Оптимистический вариант сценария

Оптимистический вариант основывается на несоизмеримости потенциалов «Севера» и «Юга». Первые же локальные конфликты между странами «золотого миллиарда» и беднейшими государствами третьего мира должны продемонстрировать превосходящую мощь «Севера». Его армии способны в кратчайшие сроки и без видимых потерь справиться с любым актом вооруженной агрессии со стороны бедного «Юга». Однако уроки из этих конфликтов способны извлечь не только нападающие, но и обороняющиеся. В частности, они могут сделать вывод о том, что гораздо спокойнее и выгоднее тратить средства на помощь нуждающимся в ней странам, чем расходовать их в войне с ними. Еще одна опора для развития оптимистического варианта — отсутствие организаций в странах третьего мира, сравнимых по своему влиянию с межнациональными глобалистскими организациями «Севера». Бедные страны разобщены, зачастую конфликтуют друг с другом и не могут выступить единым фронтом против стран — лидеров глобализации. Правда, это не только снижает их шансы на успех в противостоянии с «Севером», но и уменьшает вероятность чересчур жесткого ответа со стороны развитых стран.

Третьей опорой для оптимистического сценария является осознание лидерами постиндустриальных стран опасности глобального противостояния. В известном смысле глобализация с самого начала задумывалась в качестве лекарства от имущественного и цивилизационного неравенства. Другое дело, что благими намерениями всегда вымощена дорога в ад. Реальные достижения глобализации, как показала практика, оказались далеки от заявленных целей. Однако при наличии четкой политической воли использование механизмов глобализации может смягчить положение беднейших стран мира.

Таким образом, основания для оптимизма все же имеются. Если указанные тенденции одержат верх, то ответ богатого «Севера» на вызов бедного «Юга» будет выглядеть как постепенное, очень медленное повышение уровня благосостояния и технического развития стран третьего мира. Этот процесс должны организовывать и направлять наднациональные структуры и основные «центры силы» (прежде всего, США и ЕС). В таком варианте будущего «Север» может использовать на благо беднейших стран достижения высоких технологий, особенно в области сельского хозяйства и охраны окружающей среды. Постройка современных водоочистителей и опреснителей, например, могла бы существенно снизить риск «водяных войн» в страдающих от недостатка питьевой воды регионах.

У оптимистического сценария есть лишь один существенный недостаток. Этот сценарий предполагает, что богатые страны «Севера» должны под нажимом обстоятельств поделиться с бедным «Югом» частью своих доходов, энергетическими носителями и природными ресурсами. В реальности же попытки мобилизовать международные финансы не дают ожидаемых результатов, а частные инвесторы охотно направляют средства в проблемные страны только в тех случаях, когда ожидают получения сверхприбыли. (Обычно это происходит в достаточно ограниченный период и не приводит к повышению благосостояния этих стран.) Весьма маловероятно также, чтобы богатый «Север» по своей воле потеснился, освобождая место у «энергетической кормушки» для развивающихся стран, лишенных сейчас доступа к дешевым энергоносителям. Контроль над энергоносителями является залогом выживания для постиндустриальных стран «Севера», экономика и промышленность которых напрямую зависят от нефти и газа. Война США против Ирака продемонстрировала, как вся мощь «Севера» может обрушиться на государства третьего мира, мешающее «золотому миллиарду» контролировать богатые нефтяные поля Персидского залива. Именно поэтому гораздо более вероятным сценарием будущего противостояния «Севера» и «Юга», к сожалению, является его пессимистический вариант.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >