Жажда вольности и анархизм в психологии и национальном сознании русских

Проблема анархизма в России — не новая проблема, она еще в конце XIX, начале XX века занимала важное место в идейной и общественно-политической жизни нашей страны. Н. Бердяев, Н. Лосский и др., как мы показали, считали анархизм важной чертой русского национального характера. Сейчас научный интерес к проблеме вновь обострился, и появились различные подходы и точки зрения на ее содержание и своеобразие.

Стремление к воле, не считающейся с правилами и ограничениями. Концепция В.Г. Федотовой

Так, В.Г. Федотова смотрит на проблему анархизма широко, в контексте общемировых процессов глобализации, постмодернистских метаморфоз роли государства и системы международных отношений и ищет в связи с этим и в свете этого закономерности и общие тенденции в бурных процессах проявления анархических тенденций и свойств в России.

В суждениях автора постоянно присутствует мысль о том, что сила и своеобразие проявления анархических тенденций связаны с государством, с его состоянием и отношением к населению. Анархизм в России, как и анархизм вообще, — это стремление не к свободе, тем более — к демократии, а к воле, не считающейся с правилами и ограничениями. И население поддерживает и будет поддерживать государственную власть, способную дать такую волю [21, с. 15—16]. В.Г. Федотова имеет в виду не столько ситуативные, связанные с действиями миллионов людей в условиях «дикого рынка» стихийные всплески анархической вольности, что вообще свойственно человеческой природе, а конкретные выражения тех архетипических структур сознания русского человека, которые всякий раз при столкновении с государством способствуют переходу к анархической самопомощи за пределами социальных структур.

Воля в виде анархических устремлений вместо свободы как противоположный полюс долготерпения, — пишет она, — является характерной чертой российского сознания, снискавшей русским как дурную, так и добрую славу. Дурную — за неспособность к жизнеустройству, добрую — за широту, удаль, за целый мир русской культуры. Очень часто в годину несчастий воля (вместо свободы) направлялась на выживание, на самопомощь, и выжить, помочь себе удавалось. В этом сказывалась витальность русских, их жизненная сила [21, с. 32].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >