложка, в которой находилось дело (при условии ее надлежащего качества и сохранности). На обложке делаются необходимые отметки (наименование суда, порядковый номер дела, дата начала производства в данном суде и т.д.).

Седьмое общее правило: дата поступления дела, указываемая на обложке, учетно-статистической карточке или регистрационном журнале должна отражать фактическое время поступления дела в суд (п. 3.19 Инструкции № 36).

На обложках дел, по которым обвиняемые находятся под стражей, работником отдела дело производства должен быть поставлен штамп «под стражей» или сделана об этом отчетливая надпись (п. 3.16 Инструкции № 36).

Согласно п. 3.14 Инструкции № 36 и п. 6.4. Инструкции № 161 номер уголовного дела включает соответствующий индекс (для уголовных дел — 1), порядковый номер дела по учетностатистической карточке и год поступления дела (например: 1—3/ 2005 г.; 1 — 12/2005 г. и т.д.).

Восьмое общее правило: после регистрации уголовное дело передается председателю суда, его заместителю, лицам, исполняющим их обязанности, которые в соответствии со ст. 6.2 Закона РФ «О статусе судей в РФ», наделены правом передачи уголовных дел для рассмотрения по существу конкретным, судьям, судебным составам.

Таким образом, ведомственные инструкции гарантируют следующие составляющие законности содержания обвиняемого под стражей правила:

  • • все поступающие уголовные дела подлежат регистрации в день поступления, передача их кому-либо без регистрации категорически запрещена;
  • • день поступления уголовного дела фиксируется в четырех документах (журнале регистрации, на сопроводительном письма, обложке уголовного дела, учетно-статистической карточке), что практически полностью исключает возможность утраты информации о начале срок содержания обвиняемого (подсудимого под стражей);
  • • о том, что обвиняемый (подсудимый) содержится под стражей, постоянно «сигнализирует» дополнительный штамп на обложке дела — «под стражей»;
  • • оперативный судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей осуществляет судья, в производстве которого находится уголовное дело;
  • • ведомственный контроль за его действиями, осуществляется председателем суда, его заместителем;
  • • аппарат суда призван следить за движением дела и должен напоминать судье, в производстве которого находится уголовное дело, председателю суда, его заместителю о приближении истечения срока содержания подсудимого под стражей;
  • • надзор за соблюдением срока, указанного в ст. 255 УПК, осуществляет прокурор, выполняющий функцию государственного обвинения, прокурор, осуществляющий надзор за местами предварительного заключения;
  • • администрация следственных изоляторов обязана предупредить суд о том, что в отношении числящегося за ним заключенного под стражу лица истекает срок содержания под стражей, оговоренный в ст. 255 УПК.

Перечисленные виды контроля и надзора призваны:

  • • исключить утрату информации о дне начала производства в суде, дате истечения установленного в законе срока содержания подсудимого под стражей в период судебного разбирательства;
  • • своевременно запустить механизмы освобождения подсудимого из-под стражи, либо продления срока содержания его под стражей.

Уголовные дела, возвращенные на новое рассмотрение после отмены судебных постановлений, регистрируются работниками отдела обеспечения судопроизводства суда на учетно-статистических карточках так же, как впервые поступившие дела, по дате на штампе о поступлении дела в суд и получают новый порядковый номер (п. 6.5. Инструкции № 36).

Очевидно и то, что отмена обвинительного приговора, полностью аннулирует правовые последствия, указанные в ч. 2 ст. 255 УПК (окончание срока), и течение регламентируемого ею срока немедленно возобновляется. Иными словами, срок, указанный в ст. 255 УПК, после отмены обвинительного приговора заново, с «ноля», течь не начинает. Весь срок, следующий за постановлением обвинительного приговора до момента его отмены судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при производстве по делу по новым, вновь открывшимся обстоятельствам, — составной элемент срока, указанного в ч. 2 ст. 255 УПК и равен шести месяцам. С момента отмены обвинительного приговора продолжается истечение срока, начавшееся в день первого поступления уголовного дела в суд.

Выведение сроков содержания осужденного под стражей из-под судебного контроля на период на период движения уголовного дела с кассационной жалобой осужденного в суд вышестоящий суд — неконституционно само по себе. В законе отсутствует механизм судебного контроля за этими, далеко не малыми сроками, в анализируемом примере равными девяти месяцам и четырем дням, т.е. превышающими срок рассмотрения дела в суде первой инстанции практически на порядок.

Как указывалось выше, отмена обвинительного приговора аннулирует все порожденный им правовые последствия, автоматически возвращает процесс в момент непосредственно предшествующий постановлению приговора. Отмена обвинительного приговора — факт признания судебной ошибки, ее наличие не может вести к ограничению конституционных прав личности.

Дела, возвращенные прокурором после устранения недостатков (ст. 237 УПК) регистрируются как вновь поступившие только после истечения пятидневного срока для устранения недостатков (п. 6.5 Инструкции № 36).

Как видим, если срок, указанный в ст. 237 УПК, не истек, то уголовное дело повторной регистрации не подлежит.

Особую озабоченность вызывает то обстоятельство, что о начале течения процессуально значимого срока определенное время (как показывает судебная практика, порой весьма длительное) не знают:

  • • судья, которому в будущем предстоит рассматривать дело и соблюдать, установленные ст. 255 УПК срок;
  • • обвиняемый, отношении которого дело поступило в суд, соответственно, ни его защитник, ни законный представитель.

Уголовно-процессуальный закон, предписывающий обязательное получение обвиняемым копий протокола задержания (ч. 4 ст. 46 УПК), постановления о заключении под его стражу (ч. 8 ст. 108 УПК), постановлений о продлении срока содержания под стражей, наконец, обвинительного заключения, содержащего подробную справку о движении уголовного дела (ч. 2 ст. 222 УПК), оставляет совершенно без внимание вопрос о необходимости сообщения заинтересованным лицам, факта поступления уголовного дела в суд, о начале течения нового и такого важного, в первую очередь, для обвиняемого шестимесячного срока содержания под стражей в период судебного разбирательства.

Пока же сторона защиты о том, что уголовное дело поступило в суд, узнает следующим образом. Обвиняемому, его защитнику, законному представителю прокурором направляется копия сопроводительного письма, из содержания которого можно судить, что в определенный день уголовное дело в отношении конкретного лица было направлено в суд (ч. 1 ст. 222 УПК). С этого момента начинается течение ничем не регламентируемого срока, отданного законодателем на усмотрение почтового ведомства.

К сказанному следует добавить, что как только уголовное дело «вверяется» почте, прерывается не только течение процессуальных сроков, прерываются и контакты обвиняемого с адвокатом. Администрация мест содержания обвиняемых (подсудимых) под стражей разрешит свидание этих лиц с адвокатом только в том случае, если они представят разрешение на это от органа, за которым числится уголовное дело. Данное требование, противоречащее закону, Конституционным Судом РФ отнесено к неконституционным, Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 2 октября 2002 г. отменено, однако в реальной жизни оно тем не менее по-прежнему действует.

Сроки движения уголовных дел, направленных по почте, по причине отсутствия соответствующих правил могут быть весьма значительными, бывает, что они растягиваются на многие месяцы. Это время как бы выпадает из ткани управляемого уголовного процесса. В науке его порой расценивают как «непроцессуальное». Такую позицию трудно назвать правильной, поскольку в течение этого времени обвиняемые содержаться под стражей, оно зачитывается в срок наказания осужденным.Следует признать, что авторы Уголовно-процессуального кодекса РФ и не пытались урегулировать обозначенную проблему. Налицо пробел в законе, заполняемый в жизни пестрой смесь ведомственных нормативных актов и судебного усмотрения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >