Традиционная (классическая) интерпретация предмета геополитики

В традиционном понимании геополитика интерпретируется как дисциплина, призванная изучать исключительно или преимущественно пространственный аспект международных отношений, основываясь на принципах географического детерминизма.

Традиционная геополитика, зародившись на рубеже XIX— XX вв., акцентировала внимание на осмыслении роли географического фактора в мировой политике. До недавнего времени мощь и влияние государств непосредственно зависели от занимаемого географического положения, количества проживающего в странах населения и расположенных в них природных богатств. По этой причине традиционная геополитика видела в территории уникальный и наиболее значимый ресурс политической власти, позволяющий государствам реализовывать программу своего жизнеобеспечения, взаимодействовать с торговыми и финансовыми центрами, развивать глобальные и локальные связи с другими странами.

Совершенно очевидно, что географическое положение создает определенные предпосылки для решения государством не только многочисленных экономических и внутриполитических, но также основополагающих внешнеполитических задач. Фактически мощь и богатство государства во многом определялись размерами контролируемой им территории. По этой причине на протяжении всей истории человечества главная цель государств состояла в завоевании территорий для решения своих экономических задач, обеспечения безопасности и т.д. Для этого использовались средства насильственного подчинения одного народа другому или аннексии прилегающей территории и ее ресурсов. Государства, особенно великие, во все времена руководствовались императивом расширения своего контроля над соседними странами и народами, а при возможности и над всей международной системой. В связи с этим теорию изменений в международной политике обычно именуют теорией империализма и территориальной экспансии.

Абсолютное большинство исследователей и поныне продолжают рассматривать геополитику как науку о территориально-пространственных и силовых аспектах международных отношений. По их мнению, геополитика как академическая дисциплина в качестве предмета изучает политическую стратегию государства или группы государств на мировой арене, обусловленную их пространственно-территориальным измерением.

Данная точка зрения на предмет геополитики является доминирующей. Исследуя связи между пространственными и функционально-политическими характеристиками тех или иных регионов мира, геополитическая теория акцентирует внимание на взаимодействии глобальных субъектов и анализе мировых тенденций, затрагивающих весь земной шар. Она выявляет не только общие закономерности и тенденции международной жизни, но и разрабатывает практические рекомендации о генеральной линии поведения государства на мировой арене.

Очевидно, что в рамках классической геополитики происходило постоянное развитие, дополнение и уточнение определения предметного поля науки. Характеризуя геополитику как вид внешней политики, определяемый территориальными интересами народов и стран, разные авторы выделяли различные аспекты (силовые, военные, политические, дипломатические) в деятельности государств по реализации своих геополитических интересов.

Концепция Р. Челлена По мнению одного из основателей геополитики — шведского ученого Рудольфа Челлена (1864—1922), стремление к экспансии и расширению жизненного пространства составляет сущность любого государства. В классической работе «Государство как форма жизни» Челлен так определял предмет геополитики: «Это — наука о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве»[1]. По Челлену, в состав геополитики входят:

  • (1) топополитика, изучающая политическое окружение данного государства. Центральный вопрос для нее — давление на государство, оказываемое со стороны внешнего окружения. Такое давление усиливается или облегчается политическими союзами и иными подобными соглашениями. Географическое положение, считал ученый, в известном смысле может быть признанным «ключом ко всей политике». Он считал, что буферное или периферийное положение государства всегда является привлекательным для политического давления;
  • (2) морфополитика — учение о форме государственной территории. Пространство изучается как таковое без внимания к его материальному содержанию. За идеальную форму территории государства, по Челлену, принимается круг, а государства, форма территории которых удаляется от круга и имеет продолговатый вид (например, Норвегия), проигрывают с геополитической точки зрения. Размер государства составляет фундамент его мощи;
  • (3) физиополитика — учение о государственной территории с позиции ее содержания (или, по Челлену, это учение о «доминиуме»). Предмет физиополитики — физическое заполнение расположенной в пределах государственных границ территории. В этом случае приобретают важное значение все физико-географические свойства территории, оказывающие влияние на политику государства.

В науке о государстве, состоящей из пяти дисциплин — геополитики, экополитики, демополитики, социополитики и кратополитики, гю Челлену, наиболее важной является геополитика, которая выступает для них в качестве базисного элемента. Это объясняется тем, что государство представляет собой пространственный организм и его поведение определяется этой сущностью. Все это предопределило политические и военно-политические аспекты геополитической науки.

Исходя из этого главная задача геополитики состояла в обосновании неизбежности территориального передела мира для развития государств, поскольку пространство уже разделенного мира можно отвоевать лишь силой оружия.

В своей главной работе «Der Staat als Lebensform» Челлен предпринял попытку проанализировать анатомию силы и ее географические основы для выявления путей создания сильного государства. Подобно Ратцелю, он считал, что великие державы запрограммированы стремиться к расширению жизненного пространства в целях поддержания численности своего населения, достижения автаркии в отношении продовольствия и природных ресурсов.

Концепция К. Хаусхофера В интерпретации другого немецкого ученого Карла Хаусхофера (1869—1946) геополитика рассматривалась как географический разум государства. Ее главная цель — придание политической жизни определенного направления. Тем самым геополитика выступает как искусство руководства практической политикой. В основе прикладного подхода к геополитике Хаусхофера лежало убеждение, что в качестве определяющих факторов политического могущества государства выступали его месторасположение и территориальные характеристики. По этой причине геополитика понималась им как наука, изучающая «взаимоотношения между окружающим человека пространством и политическими формами его жизни»1.

Интерпретация Н. Спайкмена Наиболее целостно и достаточно образно силовую интерпретацию предмета геополитики как вида внешней политики сформулировал американский географ Николас Спайкмен — первый директор Института международных отношений в Йельском университете. По его мнению, в центре геополитики стоит проблема безопасности, напрямую зависящая от географического расположения государства.

В мире международной анархии внешняя политика должна иметь своей целью прежде всего улучшение или по крайней мере сохранение сравнительной силовой позиции государства. Сила в конечном счете составляет способность вести успешную войну, и в географии лежат ключи к проблемам военной и политической стратегии. Территория государства — это база, с которой оно действует во время войны, и стратегическая позиция, которую оно занимает во время временного перемирия, называемого миром. География является самым фундаментальным фактором во внешней политике государств, потому что этот фактор — самый постоянный. Министры приходят и уходят, умирают даже диктатуры, но цепи гор остаются непоколебимыми[2] [3].

Правда, среди сторонников классической традиции существуют авторы, которые стремятся переосмыслить принципы географического детерминизма в интерпретации геополитики с учетом новых реалий. Они отмечают появление новых факторов глобального взаимодействия, приводящих к трансформации всей геополитической структуры, но при этом они настаивают на сохранении классического определения предмета науки.

Концепция П. Галлуа По мнению известного французского военного исследователя П. Галлуа (род. 1911), современную фазу геополитической эволюции мира характеризует смена субъектов мировой политики. Место национальных государств — ведущих акторов традиционной геополитики постепенно занимают интегративные образования, блоки, народы, все человечество, способные совместными действиями ответить на новые угрозы.

Геополитическая структура современного мира, согласно Галлуа, претерпела существенные изменения, и благодаря действию новых факторов она приобрела ряд отличительных черт.

  • (1) Сегодня в глобальной политике ведущую роль играет ракетно- ядерное оружие. Владение им выравнивает силы ядерных государств независимо от их географического положения, численности населения и традиционных физико-географических свойств территории.
  • (2) Произошло расширение геополитического пространства, которое прежде было ограничено Землей — сушей, морем и воздушным пространством. Современная фаза геополитической эволюции во многом определяется настоящим и будущим освоением космического пространства, которое превращается в глобальный фактор геополитики.
  • (3) Важной отличительной чертой является возрастающее вмешательство широких масс населения в политический процесс, что не учитывала традиционная геополитика. Теперь же она обязана это учитывать, потому что развитие средств массовой информации и связи, а также непосредственное вмешательство населения в политику способны привести человечество к последствиям разрушительного характера, сравнимым, отмечает Галлуа, лишь с последствиями ядерного катаклизма.

По его мнению, наиболее опасна возможность доступа террористов к оружию массового уничтожения, их проникновения на атомные электростанции. Однако при этом Галлуа замечает, что важно не утратить саму суть предмета геополитики: «Изучение отношений, существующих между властной политикой в международном плане и теми географическими рамками, в которых она проводится»[4].

  • [1] Kjellen R. Der Staat als Lebensform. Stockholm, 1916. S. 23.
  • [2] Haushofer K. Allgemeine politische Geographie und Geopolitik. Heidelberg, 1951. S. 16.
  • [3] Spykman N. America’s Strategy in World Politics: The United States and the Balanceof Power. N.Y., 1942. P. 41.
  • [4] Gallois Р.М. G?opolitique. Les voies de la paissance. Paris, 1990. P. 37.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >