Панамериканская идея как символ «нового мирового порядка»

Суть американской геополитической модели глобализации состоит в жестком разделении геополитической карты мира на две зоны: цивилизация — варварство:

В страхе перед терроризмом (включая ядерный) нации сдадут свои суверенные права международным организациям, которые наведут жесткий и стабильный порядок. Возникнет транснациональное гражданское общество. Глобальный бизнес возьмет на себя ряд функций правительств. А на внутренней политической сцене исчезнет различие между левой и правой частями политического спектра, поскольку исчезнет не только классовое деление, но и классовое сознание. Главным будет различие между сведущими, готовыми к переменам, мыслящими глобально и теми, кто стал жертвой традиций, предубеждений, косности, ненависти к переменам. Мировая политика будет вращаться вокруг глобальной экономики, а главные международные разграничительные линии будут проходить не между цивилизациями, а между теми, кто либо отверг ее, либо по той или иной причине оказался неспособным играть по ее правилам[1].

В сценарии американской глобализации обозначены первые анклавы «варварства», так называемая «ось зла»: Ирак — Иран — Северная Корея — Куба. Способы привития варварам цивилизованных форм общежития тоже обозначены — гуманитарные антитерро- ристические операции (как в Афганистане, Ираке, Югославии).

По всем каналам СМИ настойчиво внушается мысль о необходимости силового варианта решения проблемы. Одновременно популяризируется мысль о том, что роль национальных государств в эпоху глобализации отходит в прошлое и эффективно управлять миром смогут только транснациональные корпорации и транснациональные банки, которые способны дать мировой периферии «хлеба и зрелищ». Для осуществления американской панидеи глобализации инициаторам этого геополитического сценария явно не достает образа врага, в роли которого — «исламский терроризм». Очевидно, что благополучного американского обывателя, превыше всего ценящего свой комфорт, свои потребительские удовольствия и развлечения, может встряхнуть образ жестокого варвара — терро- риста-камикадзе, который не способен остановиться ни перед чем в бессмысленной и беспощадной борьбе за веру. Именно поэтому так свободно проникают исламские идеи и организации в Европу и Америку, а каждая очередная «антитеррористическая операция» на геополитической карте мира приводит к образованию нового исламского государства. Босния, Чечня, Косово — этот список непременно будет продолжен, поскольку враг должен быть назван и локализован в пространстве.

По иронии судьбы, исламский фундаментализм (крайне суннитского толка) был выращен в недрах американских спецслужб в период холодной войны. Противостояние СССР и США на мировой арене в исламском мире выражалось в существовании своего, особого раскола: СССР поддерживал светские исламские режимы социалистической ориентации, а США делали ставку на возрождение радикального исламизма фундаменталистского толка. «Аль-Каида», бен Ладен, движение «Талибан» были созданы на деньги ЦРУ и выполняли определенные геополитические задания американцев в мусульманском мире. После распада СССР потребность в существовании этих радикальных группировок исчезла, и они стали бороться против США как мирового гегемона. Исламский мир сегодня весьма обеспокоен эксплуатацией экстремистскими группировками панисламской идеи.

Мусульмане и мусульманская цивилизация в целом не должны отвечать за преступления террористов. Терроризм невозможно полностью уничтожить ракетами и самолетами, дух терроризма можно искоренить только ежедневной кропотливой духовной работой.

  • [1] International Studies Review. Sum. 1999. P. 91.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >