Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Судебно-почерковедческая диагностика

ПОДГОТОВКА МАТЕРИАЛОВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ СУДЕБНО-ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА-ПОЧЕРКОВЕДА, РЕШАЮЩЕГО ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

6.1. Подготовка материалов для производства судебно-почерковедческой диагностической экспертизы при расследовании преступлений и рассмотрении дел в суде

Принимая решение о назначении судебно-почерковедческой экспертизы с заданиями диагностического характера дознаватель, следователь или судья должны:

  • • определить объект предстоящего экспертного исследования;
  • • определить задачу экспертизы и сформулировать вопросы эксперту;
  • • подготовить необходимые для эксперта сведения, относящиеся к предмету экспертизы;
  • • если диагностическая задача имеет полный компонентный состав (т.е. известен предполагаемый или действительный исполнитель рукописи), подготовить необходимый и достаточный по количеству и качеству сравнительный материал.

Объект диагностического исследования в данном случае — это общий родовой объект судебно-почерковедческой экспертизы, т.е. рукопись во всех ее разновидностях: тексты различного объема, краткие записи, подписи.

При назначении судебно-почерковедческой диагностической экспертизы важно соблюдение общего правила, требующего направления в качестве исследуемого объекта подлинного документа, в особенности, если речь идет об установлении условий выполнения конкретной рукописи. В копии рукописи — тексте, подписи — получают отображение далеко не все признаки почерка, имеющиеся в оригинале. При этом в какой-то мере в копии отображаются идентификационные признаки, в связи с чем идентификационное исследование с целью установления исполнителя подлинника еще может быть проведено. Что же касается диагностических признаков, то, как правило, они либо не передаются в копии, либо присутствуют в ней в искаженном виде. Например, в тексте, переданном по факсу, локально-кусочная структура штрихов такова, что судить по ним о действительной координации движений, темпе, нажиме исполнителя рукописи невозможно. В такой копии в силу технических причин штрихи теряют ровность и создают картину раскоординированности движений, в то время как в оригинале этого нет. Искаженно передаются проявления нажима, в особенности в копиях, изготовленных электрофотографическим способом. Таким образом, в качестве объекта судебно-почерковедческого диагностического исследования эксперту должен направляться только подлинный документ.

Задача судебно-почерковедческого диагностического исследования определяется на основании тех фактических данных, которые требуется установить, и ставится перед экспертом в форме вопроса, который приводится в постановлении или определении о назначении экспертизы. При постановке задач аттрибутивно-диагности- ческого характера и формулировании соответствующих вопросов в практике сложностей не возникает. Обычно вопрос в этих случаях выглядит следующим образом: «Лицом какого пола и возраста выполнен текст записки? Каковы психологические характеристики, присущие ее исполнителю?».

Формулируя вопрос при постановке задач собственно диагностического характера, стоит придерживаться определенных правил:

  • 1) отправляясь от обстоятельств дела следует по возможности сузить круг условий, подлежащих проверке с помощью экспертного исследования и во всяком случае избегать неопределенных заданий. Например, если по обстоятельствам дела запись или подпись предположительно выполнялись лицом в состоянии тяжелой болезни, лежа в постели, именно эти условия необходимо включить в вопрос, сформулировав его примерно так: «Не выполнена ли удостоверительная запись в (следуют реквизиты документа) в необычных условиях, а именно — в необычной позе (лежа в постели) и (или) в болезненном состоянии?»;
  • 2) очерчивая круг искомых условий, необходимо упомянуть обо всех возможных «сбивающих» факторах, которые по обстоятельствам дела могли сопутствовать выполнению рукописи. Продолжая приведенный в п. 1 пример, в вопросе можно было указать и такие условия, как оказание помощи при письме — поддержка руки или ее ведение другим лицом. Таким образом, приведенный в п. 1 вопрос дополняется другим: «Не выполнена ли удостоверительная запись с помощью другого лица в виде поддержки или ведения руки?»;
  • 3) если по материалам дела существенно установление одной, строго определенной причины, в вопросах указывается именно она. Например: «Не выполнен ли текст записки непривычной левой рукой?», «Не выполнен ли текст расписки намеренно измененным почерком?». В случае возможной контрверсии из числа необычных условий следует в вопрос включить и ее, например: «Написан ли текст письма К. намеренно измененным почерком или он выполнен другим лицом с подражанием почерку К.?».

Следует избегать неточных, непонятных и просто громоздких формулировок вопросов, заставляющих эксперта выяснять у следователя или судьи их содержание и уточнять редакцию. Примером непонятного вопроса может служить такой: «Имеются ли признаки того, что подписи (следует их перечисление) исполнены Б. в нехарактерных для него условиях»[1]. На основании такой редакции вопроса эксперт мог только догадываться, что следствие интересуют факт выполнения подписей в необычных условиях и в каких именно. Эксперту пришлось уточнять задание у лица, назначившего экспертизу. Примером излишне усложненного может служить вопрос: «Не являются ли различия в различных вариантах подписи М., выявленные в ходе расследования и судебного разбирательства следствием преднамеренного изменения почерка?». Здесь была бы логичной постановка вопроса: «Не выполнены ли подписи в (следуют реквизиты документов) М. с намеренным изменением подписного почерка?».

Следует избегать в формулировке вопросов выражений: «могло быть», «могло повлиять» и т.п. В принципе постановка задачи перед экспертом в форме возможности вполне допустима. Но в случае постановки перед экспертом задачи об установлении условий выполнения рукописи она не нужна, т.к. следствие и суд всегда интересует конкретный факт. Например, при назначении экспертизы вопрос был поставлен так: «Могло ли повлиять на почерк О. то обстоятельство, что на момент подписания завещания О. страдала рядом заболеваний, которые отражены в акте судебно-психиатрической экспертизы № 1417». Если эксперт даст ответ на этот вопрос в форме возможности, вряд ли это поможет суду, т.к. для него важно, выполнено ли завещание О. в болезненном состоянии, а не только принципиальная возможность влияния ее заболеваний на почерк.

Если решение диагностической задачи сопутствует решению идентификационной и входит в процесс исследования в соответствии с применяемой методикой, то вопрос о ней можно и не ставить. Так, если исследованию подлежит подпись, в отношении которой необходимо установить, выполнена ли она лицом, от имени которого она значится, или другим неустановленным лицом, вопрос о выполнении этой подписи с подражанием в случае установления ее неподлинности можно и не ставить. Решение этого вопроса лежит на обязанности эксперта в соответствии с общей методикой исследования подписей от имени существующих лиц.

В случаях, когда диагностическая задача ставится в отношении конкретного лица (полный компонентный состав), в распоряжение эксперта должны быть представлены надлежащие по качеству и достаточные по количеству сравнительные материалы. Для диагностического исследования, аналогично идентификационному, представляются свободные и экспериментальные образцы, могут также представляться и условно-свободные образцы почерка. Содержание этих понятий и требования, предъявляемые к образцам, общие (1). Вместе с тем особое внимание при подготовке сравнительного материала для диагностического исследования следует обратить на следующие положения.

Для того, чтобы можно было судить о вариационности почерка определенного лица, о присущей ему избирательной изменчивости почерка, образцы должны быть представлены по возможности разнообразные и в большом количестве.

Обязательно представляется базовая категория образцов — рукописи, выполненные в обычных условиях с учетом естественных вариантов, обусловленных темпом письма (привычным, ускоренным, замедленным). Подобные рукописи должны быть в числе свободных, условно свободных образцов, а также специально полученных экспериментально.

Особое значение имеет обеспечение эксперта образцами, выполненными в проверяемых условиях или аналогичных им. К ним относятся рукописи, выполненные в тот же период времени, по возможности под влиянием тех же условий, что и исследуемый документ. Например, если известно, что исследуемая рукопись выполнялась в период, когда ее предполагаемый исполнитель тяжело болел, необходимо отыскать документы, выполненные этим лицом в этот период. В таких случаях особенно важно представление соответствующих свободных образцов, т.к. многие субъективные факторы, влияющие на состояние лица, не воспроизводимы при получении экспериментальных образцов.

В отношении получения экспериментальных образцов почерка действует общее правило: их отбор не должен сопровождаться причинением вреда здоровью, унижением достоинства, причинением моральных страданий. Поэтому при необходимости установления, не выполнена ли рукопись в необычном состоянии — болезненном или функциональном (алкогольное или наркотическое опьянение, прием фармпрепаратов, стресс) — лицо нельзя приводить в такое состояние для отбора образцов. Равным образом нельзя лицо заставить писать намеренно измененным почерком, а также с подражанием почерку другого определенного лица за исключением тех случаев, когда человек сам признает выполнение исследуемых рукописей определенным способом и согласен показать, как он это делал.

При получении экспериментальных образцов вполне воспроизводимы обстановочные факторы: различные варианты неудобной позы (стоя без опоры на предплечье руки, стоя при расположении подложки на вертикальной поверхности и др.), письмо в движущемся транспортном средстве, затемненном помещении, при использовании нестандартных материалов письма и т.п.

Учитывая, что далеко не все условия, в проверке которых возникает необходимость, воспроизводимы, представляются образцы, выполненные в других условиях, которые по проявлениям диагностических признаков наиболее близки к проверяемым. Сопоставимость этих образцов относительна и условна, но наличие их в распоряжении эксперта очень важно. Такими образцами, например, при необходимости установления факта алкогольного опьянения писавшего, могут быть экспериментальные образцы почерка, выполненные в предельно быстром темпе, что установлено экспериментальными исследованиями, о чем уже упоминалось в предшествующих разделах.

В тех случаях, когда круг проверяемых условий при назначении экспертизы не определен либо затруднительно судить о том, какие именно образцы окажутся сопоставимыми, необходимо получить и направить эксперту как можно больше образцов, причем выполненных по возможности в разнообразных условиях. Здесь может помочь привлечение специалиста для консультации и участия в отборе экспериментальных образцов. С большим вниманием следует относиться к ходатайствам экспертов о получении определенного сравнительного материала и разъяснениям, какие именно образцы необходимы и как их получить.

Особое значение в производстве судебно-почерковедческих диагностических экспертиз имеют сведения из материалов дела, относящиеся к предмету экспертизы. Во-первых, это сведения о лице — действительном или предполагаемом исполнителе рукописи: возрасте, состоянии здоровья или функциональном состоянии во время выполнения рукописи, о возможных аномалиях и особенностях зрительного, двигательного анализатора, письменно-двигательного аппарата. Во-вторых, существенны сведения, относящиеся к ситуации, обстановке, в которой предположительно выполнялась исследуемая рукопись, а в связи с ней и о возможной психологической установке или эмоциональном состоянии писавшего лица.

В первом случае источником сведений являются автобиографические данные о лице, содержащиеся в материалах дела, медицинские документы — свидетельства, справки врачей, истории болезни, медицинские карты, заключения экспертов-психиатров и т.п. Такие документы запрашиваются из медицинских учреждений, в которых наблюдался или находился на излечении предполагаемый или действительный исполнитель исследуемой рукописи.

Во втором случае источником сведений служат показания очевидцев, свидетелей, показания самого лица, выполнившего рукопись, например, показания лица о том, что его принудили написать долговую расписку, для чего посадили в машину и угрожали огнестрельным оружием.

Сообщая эксперту необходимые сведения, не следует бояться «навязать» ему определенную версию. Методика экспертного исследования, как было показано в предшествующих разделах, построена с учетом проверки всех наиболее вероятных альтернатив (версий и контрверсий) и принятия решения на основе только объективных данных.

Необходимые эксперту сведения следует изложить в постановлении или определении о назначении экспертизы и направить ему первичные материалы (медицинские документы, протоколы допросов и др.)

  • [1] Примеры взяты из наблюдательных производств по экспертным заключениям ЛСПЭ РФЦСЭ за 2001 г.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы