Актуальные вопросы взаимодействия Русской Православной Церкви и уголовно-исполнительной системы в деле оказания социальной помощи осужденным

В конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия не только в крупных городах, но и в мелких населенных пунктах нашей страны стала складываться ситуация, при которой многие процессы и явления общественной жизни регулировались не законодательством, а решениями в соответствии с известным юридическим принципом «все, что не запрещено законом, разрешено». Эпоха тоталитарной системы прекращала свое существование. При этом отказ государства от участия в идеологической работе многими в то время расценивался как наступление времени вседозволенности. Тревожные проявления этого наблюдались в среде осужденных в исправительных учреждениях.

В октябре 1990 г. мной, в то время сотрудником одного из исправительных учреждений г. Рязани, был нанесен визит к руковод-ству Управления Рязанской епархии. Встреча с мудрейшим епархиальным управляющим была очень интересной. В беседе он долго и обстоятельно спрашивал о ситуации, складывающейся в исправительной колонии. Теперь уже можно утверждать, что среди многих ожидаемых явлений в тот период он прогнозировал «возвращение священников в темницы для попечения об узниках». Мое убеждение в том, что просьба будет услышана, не оставляло никакого сомнения. Владыка понимал, перед каким важным решением он стоял. Речь шла о возрождении тюремного служения, которое в течение длительного исторического периода несла Русская Православная Церковь в Российском государстве и которое было прервано в советский период. При этом он также понимал, что законодательного регулирования данного вопроса в России пока нет, и волеизъявление о возобновлении тюремного служения он на формальном уровне пока принять не может.

В Рязанской епархии на тот момент складывалась непростая ситуация с кадрами священнослужителей. Тем не менее было принято решение о том, что один из самых подготовленных священнослужителей будет посещать исправительное учреждение.

С того времени прошло более 20 лет. Сейчас в Рязанской области функционируют 10 исправительных учреждений. В каждом учреждении имеется культовое помещение Русской Православной Церкви - церковь или молитвенная комната. В настоящее время все исправительные учреждения региона посещаются священнослужителями для окормления заключенных и осужденных. Подписаны соглашения о сотрудничестве между епархиальными управляющими РПЦ и руководителями уголовно-исполнительной системой (УИС). Священники в местах лишения свободы не только занимаются богослужебной деятельностью, молятся о душах заблудших людей, но и участвуют в мероприятиях, направленных на их исправление и ресоциализацию. И такая деятельность РПЦ осуществляется в УИС в целом по стране.

Из сказанного следует, что уже нет необходимости акцентировать внимание на вопросах организации социального служения РПЦ, связанной с окормлением осужденных в местах лишения свободы и осуществлением духовного просвещения сотрудников УИС.

Каждый человек понимает важность появления в местах лишения свободы такой фигуры, как служитель религиозной организации, конфессии, традиционно функционирующей в Российской Федерации. Окормление лиц, находящихся в местах лишения свободы, и духовное просвещение сотрудников, выполняющих определенную законодательством России и судебными решениями миссию, - стало направлением деятельности, обозначенным в Основах социальной концепции РПЦ, принятых в 2000 г.

По примеру РПЦ в мае 2001 г. Советом муфтиев России представлены «Основные положения социальной программы российских мусульман»; в 2002 г. опубликованы «Основы социальной концепции иудаизма в России», «Основы социальной концепции Российского объединенного Союза христиан веры евангельской»; в 2003 г. были опубликованы «Основы социального учения Церкви христиан- адвентистов Седьмого Дня в России», а также состоялась презентация «Социальной позиции протестантских церквей России».

В указанных документах отражено отношение конфессий к преступлениям и лицам, их совершившим. Определена роль религиозных организаций в содействии возвращения лиц, отбывших наказания, обратно в общество.

Изменилась и структура управления РПЦ в связи с появлением, начиная от Московского Патриархата и завершая епархиальными управлениями, благочиниями, отделов и ответственных от священноначалия по руководству тюремным служением.

В различных регионах некоторые священники РПЦ служат на данном поприще кто-то уже 10 лет, кто-то 15 лет, и практически везде делается многое для того, чтобы обеспечить нормальную богослужебную деятельность в храмах и молитвенных комнатах исправительных учреждений. Однако есть и такие, где появление служителей религиозных организаций - еще нечастое явление.

Не остался без внимания и вопрос подготовки кадров священнослужителей. В Рязанской Православной духовной семинарии для подготовки семинаристов, в том числе к возможному тюремному служению, введен и уже читается шестой учебный год специальный курс «Русская Православная Церковь и уголовно-исполнительная система». Рамки данного курса вполне позволяют дать знания и представления семинаристам и обучающимся священнослужителям о системе исправления, используемой в УИС, и реализации ресурсов тюремного священства в этой деятельности. Подобные курсы есть и в других семинариях.

Как позитивная возможность отражения хода такой работы все чаще стали появляться публикации священнослужителей, в которых аккумулирован определенный опыт тюремного служения. И, думается, на страницах наших ведомственных журналов надо предоставить возможность представлять отдельную страничку именно священнослужителям.

Многие служители религиозных организаций, например РПЦ, очень ответственно относятся к работе в ИУ, на которую были определены епархиальными управляющими.

Отдельные из них проявляют действенные инициативы, связанные не только с созданием воскресных школ, библиотек, видеотек, трапезных, но и с открытием реабилитационных центров для лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

В последние годы мы также наблюдаем относительное увеличение количества осужденных, регулярно посещающих храмы в ИУ и от общего количества лиц, отбывающих наказания: буквально за 5-7

лет (по информации, получаемой из различных источников) произошло увеличение лиц, посещающих храмы, от 5-7 до 12%. Хочется высказать суждение о том, что у отдельных руководителей могут иметь место соблазны увеличения количества числа верующих при храмах РПЦ, расположенных в ИУ. Однако, думается, любое неосторожное действие в этих местах может привести к нежелательным последствиям. Хочется предупредить, что искусственно торопить такие процессы не следует, а лишь стоит делать системной нашу работу. Люди сами изберут свой путь.

В образовательных учреждениях ФСИН России изучается деятельность религиозных организаций в ИУ (технологии, формы и методы взаимодействия между государственными и религиозными структурами).

Примечательно, что только на психологическом факультете академии такие темы изучаются в курсах дисциплин «Социальная работа с осужденными в ИУ» и «Ресоциализация и социальная адаптация лиц, освобождаемых из ИУ». Аналогичные темы рассматриваются в рамках пенитенциарной педагогики и психологии, преподаваемых на юридическом факультете. На ВАК и ФПК освящаются вопросы, связанные с необходимостью реализации современных социальных технологий взаимодействия между УИС и религиозными и общественными организациями.

В 2012 г. и в текцщем году преподаватели 2 кафедр академии принимали участие в работе, связанной с подготовкой священнослужителей РПЦ к работе в исправительных учреждениях. При этом хотелось бы заметить, что наше участие было в 2 случаях проведения подобного рода обучений (в Московской и Ростовской областях). Впечатления от участия в проведении таких семинаров однозначно позитивные. Видно, что священники хотят иметь знания такого характера, которые раскрывают правовую, педагогическую и социально-психологическую стороны деятельности ИУ и дают представления о криминальной субкультуре, но главное - позволяют максимально понимать социальные проблемы лиц, отбывающих наказания, и находить пути их решения. Такие периодические обучения-семинары необходимо практиковать и в дальнейшем.

На наших семинарах священники прямо нам говорили о необходимости решения отдельных вопросов, связанных напрямую с возможностью активизации своей деятельности в храмах ИУ и других вопросах. К таким вопросам они относили следующие:

  • - решение проблемы о выдаче постоянного пропуска или закреплении для содействия священнослужителю одного из сотрудников ИУ для более быстрого прохода в храм, чтобы это не было связано с долгими ожиданиями оформления прохода через КПП, чтобы больше времени оставалось для работы с людьми;
  • - о необходимости проведения краткосрочных обучающих занятий, которые должны провести священнослужители для руководителей ИУ, сотрудников ИУ, которые должны понимать суть богослужебной деятельности: литургии, таинств, исполнения треб, необходимости пользования священниками определенными предметами религиозного назначения, к которым имеет право прикасаться только священник, и пребывания в определенных частях храма, куда другие лица, кроме священника, заходить не могут;
  • - о необходимости обучения сотрудников культуре проведения мероприятий, направленных на обеспечение безопасности и профилактику преступлений (в частности, проведения обысков, осмотров, досмотров);
  • - о проблемах работы с притесняемыми;
  • - об установлении в отдельных ИУ порядка, при котором к священнику осужденного пропускают только по письменному заявлению в обычной колонии.

Со стороны УИС в отношении служителей РПЦ иногда наблюдаются явления, что, прослужив в храме при ИУ очень непродолжительное время, священник переводится на другое место. Может быть это объясняется важными причинами, но частая смена служителя не совсем приветствуется и сотрудниками ИУ, и осужденными.

Проявляется также необходимость большего участия клириков РПЦ в решении проблем социально уязвимых категорий осужденных, с персональным составом которых, сотрудникам ИУ их надо знакомить. И это не только те, которые содержатся в приказе № 262 как лица, в первоочередном порядке нуждающиеся в оказании социальной помощи, но и другие, о которых нельзя забывать.

Тенденции в улучшении взаимодействия УИС с государственными, общественными и религиозными организациями стали клады- ваться после февраля 2009 г. (решения Госсовета в г. Вологде).

На региональном уровне принимаются законы и правительственные программы социальной адаптации и реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Идет софинансирование программ, связанных с решением проблем социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Происходит реализация идей (как проект решения проблем) создания центров социальной адаптации и социальной реабилитации для лиц, освободившихся из ИУ, под патронатом государственных и общественно-религиозных структур.

Формы взаимодействия ИУ с государственными, общественными и религиозными организациями, которые могут способствовать улучшению эффективности УИС:

  • - совместные совещания, семинары, конференции и совместное проведение аналитической работы по проблемам совершенствования деятельности УИС;
  • - обучение представителей общественных и религиозных организаций, участвующих в проведении воспитательной и социальной работы с осужденными на базе образовательных учреждений ФСИН России и учебных центров территориальных органов УИС;
  • - подготовка и реализация программ (планов), направленных на улучшение взаимодействия УИС с религиозными организациями;
  • - выделение материальных и других ресурсов для участия в совместной деятельности;
  • - совместное проведение различных социальных, воспитательных и психологических мероприятий.

Федеральной службе исполнения наказаний необходимо решить важный вопрос - создание системы стимулирования представителей государственных, общественных и религиозных организаций, а также частных структур в оказании содействия УИС в решении основных задач по исполнению наказаний и исправлению осужденных.

В настоящее время представители общественных и религиозных организаций имеют возможность принимать участие в реализации современных технологий социальной работы в ИУ в индивидуальных и групповых формах: социальной диагностике, социальной адаптации, социальной реабилитации, социальной защите, социальной помощи, социальном патронаже, социальном посредничество, медиации, технологии формирования или восстановления социальных навыков и др.

Стратегические задачи по взаимодействию, стоящие на перспективу перед УИС и РПЦ, следующие.

В настоящее время во всех ИУ необходимо предпринимать усилия для участия в организации новой системы воздействий на осужденных, связанной с осуществлением ресоциализации, и здесь, думается, не обойтись без сотрудничества с конкретными службами исправительных учреждений (воспитательной, социальной и психологической):

  • 1) в отношении каждого осужденного необходимо осуществлять социальную диагностику характера и степени наличия социальных проблем, дезадаптаций и девиаций;
  • 2) осужденных необходимо включать в систему прохождения специальных программ ресоциализации, а в отношении отдельных осужденных реализацией таких программ необходимо индивидуально руководить и священнослужителям;
  • 3) программы ресоциализации должны включать передачу знаний, умений и навыков:

по общему развитию;

социально-правовому характеру;

нравственному характеру;

трудовой адаптации;

реализации прав на свободу совести и вероисповедания, ведению здорового и правопослушного образа жизни.

Мы уже на практике видим, что отдельные священнослужители имеют базовое педагогическое, юридическое и психологическое образование, кроме семинарского, и по нашему убеждению они успешно могут решать вопросы проведения групповой реабилитационной работы, индивидуальной ресоциализации и социальной адаптации.

В реализации направлений ресоциализации и социальной адаптации лиц, прибывших к избранному месту жительства после освобождения из мест лишения свободы, также могут принимать участие общественные и религиозные организации. Это может быть:

  • а) содействие социально-бытовой адаптации и регистрации по месту жительства в короткий срок;
  • б) участие в решении проблем получения оплачиваемой работы как источника существования, исключающего ведение преступного образа жизни;
  • в) воздействие с целью формирования мотивации на ведение семейного образа жизни;
  • г) участие в осуществлении социального контроля и социальной профилактики совершения лицами, освободившимися из мест лишения свободы, повторных преступлений;
  • д) организация временного социального сопровождения освободившихся из ИУ лиц в начальный период пребывания на свободе - закрепление для общественно-индивидуального шефства, наставничества за бывшим осужденным.

Те формы сотрудничества, которые исторически имели место во взаимоотношениях между РПЦ и УИС, надо продолжать использовать.

В настоящее время принято решение о том, чтобы представители религиозных и общественных организаций участвовали в работе комиссии по оценке поведения осужденных. Однако если говорить о социальном служении РПЦ, то епархиальным управляющим необходимо вернуть когда-то имевшееся у них право печалования за осужденных. Например, когда осуждаются невиновные и находятся в местах лишения свободы, есть. Так, мы встретили в исправительной колонии в Ростове парня, которого оговорила жена, а сама реализовала свою мечту, выйдя замуж за бизнесмена.

Кроме того, случаев, когда преследуются по субъективным мотивам отдельными руководителями УИС сотрудники-профессионалы, также немало, а способов внесудебного объективного разбирательства служебных конфликтов по формам не предусмотрено. Думается, что пора подготовить законодательные механизмы возвращения института печалования, что позволит защищать и сотрудников, и осужденных.

С того момента, когда было решено выделить для служения в исправительном учреждении, хотя бы одного священнослужителя, прошло более 20 лет! Ясно одно, что тюремному священству - быть! И нам всем надо двигаться к развитию этого института.

В. Ф. Боборыкин,

председатель общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания в Рязанской области

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >