АЛЬБЕРТ МАЛЬЦ: ИСТОЧНИК МУЖЕСТВА

Не забудем, что быть коммунистом в Америке — опасная доля. Они обычно оказывались жертвами гонений, судебных преследований. Поэтому их наиболее убедительные образы создали те, кто прошел через подобные испытания, как, например, Альберт Мальц (1908—1985), в 1950-е гг. оказавшийся жертвой маккартизма и поплатившийся тюрьмой за свои убеждения. Его роман «Глубинный источник» (1940) — один из заметных образцов литературы социалистической ориентации. Сюжет вырос из реальных фактов деятельности так называемого «черного легиона», созданного в 1936 г. на заводах Форда для борьбы с рабочими и профсоюзными активистами. В центре романа — коммунист Принси, потомственный пролетарий, прошедший суровую жизненную школу. Действие в романе словно запротоколировано с точностью до часов и минут (прием, характерный для Мальца, хорошо знавшего законы сцены). Оно охватывает всего трое суток. Профсоюзного активиста Принси похищают агенты профашистского Черного легиона, пытаются его сломить. Действие построено по принципу контраста. Кульминация — это идейный поединок Принси с Гребом, главой «Черного легиона» на заводах Форда. Греб хочет подкупить главного героя, даруя жизнь. И терпит неудачу. Его главный козырь: «Бесстрашных людей не бывает». Этот тезис перечеркивает Принси, делая свой героический выбор, предпочтя гибель капитуляции.

Образ Принси — исток «глубинной» для творчества Мальца темы выбора, героического поступка во имя благородных целей. Она присутствует в образе пастора Венглера из антифашистского романа «Крест и стрела» (1944). Перед тем как погибнуть, он вырастает в Человека с большой буквы. Раскрывается эта тема и в романе «Длинный день в короткой жизни» (1957), написанном после того как Мальц в числе «голливудской десятки» стал жертвой маккартистского судилища. Тогда вместе с рядом сценаристов и режиссеров (А. Бесси, Д. Трамбо и др.) он отказался отвечать на вопрос о членстве в компартии (на что имел право согласно Конституции), за что поплатился годом тюремного заключения. Пока шла подготовка к процессу, Мальц вел интенсивную общественную деятельность, объединив свои выступления в книге «Писатель — гражданин. Эссе в защиту американской культуры» (1950). Это было энергичное выступление против маккартистской «охоты на ведьм» и утверждение высокой гражданской роли художников слова.

В итоге А. Мальц был отправлен за решетку, где провел год. «Тюремные впечатления» отозвались в упомянутом романе «Длинный день в короткой жизни», в котором живо передана атмосфера несвободы, а в драматически насыщенном действии налицо уверенный почерк драматурга. Проблема выбора связана с достаточно сложным, не однолинейным образом Макпика, рабочего на заводах Форда, казначея того самого профсоюза, за создание которого когда-то боролся Принси из «Глубинного источника». Он олицетворяет непрерывность героической традиции. Отвергнув возможность «сухим» выйти из тюрьмы, Макпик остается, чтобы помочь негритянскому юноше Уилсону и смягчить его участь. Еще раньше тема духовного роста героя раскрывалась в пьесе Мальца «Дело Моррисона» (1952), в центре которой драма простого рабочего, жертвы новоявленных инквизиторов, который после пережитого вступает на путь политической борьбы.

В борьбе с фашизмом — а в ней огромную роль играли коммунисты — закаляются и обогащаются характеры, как это происходит с героями повести Мальца «Однажды в январе». Это несколько узников, бежавших из концлагеря, в которых в процессе скитаний растут чувства взаимопонимания и солидарности.

«Охота на ведьм», достигшая пика в разгар холодной войны на рубеже 1940—1950-х гг., вызвала к жизни особую жанрово-тематическую разновидность — антимаккартистский роман, в создании которого принимали участие писатели левых убеждений. Среди них был и Альва Бесси (1904-1985), доброволец-интербригадовец, оказавшийся за решеткой. Интересный, несущий автобиографические черты, образ коммуниста Бена Блау создан в его романе «Антиамериканцы». В заголовок вынесено выражение, которым мак- картисты награждали честных американцев, людей прогрессивных убеждений, объявленных врагами Америки и «промосковскими» агентами. Такова была реальность холодной войны, о которой пойдет речь позднее.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >