Моральный кодекс спора

Нелояльными принято считать такие приемы, которые нарушают правила рационально построенного спора, вводят в предметную область обсуждения заведомо ложные доводы, подменяют спорное положение посторонними вопросами и т.п.

Уклонение от темы — наиболее распространенный нелояльный прием. Его применение может быть разнообразным. Он может выражаться в использовании тезисов, ранее не предъявленных к обсуждению.

Другая его разновидность связана с расширением или сужением собственного тезиса или довода, а также расширением или сужением поля аргументации оппонента. В практике аргументирования это приводит к подмене предмета обсуждения другими тезисами, к неверным оценкам позиций и т.д.

Уклонение от темы может проявляться в развитии одним из оппонентов посторонних тезисов, смещении критериев оценки тезисов и аргументов, подмене строгой верификации такими критериями, которые не оговорены в поле аргументации.

Средством, препятствующим применению приема уклонения от темы, служит четкое определение поля аргументации, предмета спора, спорного положения, тезисов сторон и правил ведения полемики.

Прием аргумент к личности выступает средством обращения к субъекту спора. Он выражается в подмене предмета спора обсуждением личных качеств спорящих. Чаще всего он включает различные обвинения сторон, оценки личностных качеств, адресацию не к факту и доказательству, а к обвинению и ярлыку.

Разновидностью данного приема может быть обращение к авторитету, к подмене доказательства цитированием. Использование в споре такого приема нарушает его рациональный характер.

Возникает вопрос, в какой мере ссылка на авторитет, цитирование первоисточников может быть доводом в споре. Очевидно, лишь в той степени, когда цитирование не является основным доказательством. Единственное, чего можно достичь, сославшись на авторитет, — ваша позиция развивается в рамках того же направления, школы, установки, мировоззренческой или идеологической позиции.

Прием аргумент к аудитории выражается в обращении к слушателям, зрителям, читателям и др. Апелляция к аудитории для поддержки своей позиции, призывы рассудить спорящих, использование настроения, психологического состояния, интересов, привязанностей, симпатий и антипатий слушателей — все это модификации данного приема.

Неразборчивый в средствах оппонент стремится завоевать расположение аудитории, заигрывая с ней, призывая методом большинства голосов решить тот или иной вопрос.

Аргумент к аудитории — пожалуй, самый сильный довод в арсенале того, кто хочет добиться победы любой ценой. И нужно отметить, что деструктивная сила этого довода много весомее, чем конструктивные способы противодействия ему.

Дело заключается в том, что сила этого довода (деструктивный эффект от его применения) обусловлена теми внутренними напряжениями, которые копятся в сознании, умонастроении, психологии массового субъекта, которому и адресован аргумент.

Этот аргумент может быть детонатором беспорядков, забастовок, различных антигосударственных и антиконституционных действий. Поэтому единственное эффективное средство противодействия данному приему (в экстремальных формах его выражения: провокациях, подстрекательских призывах и т.п.) — это не доводить сознание массового субъекта до того состояния, когда аргумент к аудитории может сыграть роль искры в пороховой бочке.

Прием аргументация посредством применения силы также относится к нелояльным приемам. Такое аргументирование связано с различного рода угрозами. Их диапазон может быть очень большим: от угрозы закрыть обсуждение вопроса, если определенная точка зрения не будет принята, до угрозы квалифицировать позицию своего оппонента как несовместимую с некоторым кодексом, общечеловеческой нравственностью или классовым интересом.

Существует очень много различных нелояльных приемов. К их числу относятся различные проволочки в споре, затягивание регламента, введение партнера и слушателей в заблуждение, погоня за сенсационностью, игра в разоблачения и пр.

Некоторые из этих приемов можно свести к общим основаниям.

Так, выделяется группа аргументов, направленных против регламента. Это нелояльные уловки, ориентированные на срыв спора любыми средствами. К их числу могут относиться разные выходки, экстравагантные заявления, провокации. Более изощренной формой нарушения регламента может быть немотивированный выход из спора. Иногда это сопровождается заявлением типа: «Если меня здесь не понимают, то я вынужден покинуть зал», «Если мои доводы не принимаются во внимание, то и спорить не о чем» и т.д.

Другая разновидность аргументов против регламента спора — муссирование инициативы. Указанный прием имеет также грубую и тонкую форму. Первая заключается в том, что спорщик не дает говорить противнику: топает ногами, свистит, улюлюкает, не слушает оппонента, зажимает уши.

Современные процессы, протекающие в условиях митинговой демократии, дают много модификаций применения этого приема. Вторая разновидность применения данного приема заключается в том, что спорщик «берет горлом», не дает говорить своему оппоненту, занимая весь регламент своими разглагольствованиями.

Доводы, искажающие предмет спора, принято называть диверсией в споре. Диверсия тоже может быть грубой и откровенной. К примеру, только что спорили о статусе народных депутатов, но вот уже с чьей-то легкой руки обсуждают экологическую обстановку. Не успели принять решение по последней, а вниманием уже завладела проблема спасения национальной культуры. Чаще всего характеризуется такими перескоками с темы на тему митинговый спор.

Хороший режиссер такого рода спора дает выговориться по наиболее наболевшим вопросам, но не доводит обсуждение до принятия решения, подбрасывая очередную острую тему для обсуждения. Главный нелояльный прием как раз и заключается в подобной режиссуре.

Более тонкая диверсия заключается в подмене тезиса избитой фразой, обыденным суждением, легковесной формулировкой. Чем, как не диверсией такого рода можно объяснить популистские лозунги? Поддавшиеся на эту уловку моментально идут по пути наименьшего сопротивления, обсуждают следствия, а не причины проявления, не природу того или иного события.

Аргументы против демонстрации (доказательства в споре) предназначены для ревизии процедур обоснования и доказательства и подмены их на правдоподобные рассуждения.

К их числу относятся намеренные ошибки в доказательствах, софизмы. Можно выделить следующие доводы, направленные против демонстрации.

1. Софизмы и паралогизмы, используемые вместо показательных процедур. Паралогизм представляет собой непредумышленную ошибку. В отличие от этого софизм — ошибка, совершаемая с целью запутать противника.

Основанием такого приема может быть использование особенностей языка (синонимия, омонимия, амфиболия, двусмысленность грамматической формы), логическая некорректность (ошибка следования, определения, отождествления), подмена познавательных или практических принципов.

2. Оттягивание доказательства (доказательство и опровержение в кредит) — такой прием, когда вместо доказательства приводится сентенция типа «Мы не будем доказывать истинность этой мысли...», «Мы не будем останавливаться на этом доводе, ложность которого очевидна для каждого» или «Рассмотрим пока более существенное».

Такой довод может использоваться двояко. С одной стороны, драматургия полемики может привести к необходимости отдать предпочтение чему-либо главному и оставить второстепенное пока без внимания. Это нормальная тактика. Но с другой стороны, метод оттягивания доказательства может быть способом введения в заблуждение.

  • 3. Псевдоаксиоматический аргумент — в основе которого лежит убеждение, что если есть нечто, известное всем (принятое всеми, одобряемое всеми), то это и истинно (это должно быть, к этому нужно стремиться любыми средствами и т.д.).
  • 4. Неоспоримо доказанное положение — разновидность предыдущего аргумента. В поле аргументации такой довод вводится с помощью суждения типа «современной наукой доказано...». Подобный довод может иметь формулировку, которая сегодня особенно часто встречается на страницах печати: «По мнению ученых, это явление...» В ответ на такой довод необходимо ставить четкие вопросы, конкретные уточнения, которые, как правило, не оставляют от него камня на камне.

Доводы, направленные против протокола, представляют собой разновидность приемов, предназначенных для фальсификации принятых обеими сторонами утверждений относительно предмета спора.

С помощью доводов меняется поле аргументации, осуществляется приписывание оппоненту того, что он не говорил, или, наоборот, отрицается то, что нечто было им ранее высказано в поддержку своего тезиса. Единственное средство противодействия этому нелояльному приему — четкое ведение протокола обсуждения.

Аргументы к личности представляют самую значительную группу нелояльных доводов.

1. Палочные аргументы, т.е. аргументы такого сорта, которые оппонент вынужден принять из-за боязни чего-либо угрожающего, опасного. Откровенная суть подобного аргумента состоит в предложении грабителя выбрать «кошелек или жизнь». Любая угроза является разновидностью палочного аргумента.

В том случае, когда в полемике применен аргумент аналогичного типа, нет смысла идти на обмен угрозами. Такая полемика бесперспективна. Нужно помнить, что силовое давление, с какими бы благими целями оно ни осуществлялось, в ответ вызовет только лишь силовое противодействие.

В споре, так же как и в законах механики, действие равно противодействию. Спор, в котором появилась тенденция к обмену угрозами, лучше всего прервать, пока он не зашел слишком далеко. Необходимо остудить страсти. Может быть, даже надо дать возможность оппоненту, из уст которого вырвалась угроза, прийти в себя и осознать опрометчивость такого шага.

Следующий раунд спора можно начать лишь после переговоров, достижения конвенции, осуждающей доводы подобного типа.

2. Инсинуации, намеки разоблачения — также распространенные в политической аргументации доводы, к которым прибегает неразборчивый в средствах противник. Его стремление сводится к подрыву доверия к доводам оппонента.

При этом используются различные обличительные характеристики, сплетни, недобросовестная информация, сенсационные разоблачения. В разоблачениях упор делается на принцип «чем невероятнее, тем и правдоподобнее».

При этой методике акцент сознательно делается на невероятности информации, во-первых, потому, что именно такая информация вызывает чувство шока, оторопи, и, во-вторых, невероятное правдоподобие так же трудно опровергнуть, как и подтвердить.

В основе доводов подобного типа — муссирование различных слухов. Слухи представляют собою форму альтернативного распространения информации. Известна следующая формулировка «закона» слухов: слух есть функция от произведения важности события на его двусмысленность.

По этому «закону» противодействие слухам, их опровержение, объяснение, запоздалая исчерпывающая информация будут лишь способствовать реанимации слухов, ибо все указанные средства ориентированы на устранение одной из составляющих данной формулы — двусмысленности.

Но чем больше будет рвение в устранении двусмысленности, тем больше внимания будет привлекаться к самому факту, т.е. компенсаторно будет расти второй сомножитель — критерий важности события.

Поэтому устранение слухов заключается в устранении двусмысленности. Полная (и своевременная недвусмысленная) информация о событии превращает второй сомножитель в величину, близкую или равную нулю.

Это делает функцию от произведения двух сомножителей предельно мизерной. Говоря простым языком, слухов не будет, если не будет поводов к ним.

3. Ярлыки и прямые оскорбления — расхожий способ сведения счетов в неорганизованном споре. Они иллюстрируют собою крайне низкий уровень ведения политической полемики.

Если ее целью изначально является конфронтация, желание разрыва или стремление спровоцировать оппонента на непродуманный шаг, то применение такого довода практически неизбежно.

Идти на обмен ярлыками и оскорблениями недостойно не только из уважения к себе, но и из уважения к предмету спора.

Подобные доводы — прямой симптом того, что спор выродился в перепалку. Как и везде, в полемике также бывают необратимые процессы. Поэтому самый рациональный выход из такого положения — прервать обсуждение ввиду нежелания подвергаться оскорблениям.

Некоторой гарантией против применения противником нелояльных приемов должно стать четкое определение поля аргументации.

Средством опровержения нелояльных приемов служит их квалификация как действий и доводов, нарушающих правила рациональной организации спора, культуру полемики, стремление к консенсусу, плюрализм мнений, свободу обсуждения и т.п.

Однако для того чтобы не оказаться в качестве объекта нелояльных аргументов неразборчивого в средствах оппонента, нужно самому быть разборчивым в выборе своих оппонентов. Не с каждым и не по каждому поводу следует спорить.

Удивительно точные рекомендации дал Аристотель в «Топике». Он писал, что не следует спорить с первым встречным, а только с тем, о ком известно, что у него достаточно ума, чтобы не высказать чего-нибудь настолько нелепого и скверного, чего он будет потом стыдиться.

Аристотель говорил, что можно спорить только с тем, кто может спорить основаниями, а не сентенциями, с тем, кто выслушивает доводы противника.

Наконец, спорить можно с тем, кто достаточно справедлив, чтобы оказаться неправым и достойно вынести то, что правда оказалась на другой стороне. Эти советы Аристотеля и сегодня не устарели.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >