Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow Общая педагогика

Процесс педагогической социализации человека

О биологическом и социальном в социализации

В мировой науке имеется немало концепций об источниках и факторах возникновения свойств и качеств человека как личности. Сторонники биогенетических концепций (преформисты[1]) полагают, что любое качество и их индивидуальное своеобразие берут начало с некоего микроскопического центра (клеточки, группы клеток, «пузырька»), который уже имеется в человеке с рождения и относится к генной наследственности. По мере взросления этот центр в человеке развивается по заданной с рождения программе и проявляется все больше и больше в его облике. Социогенетики же утверждают, что, напротив, человек есть слепок окружающей социальной среды, что он рождается «белым листом, на котором жизнь пишет свои узоры».

Ответ на вопрос о соотношении биологического и социального, врожденного и прижизненно приобретенного в развитии, характеристиках и поведении человека имеет принципиальное, огромное общественное и практическое значение. Если в человеке все биологично и наследственно — его судьба фатально предопределена с рождения, улучшить и исправить ничего нельзя, нужно смириться и не пытаться «ломать» его, а дать возможность жить так, как диктует его биологическая «природа». Если животное начало — его неизменная сущность, то его жизнь полностью подчиняется дарвиновским законам животного мира, борьбы за существование и естественного отбора (оправданы господство врожденных инстинктов в поведении, борьба за выживание и пищу, преобладание агрессии, уничтожение конкурентов и пр.), где побеждают сильнейшие, а удел слабых — подчинение и вымирание, и с этим ничего поделать нельзя. Если же главные особенности человека (его воспитанность, образованность, обученность, развитость) определяются не только и не в решающей степени его биологией и генетической наследственностью, а преимущественно социальными условиями его жизни, то с рождения его внутренняя сущность абсолютно чиста, а в результате он становится таким, каким сделали его жизнь и он сам себя.

В современной отечественной науке, да и в зарубежной, сейчас редки крайние точки зрения, а преобладает всесторонне научно обоснованное понимание человека как биосоциального существа, в прижизненном (онтогенетическом') развитии, становлении, достоинствах, поведении, на жизни которого как личности сказываются биологические особенности, но решающая роль принадлежит прижизненным социальным обстоятельствам. Такой подход не продукт словесных споров и изощрений, а научно доказанных фактов.

Данные такой строгой экспериментальной науки, какой является физиология высшей нервной деятельности, убедительно подтверждают, что работа мозга человека, управляющегося всеми функциями организма и связями с внешней средой, изменяется прижизненно, причем существенно и качественно. В ней возникает и развивается словесная (вторая) сигнальная система (система слов, усвоенных с помощью их значений, смыслов, знаний и словесных моделей окружающей действительности), причем не автоматически — по генетической программе, а в результате развивающегося общения с людьми и их воздействий.

Фундаментальные функциональные преобразования в целостной работе всей нервной системы при жизни человека в социуме выражаются в генеральном повышении уровней управления ею — кортика- лизации функций, т.е. в контроле и регулировании процессов во всей нервной системе высшим отделом головного мозга (прежде всего большими полушариями и их корой) и теми изменениями в нем, которые связаны с возникновением и развитием второй сигнальной системы. В результате высшие отделы начинают доминировать («берут под сурдинку» — по выражению И.П. Павлова) над низшими и процессами в них (первой сигнальной системой), определяя, направляя и регулируя главные связи человека с окружающим миром. Происходит, таким образом, прижизненный качественный скачок в изменении всей работы мозга, выражающийся в возникновении сознания, превращении животного в образе человека (ребенка) в человека разумного (homo sapiens) и человека морального (homo moralis). Этот кардинальный физиологический переворот, меняющий сущность человека, удивитель- [2]

130

но точно и образно выразил английский ученый Э. Торндайк (начало XX в.): человек так же мало является животным, к которому прибавлена речь, как и слон — коровой, к которой приставлен хобот: это уже другие существа.

Убедительны также данные антропологии, этнографии, психологии, истории развития языка, культуры, средств труда и других наук о филогенезе[3] развития человеческого сознания от питекантропа до наших дней. Например, за последние 30—40 тыс. лет мозг и центральная нервная система человека анатомически кардинально не изменились (рис. 4.2, позиция ПП). Однако знания о мире, сознание, способности, созданные орудия, способы и продукты труда неандертальца и современного человека просто не сопоставимы (рис. 4.2, позиция С). Французской и отечественной психологическими школами был открыт и исследован механизм интериоризации [4] переноса внешних предметных действий, выполненных человеком, во внутренний план, превращения их в действия, выполняемые в уме (умственные действия), в интеллект, что позволило дать ответ на вопросы о том, почему и как это произошло.

Схема эволюции природных предпосылок и сознания человека

Рис. 4.2. Схема эволюции природных предпосылок и сознания человека

Каждое поколение, каждый человек, появляясь на свет, застает определенный уровень достижений человеческого ума, труда, сознания, знаний о мира, опыта жизни предшествующих. Кто рождался 30—40 тыс. лет назад, заставал весьма бедный опыт преимущественно отдельного племени — примитивные каменные орудия, способы охоты, элементарно развитую речь, человеческие отношения (рис. 4.2, позиция С]). Но и в каменном топоре, как и в других элементах опыта, были воплощены знания, задумки, поиски многих поколений его творцов и пользователей. Молодой представитель каждого нового поколения заставал топор и опыт пользования им в готовом виде и овладевал ими с помощью старших. Иначе говоря, он интериоризировал, присваивал, делал своим опыт предшествующих поколений, и то, на что тратилось десятки, сотни и тысячи лет, усваивалось молодым в короткий срок. Далее, «стоя на плечах» опыта ранее живших, он за свое время обогащал чем-то этот опыт, творил новое, поднимал потолок достижений (рис. 4.2, позиция С2) и опять-таки за короткое время передавал все следующему. Эта «эстафета опыта» позволяет каждому поколению духовно и практически обогащаться, причем все больше и больше за одни и те же отрезки собственной жизни. Вся материализованная история накопления и обогащения человеческого знания в писаниях, книгах, совершенствовании орудий, способов и продуктов труда, развитии сельского хозяйства, промышленности, общественных отношений предстает сегодня перед нами как открытая книга эволюции человеческого сознания и способностей.

Эволюция животного мира шла, как доказывает учение Ч. Дарвина, по законам биологической наследственности, т.е. новые поколений животных совершенствовались анатомически, физиологически и поведенчески лишь после того, как опыт их предков воплощался в генетических изменениях родителей, которые передавались детенышам. Для каждого животного вида были нужны сотни тысяч и миллионы лет стихийных мизерных биологических мутаций, чтобы генная наследственность изменялась и сам вид совершенствовался. У человека же возникла принципиально новая форма закрепления и передачи опыта старших поколений молодым — через продукты проб и ошибок активности и уроки своей жизни, воплощавшиеся в более совершенные системы языка, знаний, навыков и умений, книги, орудия и способы труда, нормы и ценности человеческого поведения (правила, традиции, обычаи, отношения). Опыт накапливался и накапливается сейчас преимущественно не в биологии самого человека, а вне его, как бы рядом с ним, превращаясь в «эвересты» богатств и достижений человеческого сознания, духа, труда, творчества. Этот опыт — драгоценная кладовая, но содержащая лишь потенцию развития каждого появляющегося на свет поколения и индивида.

132

В результате в истории становления человека возникли две линии накопления опыта: одна — природная, биологическая, генной наследственности (рис. 4.2, ПП); вторая — социальная, т.е. жизнедеятельностной, производительной, культурной, психологической педагогической наследственности, которую надо каждому намеренно и квалифицированно активизировать, чтобы стать современным человеком (рис. 4.2, С). Изменения по первой линии за последние 30—40 тыс. лет не существенны и никак не могут объяснить колоссального скачка, который произошел в развитии сознания и возможностей человека за это время. Объяснения лежат именно в новизне, роли, механизмах и закономерностях второй линии накопления и передачи человеческого опыта и в ее колоссальной значимости для становления каждого индивида как человека разумного и морального, как достойной и цивилизованной личности.

Разумеется, биосоциальная природа по качественным характеристикам не одинакова у разных индивидов. Личность, получившая высокое развитие, отличается бесспорным преобладанием доли приобретенного, социального, духовного в жизни и каждом индивидуальном проявлении, а при низком — врожденного, биологического, организмического компонентов, примитивных влечений: праздности, стремления к элементарным удовольствиям, обжорству, алкоголизму, наркомании, сексуальной озабоченности, агрессивности и т.п. Если достоянием конкретного индивида становится не лучшее из человеческого опыта, а морально и духовно низменное, личностно ограниченное или деформированное, то показатели развития его воспитанности, образованности, обученности и развитости останутся низкими, в «сплаве» его сущности будет «замешано» больше биологического, она может мало отличаться от уровня пещерного человека. Разумеется, в пространстве между крайними границами богатого и бедного развития индивида как личности возможно множество индивидуальных градаций и типов, основные из которых названы в предыдущем параграфе.

Есть и около сотни «экспериментов случая», когда младенцы по несчастью оказывались в стае зверей (волков, обезьян и других животных), росли в ней порой до 10—12 лет, пока не обнаруживались людьми. Человеческое сознание, разум, психика, способности и поведение у таких детей не возникали. По этим показателям они были схожи с животными, среди которых росли (выли, лаяли, блеяли, бегали даже одновременно на руках и ногах и пр.), и сделать их полноценными людьми уже не удавалось. Немало и противоположных случаев, когда младенцы из диких племен (живших в джунглях, глухих поселениях в горах, в снегах дальнего севера) усыновлялись культурными и образованными людьми, вырастали и становились такими

133

же, коренным образом отличаясь даже от родных братьев и сестер, оставшихся аборигенами.

Бывает, что сторонники ведущей роли врожденного в личности, ссылаются на схожесть индивидуальных особенностей родителей и детей. При этом упускается, что наследственность бывает врожденной (генной) и приобретенной (социальной). Научно установлено, что в первые годы жизни мозг и психика детей крайне податливы внешним воздействиям, след которых сохраняется всю жизнь[5]. Родители — именно тот круг людей, в котором в первые годы почти постоянно находится ребенок и из которого исходит обильный поток непрерывных социальных, педагогических и психологических воздействий на него. Даже ненамеренные воздействия транслируют на ребенка особенности родителей, хотя это не всегда подмечается и оценивается. Генная наследственность может иметь повышенное значение в одаренности ребенка, соответствующей профессии родителя, в которой роль психофизиологических особенностей доминирует, например музыканта, певца, дегустатора, которым нужны особые качества слуха, голоса, руки, обоняния.

Споры о соотношении врожденного (биологического) и приобретенного (социального) в человеке часто и неоправданно подменяются вопросом: чего в личности больше — биологического или социального? Уместно дополнять споры ответом на другой вопрос: о каких свойствах и качествах идет речь? При ответе на него становится ясно, что соотношение врожденного и приобретенного не есть величина константная. В разных свойствах и качествах их соотношение различно (рис. 4.3). Чем выше социальная и жизненная значимость той иной личностной характеристики, тем большую роль (а порой и исключительную) играют прижизненно включаемые в нее социально детерминированные компоненты, и наоборот.

Таким образом, процесс возникновения и совершенствования у каждого индивида свойств и качественных характеристик воспитанности, образованности, жизненной и профессиональной обученности, интеллектуальной развитости генетически не запрограммирован. Индивид сегодня социализируется и становится личностью, когда на базе биологической наследственности берет, интериоризирует главное из богатств человеческой цивилизации (педагогически усваивает, психологически присваивает), уже существующей при его появлении на

134

свет, делает своим, воспроизводит в себе что-то из нее в виде знаний, навыков, умений, привычек, норм поведения, духовных ценностей, потребностей, развитого интеллекта, способностей и пр. В результате у сформировавшегося как личность человека уже нет биологического и социального как двух разделенных, но взаимодействующих между собой составляющих его природы. Это уже новая — биосоциальная природа, уже неразделимый «сплав», интегральный, качественно новый продукт социализации и качественно иной вид закономерностей, находящихся на более высоком уровне, возникших прижизненно и при доминирующих признаках социального опосредования.

Схема соотношения врожденного и приобретенного в различных свойствах и качествах личности'

Рис. 4.3. Схема соотношения врожденного и приобретенного в различных свойствах и качествах личности'

Для каждого человека, появившегося на свет, которому дарована жизнь, важно сполна использовать в ней свои потенциальные возможности, самореализоваться в жизни. Самореализация — сверхзадача цивилизованного, достойного, порядочного, умного, умелого, морально чистоплотного и правомерного использования (самоактуализации) каждым человеком своих природных задатков, способностей, [6]

индивидуальных особенностей, а также условий и возможностей, предоставляемых жизнью и современным ему обществом. Она — основа цивилизованного самоутверждения, самоосущеставления каждого человека в жизни, благополучия и занятия достойного социального положения среди людей. Самореализация и самоутверждение проявляются и в благодарном возврате человеком своего долга старшему поколению, обществу, создавшим условия для его жизни и личного успеха. Человек самовыражается и самоутверждается в делах и поступках, в том длинном шлейфе-следе, который он оставляет в жизни. Они формируют мнение других людей о нем и ставят его в определенное положение среди них. Самоутверждение — это и объективно обоснованное уважение человека к самому себе как к достойному, не замаравшему себя ничем дурным, которому нечего стыдиться.

  • [1] От лат. ргае/огта — заранее образую.
  • [2] От греч. ontos — сущее и genesis — происхождение.
  • [3] 2 От греч. phyle — род, племя и genos — происхождение. Филогенез — процессвозникновения и эволюции человеческого сознания, способностей, поведениячеловека от его появления на планете Земля и до наших дней.
  • [4] От лат. interior — внутренний.
  • [5] Во Франции по результатам возрастных исследований сделан вывод (принятый и неопровергаемый учеными других стран), что в первые три года жизни ребенка в еговысшей нервной деятельности и фундаментальных скачках психического развитияпроисходят столь кардинальные перемены, которые равны половине происходящих за всю жизнь.
  • [6] Пропорции врожденного и приобретенного в качествах личности представленына схеме условно и без соблюдения их величин. Это сделано для лучшего отражения главного в схеме — изменения пропорций в разных качествах.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы