«Скоморох»

Первое знакомство с героями - в новелле «Скоморох». Вымокшие под дождем иноки: Андрей (Рублев), Даниил (Черный) и Кирилл забредают в скомороший сарай. В срамном представлении участвуют и пьяный мужик с оглоблей, падающий с размаху в грязь лицом, и дети, и мужики, и бабы ... - собирательный образ истерзанной набегами и боярским самоуправством нищей подневольной Руси. Последовавшую за этим расправу дружинников над скоморохом можно, конечно, объяснить и, как это делает А. Казин (25), своего рода возмездием, даже очистительным страданием забывшему страх господень, «заигравшемуся с сатаной» охальнику; а по аналогии с лермонтовским «Купцом Калашниковым» - царской справедливостью, продиктованной высшими государственными интересами, когда «... вся Москва чувствовала высшую оправданность казни... и уж тут пускай скоморох устраивается по вере, чем вера по скомороху» (Там же, с. 84). Но трактовка «скоморошей сцены» может быть и иной, более, по нашим представлениям, соответствующей духу самого фильма.

Оттого ли скоморох потерял страх, что «заигрался с сатаной», или же в его отчаянном веселье - способность русского человека к духовному противостоянию жестокому беспределу властей?

И оттого ли иконописцы так спокойно взирают на творимый произвол, что принимают его как суровое, но оправданное воздаяние, или же это - знак того, что укорененные в русской жизни насилие и страх стали привычными?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >