Коучинг и трансформационное обучение

В процессе трансформационного обучения роль коучинга может быть очень и очень существенной[1], поскольку коучинг сочетает в себе:

  • - парадоксальные техники, активизирующие творческий потенциал;
  • - вызовы для клиента;
  • - поддержку его как целостного существа;
  • - техники, провоцирующие субъекта на переосмысление его опыта с целью достижения «более широкого и дифференцированного, гибкого и интегрирующего осмысления своего опыта, которое может быть использовано на практике»[2];
  • - эмоциональное обучение и взаимодействие, которое включает как внимание к эмоциональным состоянием, так и развитие умения ими управлять;
  • - глубокие отношения трансформации, построенные на доверии;
  • - внимание к бессознательным процессам и утилизация их.

Как пишет Грей[3], концепция развивающего коучингового диалога интегрирует в себя концепцию психологии конструктивизма, согласно которой люди активно извлекают смысл из своего опыта, как самостоятельно, так и в отношениях и взаимодействиях с другими. Таким образом, коуч в рабочей среде создает дополнительную систему взаимодействия, которая провоцирует субъекта на поиск новых смыслов и способов действия[4].

Кроме этого, в процессе создания важно учитывать уровень развития и осознанности субъекта, и предлагать ему лишь те вызовы и развивающие ситуации, которые соответствуют этому уровню. То есть начальный уровень дезориентации должен быть ощутим и осознаваем, но не настолько, чтобы были окончательно утеряны уверенность в себе и мотивация к дальнейшей деятельности. Задача — создать для субъекта такие «бросающие вызов контексты, которые позволяют безопасно проживать противоречия и парадоксы»[5].

В процессе коучинга субъект в большинстве случаев сам выбирает свои цели, но коуч бросает ему вызовы, которые могут эти цели расширять, углублять и видоизменять. Но вызов клиенту является лишь одной из многих парадоксальных коучинговых стратегий. Кроме этого в коучинге применяются парадоксальные вопросы (имеющие сходство с традиционной в парадоксальной терапии техникой «предписания симптома»), например: «Как обострить проблему?». К парадоксальным же относятся и вопросы о выходе за ограничения клиента и его объяснения происходящего: «А может быть, вы слишком трусливы, чтобы спорить с руководством? Или, может быть, вы наоборот хотите сделать жизнь этой сотрудницы легкой и удобной?»; «Возможно ли, что тебе не идей недостает, а ты просто трусишь?»[6]

Кроме того, к парадоксальным «пострациональным» техникам относится и использование историй и метафор в процессе коучинга, во многом наследующее Милтону Эриксону[7]. Во многом «парадоксальными» являются также техники самонаблюдения и осознания реальности, концентрации на определенных деталях происходящего, предложенные Голви[8]. Здесь и простые приемы вроде концентрации на вращении мяча в момент подачи, которая позволяет отвлечься от представлений субъекта о «правильном» и «неправильном» и дать работать бессознательному, или «второму Я», а также и более сложные приемы, например, «сыграть роль хорошего игрока»[9].

Таким образом, коучинг является процессом трансформационного обучения и сама его технология представляет собой гармоничный сплав многих компонентов, необходимых для трансформационного обучения, и может использоваться как в качестве отдельного обучающего процесса, так и в комплексе с другими (тренингами, психотерапией и т.д.).

Заключение

Трансформационное обучение — концепция, которая до сих пор активно развивается и дополняется, но несет в себе большой практический потенциал для организации любых видов обучения, как общих, так и узко профессиональных. Она имеет мощную теоретическую базу и может в будущем стать одной из ключевых и общепринятых концепций обучения.

Коучинг — молодая и быстро развивающаяся практика работы с человеческим потенциалом, где сочетаются такие оппозиции, как «поддержка—вызов», «уверенность—движение», «бессознательное—сознательное», «имплицитное обучение— сознательное обучение», что делает его уже по самой своей структуре процессом трансформационного обучения. Поэтому использование коучинга при профессиональном обучении и трансформациях организаций может быть в будущем научно обосновано и рекомендовано.

  • [1] David Е Gray. Executive coaching — towards a dynamic alliance of psychotherapy and transformative learning processes. School of Management, University of Surrey. Management Learning. 37 (4). 2006. P. 475-497.
  • [2] Mezirow J. Understanding Transformation Theory. Adult Education Quarterly.44 (4). 1994. P. 222-223.
  • [3] David Е Gray. Там же.
  • [4] Здесь уместно вспомнить мысль Лотмана «Смыслообразование не происходит в статической системе. Для того чтобы акт этот сделался возможным в коммуникативную систему должно быть введено некоторое сообщение... акт творческого сознания — всегда акт коммуникации, то естьобмена. Творческое сознание можно в этом свете определить как такой акт информационного обмена, в ходе которого исходное сообщениетрансформируется в новое. Творческое сознание невозможно в условиях полностью изолированной, одноструктурной и статической системы».Лотман Ю.М. Феномен культуры. Чему учатся люди. Статьи и заметки. М.,2009. С. 140.
  • [5] Lawrence S. Bale. Gregory Bateson’s Theory of Mind: Practical Applications toPedagogy, 1992. http://www.narberthpa.com/Bale/lsbale_dop/gbtom_patp.pdf
  • [6] Зиммерль В., Зиммерль К. Коучинг. Вперед, от ресурса к цели. М.: Издательство Вернера Регена, 2007.
  • [7] Подробнее об Эриксоне и роли терапевтической метафоры см.: Эриксон М.,Росси Э. Человек из февраля. М.: Независимая фирма «Класс», 2001.
  • [8] Гэллуэй (Голви) У.Т. Теннис: психология успешной игры. Олимп-Бизнес,2010.
  • [9] «Большая часть игроков в результате своеобразного самогипноза играетроль бездарных спортсменов, хотя на самом деле они такими не являются. Если же затеять ролевые игры другого сорта, то мы получим довольноинтересные результаты» (Гэллуэй (Голви) У. Т. Указ. соч. С. 60).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >