Экономический кризис 2008—2009 гг. и смена экономической модели

Саммит «двадцатки» самых влиятельных экономик мира принял 2 апреля 2009 г. в Лондоне декларацию, представляющую собой отказ от модели экономики, основанной на саморегулировании и полной свободе действий бизнеса. в20 поступилась принципом свободы. Подобную модель, отвергающую государственное вмешательство в экономическую жизнь, часто называют англосаксонской.

Согласно финальной декларации участники встречи согласились с требованиями, выдвинутыми, в частности, Германией и Францией, о введении строгого наднационального контроля над мировыми финансами. Будет усилен контроль над гигантскими хедж-фондами, МВФ получит новые ресурсы. Создается Фонд финансовой стабильности, куда войдут все члены в20, включая Россию. Его задача — наблюдать за мировой финансовой системой и выявлять нарушителей правил.

«Двадцатка» постаралась также внести хоть какое-то успокоение в сердца людей, ставших жертвами кризиса. Она заверила их, что готова расширить масштаб мер, «необходимых для того, чтобы восстановить рост, стабилизировать банки, повысить покупательский спрос и ограничить потерю рабочих мест». Однако обязательств выделить новые средства в дополнение к триллионам долларов, которые уже расходуются на эти цели, лидеры 20 самых крупных экономических держав на себя не взяли.

Как и ожидалось, наибольшее внимание СМИ и публики привлекли высказывания президента США Барака Обамы, в которых он излагал свое видение путей преодоления всемирной рецессии. Обама заверил, что разногласия с Германией и Францией несущественны. Вашингтон тоже стоит за то, чтобы мировая финансовая система подвергалась более жесткому регулированию. По существу, как подчеркивает английская газета «виагсНап», выступая с подобными примирительными заявлениями, Обама вместе с премьер-министром Великобритании Гордоном Брауном делал все, чтобы спасти саммит от провала.

Браун провозгласил, что саммиту удастся реформировать глобальную экономику. Однако «единый фронт» англо-американцев, казалось, не поколебал решимость президента Франции Николя Саркози и канцлера ФРГ Ангелы Меркель не отступать ни на шаг от своих требований. Они настаивали на том, чтобы регулирование рынков было усилено. Это касается, прежде всего, «налоговых убежищ» и хедж-фондов. То есть экономические тяжеловесы континентальной Европы ополчились на те элементы англосаксонской модели капитализма, которые, по их мнению, несут основную вину за нынешние бедствия. «Если мы не договоримся о регулировании здесь, то никакого согласия на этот счет не будет в следующие пять лет», — заявила Меркель[1].

Германия и Франция также решительно выступали против чрезмерного вливания государственных средств в экономику, поскольку это может привести к росту инфляции и тем самым затормозить восстановление. «Германо-французскому блоку» удалось записать в документе, что ни один финансовый продукт, ни один участник финансового рынка не останется вне системы контроля. Как отмечалось, «эра банковской секретности» закончилась. Декларация впервые предусматривает меры надзора за хедж-фондами. Большинство их находится в руках финансистов из США и Англии, часто эти фонды базируются в офшорных зонах. Теперь деятельность таких фондов будет регулироваться. Лидеры «двадцатки» решили также увеличить ресурсы, находящиеся в распоряжении МВФ.

Еще одна новация — повышение статуса форума финансовой стабильности. Если прежде в этот неофициальный орган входили финансисты из богатых стран, то теперь он превращается в инструмент надзора за рынком капиталов и банками, в котором участвуют представители всех стран — участников форума, в том числе России. Полномочия форума должны быть уточнены членами «двадцатки».

  • [1] См.: Независимая газета. 2009. 3 апреля.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >