Позитивизм: критика старой и утверждение новой, «позитивной» философии; проблемы методологии науки

В чем сущность позитивистской критики традиционной философии? Каковы основные этапы развития позитивизма и особенности каждого из них?

Одной из вечных философских проблем является осмысление сущности познания, наиболее эффективных его методов.

Влиятельным направлением теории познания является позитивизм. Его основатель — французский философ Огюст Конт (1798— 1857).

Позитивизм доказывает несостоятельность всей традиционной философии, бесплодность ее основной проблематики, ненужность таких ее базовых понятий, как «бытие», «материя», «сознание», «сущность» и т.п. По мнению позитивистов, все это, скорее, псевдопроблемы, надуманные понятия, так как они не могут быть решены, поскольку опираются лишь на рассуждения, а не на непосредственный опыт или научный эксперимент. А истинным является лишь то, что опирается на опыт, все остальное — ложно.

Новая, позитивная, т.е. положительная, философия, которая призвана заменить старую, будет основываться только на данных, выводимых из опыта, из позитивного знания, и потому она станет подлинной, научной.

По своему характеру новая философия станет близка к конкретным, математическим, естественным наукам, основные положения которых строго обоснованы эмпирически и логически. Только такая философия, выводы которой прочно опираются на данные науки, имеет право называться философией будущего.

Таким образом, в лице позитивизма в истории философии впервые предстало направление, отвергавшее все основное содержание старой философии и самую возможность познания мира методами отвлеченного мышления.

Появившись в середине XIX в., позитивизм, или философия науки, вскоре стал широко распространенным течением западной философии. В своем развитии он прошел три основных этапа:

  • • позитивизм О. Конта, Г. Спенсера, Дж. Милля, так называемый первый позитивизм, который поставил вышеуказанные проблемы;
  • • второй этап — так называемый махизм по имени его основного представителя австрийского физика Э. Маха;
  • • и, наконец, третий, самый развитый этап — неопозитивизм, начавшийся в 20-х гг. XX в. и продолжающийся до сих пор. Специфической особенностью первого позитивизма было то, что

О. Конт и другие его представители увидели основную задачу философии в обобщении и систематизации данных конкретных наук об объективно существующем материальном мире. Иными словами, на данном этапе позитивизм оставался еще материалистическим учением, признававшим существование внешнего мира.

На втором этапе позитивизм, принявший форму махизма, уже сводил всю философскую деятельность к анализу психофизиологических форм, чувственной основы человеческого опыта. Мир в философии махизма предстал в виде «комплексов ощущений». Это был полный разрыв с материализмом, своего рода реанимация субъективного идеализма английского философа XVII в. Беркли.

Неопозитивизм, или третий позитивизм, предметом своей философской деятельности сделал методы установления правдоподобия научных теорий, их сравнительной ценности. Представители этого этапа (Р. Карнап, К. Поппер, И. Лакатос, Т. Кун и др.), придерживаясь основных принципов позитивизма, считали понятия традиционной философии вненаучными, так как они не могут быть проверены опытным путем.

Методам же проверки правильности, истинности тех или иных научных выводов, концепций, теорий неопозитивисты уделили основное внимание. Они сформулировали основные принципы проверки ценности современных научных знаний: верификации, фальсификации и конвенции.

С точки зрения принципа верификации (от лат. — выявление истины) научные положения являются правдоподобными, если они подтверждаются чувственным опытом: наблюдением, измерением, экспериментом. С этой позиции понятия традиционной философии (Бог, субстанция, материя и т.п.) оказываются невери- фицированными, неподтвержденными, ложными.

Однако эта концепция не учитывает, что «чистого опыта», в принципе, быть не может, ибо любые факты, на которые опирается верификация, всегда так или иначе «теоретически нагружены». Тем не менее верифицируемость научных выводов, их соответствие опыту является одним из важных критериев научности.

Иначе выглядит проблема определения ценности той или иной научной теории с точки зрения принципа фальсификации, введенного английским философом Карлом Поппером (1902—1994). Критерий истинности, ценности теории заложен в возможности ее опровержения, в ее фальсифицируемости. В этом принципе он видел важнейшее средство для различения науки и ненауки. По мнению Поппера, ни одна научная теория не может охватить собой всю совокупность фактов. Наличие фактов, опровергающих теорию, есть самый верный показатель ее подлинной научности, а их отсутствие — свидетельство ее ложности. «В той степени, в которой научное высказывание говорит о реальности, оно должно быть фальсифицируемо, а в той степени, в которой оно нефальсифицируемо, оно не говорит о реальности»[1]. Новые теории, сменяя старые, включают в себя их объективные истины и отвергают идеи, неподтвержденные в ходе дальнейшего развития науки и практики.

С этих позиций К. Поппер критиковал советский марксизм как недопускающую критического пересмотра, догматизированную систему взглядов.

Принцип конвенции, обоснованный американским философом Томасом Куном (1922—1996), показал, что концепция фальсификации при всех ее достоинствах все же неполностью раскрывает критерии истинности научных теорий. Она не объясняет моменты устойчивости, стабильности многих концепций и теорий, которые остаются нефальсифицированными в течение многих столетий. Эта долговременность действия теорий объясняется их устойчивой, длительной поддержкой существующих в каждой науке стабильных групп ученых-профессионалов, как бы состоящих друг с другом в конвенции, соглашении, которые едины в понимании картины мира, методов исследования и образования, стиля мышления, или, как говорит Кун, приверженных общей научной парадигме. Такой приверженностью сложивщемуся образу мыслей объяснял устойчивость научных парадигм и выдающийся ученый современности, один из основополжников квантовой физики Макс Планк (1858—1947), с некоторой грустью отмечавший, что «новая научная истина прокладывает дорогу к триумфу не посредством убеждения оппонентов и принуждения их видеть мир в новом свете, но скорее потому, что ее оппоненты рано или поздно умирают и вырастает новое поколение, которое привыкло к ней»[2].

Именно эти устойчивые сообщества ученых, объединяющие их парадигмы, стиль мышления, и придают значимость, ценность, ореол истинности и устойчивость многим научным концепциям и теориям.

Таковы, например, сообщества и соответствующие им парадигмы, представляемые именами Аристотеля, Н. Коперника, И. Ньютона, А. Эйнштейна.

В целом позитивизм во всех своих формах достаточно плодотворно занимался обоснованием научной деятельности, ее основных принципов и методов. Позитивисты, безусловно, правы в том, что научные истины могут прочно опираться только на опыт, факты.

Другое дело, что мир человеческих знаний не сводится лишь к опытным данным науки. Известно, что человеку дана способность и к отвлеченному, абстрактному мышлению, а многообразные формы опыта, кроме научного, включают также опыт религиозный и художественный, а также опыт постижения мира методами традиционной классический философии.

  • [1] Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 239.
  • [2] См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 197.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >