Армянский вопрос на мировой арене и геноцид армян

Армяне, начиная с V в., ведомые григорианской церковью, вели тяжелую борьбу за существование. Они были подвластны персам, затем покорены арабами. Отсутствие государственности усугублялось феодальной раздробленностью и междоусобной борьбой князей- нахараров за власть и влияние. Восстановив в IX в. свою государственность во главе с династией царей Багратуни, армяне в течение двух столетий добились невиданных успехов в социально-экономическом и культурном развитии. Тяжелой трагедией обернулось для Армении появление в XI в. на Ближнем Востоке турков-сельджуков, затем — турков-османов. Большая часть Армении оказалась в пределах созданной турками Османской империи. В 1639 г. две сверхдержавы Ближнего Востока Турция и Персия разделили между собой страну: Западная Армения перешла к Турции, Восточная — к Персии. Началась тяжелая национально-освободительная борьба армянского народа против жесточайшего национального и религиозного гнета мусульманских держав. С этого момента армяне подняли знамя дружбы с Великой Россией, армянский вопрос, начиная с XVIII в., постепенно становится важным вопросом мировой политики.

И хотя с начала XIX в. в повестку дня международной дипломатии не раз ставился армянский вопрос как вопрос территориальной и национальной разобщенности одного из древнейших народов мира, насилий, погромов, уничтожения городов и культурных ценностей и т.д., но реальных результатов не было. Армянский вопрос превращался в объект торга, реализации интересов великих держав в разделе и переделе сфер влияния и т.д. Только благодаря военным победам русской армии в 1828, 1829 и 1878 гг. Восточная Армения и некоторые территории Западной Армении были освобождены и их население было спасено от угрозы физического уничтожения, получило возможность для национальной консолидации. Что же касается армянского населения Западной Армении, то оно так и осталось под угрозой физического уничтожения вследствие политики Англии, Германии и ряда других западных держав, которые смотрели на зверства турок над мирным армянским населением сквозь пальцы. Д. Ллойд Джордож в своих мемуарах признавал: «Армения была принесена в жертву на воздвигнутый нами триумфальный алтарь» [6, с. 390].

С самого начала Первой мировой войны началось мощное национально-освободительное движение армян, формирование вооруженных отрядов добровольцев в поддержку русской армии на территории Турции. Воспользовавшись военной обстановкой, младотурецкое правительство, возглавляемое Талаатом, Энвером, Джемалом и др., в 1915 г. осуществило чудовищную программу геноцида жителей Западной Армении, объявив их всех «русскими агентами» и «врагами империи». Турецкий исследователь проблемы геноцида армян, Танер Ак- чам, отмечает, что «геноцид армян является первой запланированной массовой резней XX века. Можно утверждать, что он служил примером для будущих подобных акций» [12, с. 9]. В результате геноцида 1915 г. на территории Западной Армении из трех миллионов армян осталось лишь несколько десятков тысяч человек. После Октябрьской революции, когда в декабре 1917 — январе 1918 г. 500-тысячная русская армия оставила Кавказский фронт, турецкая армия переходит в наступление и начинается новая резня, теперь уже на территории Восточной Армении. Военный министр Турции Энвер-паша в секретной инструкции от 27 февраля 1918 г. давал указание командирам турецких воинских частей от имени султана: «Нынче, благодаря счастливому стечению обстоятельств, Его Императорское Величество приказало истребить всю армянскую нацию» [2, с. 43].

Оккупировав Карс, Сарыкамыш, Нахичеван, Александрополь и другие города и районы Восточной Армении, турецкие войска только за несколько месяцев 1918 г. истребили более 300 тыс. мирных армянских жителей (более 100 тыс. — в Карсском округе, 60 тыс. — в Алек- сандропольском уезде, около 25 тыс. — в Нахичеванском уезде, более 30 тыс. — в Баку и т.д.) [3, с. 13]. При этом турецкие войска привлекали к разбою и резне банды мусаватистов. Геноцид армян продолжался ив 1919 и в 1920 гг. В конце марта 1920 г. столица Нагорного Карабаха — город Шуша, была предана огню и мечу — сожжена армянская часть, зверски были убиты тысячи мирных жителей. Губернатор муса- ватистского правительства Султанов, воодушевляя погромщиков, заявлял: «Убивайте... уничтожайте... Отвечать буду я...» [3, с. 16]. Г. Орджоникидзе, вспоминая свое посещение г. Шуши после освобождения Нагорного Карабаха частями XI Красной Армии в мае 1920 г., говорил: «Мы были свидетелями ужасной картины — развалин этого города и болтавшихся в колодцах трупов женщин и детей», «позорное уничтожение армянского города Шуши, изнасилование, резня, броса- нье в колодцы и пропасти детей и женщин...» [9, с. 201, 210].

Когда 29 ноября 1920 г. в Армении была установлена Советская власть, правительство Азербайджана в приветственной телеграмме провозгласило: «С сегодняшнего дня прежние границы между Арменией и Азербайджаном объявляются аннулированными. Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичеван признаются составной частью Армянской Социалистической республики. Председатель ревкома Азербайджана Н. Нариманов, Народный комиссар по иностранным делам М. Гусейнов. 30 ноября 1920 г.» 2 декабря в переданном Орджоникидзе сообщении для Ленина говорится: «Азербайджан уже вчера декларировал в пользу Советской Армении передачу Зангезура, Нахичевани, Нагорного Карабаха». Сталин приветствовал Декларацию Азербайджана в статье в «Правде» 4 декабря [3, с. 23]. Но уже в феврале-марте 1921 г. под давлением Турции Азербайджан полностью изменил свою позицию, и в советско-турецком договоре, заключенном в марте 1921 г., Нахичеван и Нагорный Карабах были отторгнуты от Армении в пользу Азербайджана.

Необходимо особо отметить нравственную сторону проблемы, она многое объясняет и в данной трагедии для армянского народа. Генерал Али Фауд Джебесой, член турецкой делегации на переговорах и первый посол кемалистской Турции в Москве, в своих воспоминаниях пишет: «Чичерин не хотел решить вопрос о границах в пользу Турции и только благодаря вмешательству Сталина удалось разрешить те вопросы, которые привели переговоры в тупик». В специальном разделе «Сталин и армянский вопрос» Джебесой излагает беседу турецкой делегации со Сталиным в ночь на 23 февраля 1921 г. На вопрос членов делегации: будет ли армянская проблема обсуждаться на конференции, Сталин ответил: «Вы уже ее решили. Если еще остались нерешенные вопросы, разрешайте сами» (курсив мой — М.М.) [3, с. 26]. И другие участники подтверждают слова Сталина: «Армянский же вопрос вы уже сами решили». В телеграмме членов турецкой делегации после подписания Московского договора генералу К. Карабекиру сообщалось: «Сталин лично ярый враг армян... Подписание договора осуществлялось благодаря Сталину» [10, с. 3].

О смысле поведения Сталина на переговорах открыто (и цинично) поведал один из его соратников по Наркомнацу А. Скачко. В статье «Армения и Турция на предстоящей Конференции» он, разглагольствуя о мировой революции, призывал Армению пожертвовать ради этой революции и «свои бывшие территории, и оставшуюся часть своего народа в Турции». Если для Турции, заключает он, чрезвычайно важно сохранение, а может быть, и увеличение турецкой территории, «то для социалистических государств ни территории, ни национальное единство не играют никакой роли» [11, с. 3].

Таким образом, потеряв в результате геноцида 1915 г. и последующих лет больше половины своего населения, Западную (Турецкую) Армению, в 1921 г. армянский народ потерял также жизненно важные свои исторические территории на Востоке — Нагорный Карабах и Нахичеван. Эта новая трагедия привела к тому, что вскоре в Нахичеванской автономии в составе Азербайджана практически исчезло армянское население, а в Карабахе, где в 1923 г. из всего 153-тысячного населения области 149 тыс. составляли армяне, сразу же начался процесс азербайджанизации области.

Однако факт образования Армянской советской республики в составе СССР (первоначально в рамках Закавказской Федерации) означал конец геноцида и физическое спасение армян как национальной общности. Республика и прежде всего ее столица Ереван становятся новым центром кристаллизации нации, консолидации самосознания народа. С 30-х годов явственно дает себя знать выход в социокультурные процессы творческой мощи армянского народа, выразившийся в небывалом расцвете науки и культуры, искусства и архитектуры, в появлении практически на пустом месте центров индустрии и новейших отраслей производства. В недрах коммунистической идеологии начала кристаллизоваться армянская идея, формироваться, пока смутно, аморфно, в народном сознании психологическая парадигма всемирного армянства. После мрачной трагедии геноцида начинается полоса национального триумфа.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >