Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экология arrow Методы анализа и управления эколого-экономическими рисками

Управление эколого-экономическими рисками

Выбор мероприятий по управлению рисками и оценка их эффективности

Управление эколого-экономическими рисками можно рассматривать как деятельность, направленную на снижение уровня рисков экономических потерь объектов различного народнохозяйственного уровня и всего общества в целом, обусловленных ухудшением качества окружающей среды. В общем случае такая деятельность, как это было отмечено в разделе 1.3, включает в себя определение перечня возможных управляющих мероприятий по уменьшению уровня риска, оценку их эффективности, внедрение некоторых (наиболее эффективных) из этих мероприятий в практику и контроль за результатами внедрения.

Управление эколого-экономическими рисками базируется на разработках общей теории риск-анализа и той ее части, которая относится к управлению рисками. В связи с этим при формировании управляющих решений в «экологической» сфере обычно используются общие принципы и подходы, научное обоснование которых выработано общей теорией риска.

Подходы могут быть разделены на ряд групп в зависимости от целей, которые предполагается достигнуть в результате их реализации (избежание риска, снижение вероятности проявления события, вызывающего ущерб, снижение величины ущерба при проявлении события, передача риска, компенсация ущерба).

Здесь следует иметь в виду, что каждый из перечисленных подходов действует в рамках определенной системы мер, регулирующих управленческую деятельность по снижению риска и условия ее осуществления. По своему составу они разделяются следующим образом:

  • нормативно-правовые меры — предопределяют права и обязанности сторон, объектов и иных участников деятельности в сфере управления рисками, устанавливают ограничения на размеры и виды деятельности для отдельных объектов;
  • административные меры — связаны с осуществлением функций контроля за результатами и финансовым обеспечением видов деятельности (при необходимости — с принуждением к их исполнению);
  • экономические меры — предполагают экономическое стимулирование деятельности по снижению рисков, организацию ее финансового обеспечения, согласование экономических и экологических интересов общественного развития;
  • технические меры — определяют область возможных технических решений по снижению риска, связанных с проведением определенных работ, направленных на уменьшение потенциально-возможного ущерба, ликвидацию понесенного ущерба и т.п.

Следует отметить, что нормативно-правовые и административные меры управления рисками в общем случае формируют комплекс ограничений, безусловных обязанностей для различных участников этой деятельности, очерчивают рамки их возможного поведения в социально-экономической системе. Эффективность же деятельности по управлению рисками в этих рамках определяется правильностью выбора системы допустимых мер, рациональным использованием при их реализации имеющихся экономических и материальных ресурсов.

Естественно, что при разработке нормативно-правовых актов и использовании административных рычагов регулирования управления рисками всегда принимаются во внимание экономические результаты. Если нормативно-правовая база и административная база мешают принятию экономически эффективных решений, то они, как правило, модифицируются, меняются по мере накопления опыта управления. Однако в конкретных условиях орган управления, разрабатывая решения в сфере управления рисками, всегда находится в рамках определенных нормативно-правовых и административных ограничений, которые он нарушать не должен. И эффективность принимаемых им решений по снижению риска зависит от экономической обоснованности выбираемой системы мер управления с учетом этих ограничений.

Таким образом, экономические меры управления рисками указывают на наиболее целесообразные, с точки зрения общества, направления деятельности по снижению риска путем установления дифференцированных нормативов платы за использование природных ресурсов и загрязнение окружающей среды, более жестких или, наоборот, мягких норм компенсации ущербов, применения метода налогового стимулирования мероприятий по снижению рисков и т.п.

Совокупность технических мер воздействия на риск определяет пространство возможных решений, которые могут быть реально реализованы в каждой конкретной ситуации. Их состав, как правило, связан с достигнутым уровнем научно-технического развития общества, поскольку в условиях рынка необходимые техника и технологии могут быть приобретены практически без всяких ограничений при наличии финансовых возможностей. Иными словами, при выборе конкретных мер воздействия на риск их эффективность не всегда является определяющим фактором. На практике часто приходится учитывать и ограничения по финансовым возможностям их внедрения.

Таким образом, можно заключить, что выбор стратегии управления по снижению рисков экономических потерь, обусловленных снижением качества окружающей среды, осуществляется в рамках ограничений, установленных обществом нормативно-правовыми, административными и экономическими правилами регулирования этого вида деятельности и достигнутым уровнем научно-технического развития.

Естественное стремление объекта и общества в целом максимально снизить совокупные издержки управления экологоэкономическими рисками приводит к выбору стратегии управления эколого-экономическими рисками как оптимизационной задачи по определению набора оптимальных мер для снижения совокупного уровня риска с целевой функцией на максимум эффекта управления и комплексом внешних и внутренних (в основном обусловленных конечностью располагаемых объектом ресурсов) ограничений.

Особенности формирования оптимального набора мер, направленных на снижение эколого-экономических рисков, таким образом, увязываются с понятием их эффективности. Однако вне зависимости от конкретного содержания такого понятия результаты применения этих мер не должны противоречить общим принципам общественного развития. К ним в первую очередь относятся принципы устойчивого развития — современной концепции, положенной в основу организации отношений между обществом и природной средой.

В Декларации, принятой на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992), отмечается, что право на развитие должно быть реализовано таким образом, чтобы удовлетворить потребности в развитии и сохранении окружающей среды для нынешнего и будущего поколений. Речь идет о том, чтобы ориентировать экономический рост так, чтобы совмещать последствия воздействия человеческой деятельности с ее безопасностью. Устойчивое развитие включает в себя следующие понятия: в центре внимания должны находиться люди, которые имеют право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой; охрана окружающей среды должна стать неотъемлемой компонентой развития и не может рассматриваться в отрыве от него.

Среди принципов устойчивого развития для теории и практики управления эколого-экономическими рисками можно выделить три наиболее значимых.

  • 1. Принцип общественной целесообразности управленческой деятельности. В соответствии с ним управление, направленное на достижение конкретных целей объекта, не может рассматриваться как эффективное, если выгода от него для общества в целом является отрицательной величиной. Заметим, что следствием этого принципа является требование достижения экологической безопасности для современного человека не за счет подрыва способности природы обеспечить безопасность и потребности населения будущего. В упомянутой выше Декларации отмечается, в частности, что государства, проводя свою политику в вопросах окружающей среды и развития, несут ответственность за то, чтобы деятельность, находящаяся под их контролем, не наносила ущерб окружающей среде в других странах или районах. Право на развитие должно быть реализовано таким образом, чтобы удовлетворять потребности в развитии и сохранении окружающей среды нынешнего и будущего поколений.
  • 2. Принцип социальной целесообразности управленческой деятельности. Согласно ему управление не может рассматриваться как эффективное, если уровень риска для человека (или группы людей) является чрезмерным, даже если общество при этом получает определенную выгоду. Например, в Декларацию, принятую в Рио-де-Жанейро, включены принципы, которые провозглашают: чтобы добиться устойчивого развития, охрана окружающей среды должна стать неотъемлемой частью процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него; чтобы добиться устойчивого развития и высокого уровня жизни, государства должны уменьшить и исключить не способствующие устойчивому развитию модели производства и потребления.
  • 3. Принцип экономической целесообразности управленческой деятельности. Управленческая деятельность не может быть признана эффективной, если затраты на нее превышают размеры снижения экономического ущерба. В упомянутой выше Декларации отмечается: следует добиваться интернализации затрат на охрану окружающей среды и, используя экономические инструменты, возмещать расходы, связанные с нанесенным ей ущербом; необходимо осуществлять оценку возможных последствий для состояния окружающей среды, которые могут оказать на нее существенное негативное влияние.

Заметим, что на практике перечисленные принципы нередко вступают в противоречие друг с другом, и разрешены они могут быть на основе разработки сбалансированной нормативно-правовой базы, научно обоснованной регламентации административных и экономических рычагов управления.

Для практики риск-анализа чрезвычайно важное значение имеет также принцип интегральной оценки опасностей, согласно которому управление рисками должно комплексно рассматривать весь спектр событий и обусловленных ими рисков при разработке управленческих решений. Дело в том, что события, вызывающие ущерб, и сами ущербы в реальной жизни могут быть взаимосвязаны между собой. Примером являются каскадные эффекты событий. Деятельность по совершенствованию противопожарной системы внутри производственных зданий имеет мало смысла, если пожары вызываются в основном внешними факторами типа ударов молний, взрывами при нарушениях производственной технологии и т.п.

С точки зрения теории и практики оценки интегральных рисков наиболее простая ситуация складывается при рассмотрении перечня опасных независимых событий. В этом случае интегральный риск может быть представлен как простая арифметическая сумма рисков от каждого события:

где /?, — риск от /-го неблагоприятного события;

ЛИнт величина интегрального риска объекта.

Как было показано в разделе 8.4, именно такое представление характерно для интегрального риска заболеваемости при воздействии на организм человека нескольких загрязнителей.

При наличии взаимосвязанных рисков выражение (9.1) уже не подходит для оценки величины интегрального риска. Часто это обусловлено эффектами поглощения рисков. Например, риски разрушений при взрыве поглощаются рисками вызванных этими взрывами пожаров, которые, распространяясь по территории предприятия, причиняют более значительный ущерб. Поэтому для оценки величины интегрального риска следует использовать формулу объединения рисков различных событий:

где — представляет собой операцию объединения множеств.

В случае непересекающихся рисков выражение (9.2) эквивалентно выражению (9.1).

Заметим, что простота или сложность формулы оценки интегрального риска автоматически не переносится на управленческие решения. Например, выражение (9.1) никоим образом не означает, что управление интегральным риском в каждом таком случае сводится к совокупности мер по управлению каждым из них. Это связано с тем, что часто меры по снижению риска направлены на блокирование основного источника опасности. Так, если в организм человека вместе с водой попадают канцерогенные элементы, то замена источника водоснабжения устраняет все риски, а с ними и интегральный риск заболевания для человека.

Аналогичным образом повышение безопасности технологии производства снимает и риск потерь от вызванных взрывами пожаров.

Выбор направления воздействия для управляющих мероприятий является одной из важнейших задач управления риском. Часто причины потерь лежат не на поверхности, а скрыты за переплетением и взаимосвязями сложных событий. В этом случае борьба с видимыми проявлениями рисков напоминает лечение симптомов болезней, а не их причин. При одном и том же уровне затрат на безопасность можно спасти несколько жизней, устранив лежащие на поверхности риски, или спасти десятки, сотни людей, устранив первопричины опасности.

Кроме того, ограниченность ресурсов управления объективно требует первоочередного снижения наиболее значительных рисков, если для этого ресурсов оказывается достаточно. Неправильный выбор вида риска может также привести к неоправданно большому ущербу, который мог бы быть предотвращен в случае использования этих же ресурсов для снижения уровня опасностей других видов.

Учет принципа интегральной оценки опасности при разработке управленческих мероприятий по снижению риска на практике может значительно усложнить решение задачи, вывести ее за рамки традиционных задач оптимизации на максимум эффективности при заданных ограничениях. Вследствие этого в практических исследованиях управляющие решения часто могут быть получены на основе других методов, например имитационного моделирования.

Это позволяет рассмотреть множество различных вариантов сценариев развития последствий неблагоприятных событий с учетом вероятности каждого, сопоставить их между собой по последствиям, сложности и эффективности использования методов снижения риска для каждого из них. На основе такого сопоставления обычно выбирается наиболее «рациональная» система мер по снижению риска.

Термин «рациональность» в данном случае может трактоваться как «оптимальность», определенная на множестве рассмотренных и промежуточных сценариев последствий событий. Иными словами, рациональное решение — это решение здравого смысла, учитывающее реальные условия. Оно в общем случае может отличаться от оптимального решения, которое в сложных ситуациях часто не представляется возможным определить. Рациональное решение в принципе удовлетворяет интересам развития общества и отдельных его элементов, поскольку оно является «лучшим» из множества реально возможных вариантов в том смысле, что приносит максимальный эффект от внедрения соответствующих ему мероприятий по снижению уровня эколого-экономических рисков.

В этой связи вопросы оценки экономического эффекта от внедрения в практику мер, направленных на снижение уровня риска, имеют чрезвычайно важное значение при разработке управляющих решений, поскольку уровень экономического эффекта существенно зависит от содержания, закладываемого в его основу, а также способов и методов расчета его характеристик.

Здесь следует отметить, что общие подходы к определению эффективности любых мероприятий мало различаются в разных видах жизнедеятельности. Все они так или иначе предполагают сравнение, сопоставление результатов (IV), достигнутых при помощи рассматриваемого набора мероприятий, с затратами на них (2).

В случае чистых рисков результаты (снижение риска) могут быть достигнуты по ряду позиций — уменьшение различных видов материального ущерба, потерь населения и т.п. Это же относится и к спекулятивным рискам. Результаты (прибыль) в данном случае могут быть получены и за счет увеличения объемов реализации, роста цены при производстве продукции более высокого качества, а также снижения затрат производства в более чистой среде. Это же относится и к производимым затратам (затраты на предотвращение воздействия, очистку территории и т.д.). Это означает, что показатели W и Z в общем случае могут быть представлены в виде векторов, размерность которых определена числом учитываемых позиций в каждом из них.

Кроме того, сравнение результатов с затратами обычно осуществляется с учетом временного фактора, поскольку на практике и затраты производятся не одномоментно, и достигнутые результаты имеют не разовый характер. Как правило, и те, и другие распределяются во времени (по годам их осуществления и проявления соответственно).

Таким образом, при оценке эффектов возникают две основные проблемы, обусловленные необходимостью сопоставления результатов и затрат по их видам и по разным временным интервалам. Решение этих проблем имеет определенные особенности в зависимости от содержания, вкладываемого в эти составляющие эффекта.

Как было отмечено в разделе 1.3, при анализе эффективности на основе затрат и выгод (benefic/cost analysis) как результаты, так и затраты обычно выражаются в стоимостной форме. В этом случае обычно применима традиционная для экономики схема определения эффективности. Напомним, что основные проблемы при использовании метода «затраты — выгоды» заключаются именно в стоимостной оценке достигаемых результатов, которые часто имеют неоднозначное стоимостное выражение.

При известных значениях стоимостных показателей результатов и затрат абсолютная величина эффекта от внедрения мероприятий по снижению риска для объекта может быть определена согласно следующей формуле:

где Wjt результат по /-му направлению в период /;

ZJt — затраты по у-му направлению в период t.

Учитывая, что результаты от внедрения мероприятий в случае чистых рисков проявляются в виде снижения математических ожиданий (средних рисков) ущербов, выражение (9.3) может быть представлено в следующем виде:

где Хц — средний уровень ущерба, имевшего место в период г, до внедрения рискоснижающих мероприятий;

Хи(Х) — средний уровень ущерба, определенный (оцениваемый) после их внедрения.

Заметим, что показатель

представляет собой суммарную величину издержек управления риском при внедрении комплекса управляющих мероприятий Z.

В случае спекулятивных рисков вместо выражения (9.3) для оценки эффективности мероприятий может быть использовано следующее соотношение:

где Ш(2) — среднеожидаемая прибыль объекта в году / в случае принятия каких-либо мер Z в отношении риска, не обязательно связанных с его снижением;

Ш — среднеожидаеиая прибыль в отсутствии этих мер.

В общем случае ожидаемая прибыль должна оцениваться с учетом распределения вероятностей возможных исходов деятельности объекта, риска потерь от неблагоприятных событий и затрат на осуществление мероприятий по управлению рисками.

где 0^2) — ожидаемая величина дохода в году / при выборе стратегии управления рисками, характеризующейся набором затрат Zj= 1, 2, ..., п

Я^Х) — уровень риска в году Г, оцениваемый по среднеожидаемой величине ущерба.

Аналогичным образом определяется и прибыль в отсутствии мероприятий Z _3аметим при этом, что в реальной ситуации показатели Ш и Ш (Z) могут меняться местами, например в тех случаях, когда объект сознательно выбирает для себя более рискованную ситуацию в надежде получить большую прибыль и отказывается в связи с этим от осуществления ранее применяемых защитных мер.

При расчете показателей как эффекта и издержек, так и прибыли на практике обычно учитывается различие разновременных стоимостей. Это осуществляется с использованием дисконтирующих и инфляционных (дефляционных) коэффициентов. Иногда данные показатели объединяются в один дисконтирующий множитель. С учетом постоянного дисконта выражение (9.4) и (9.5) преобразуется к следующему виду:

где г — показатель дисконта.

При учете уровня инфляции (с постоянным темпом) полученные выражения преобразуются к следующему виду соответ- стветственно:

где р — постоянный темп инфляции;

( 1 +r)-/( 1 +p)_i = (1 +г±р+гр)~1 — объединенный дисконтный множитель.

При переменных дисконта в выражениях (9.8) и (9.9) необходимо использовать их значения r(t) и p(t), имеющие место в году /.

Аналогичным образом дисконтируются и эффекты, определенные с учетом ожидаемой прибыли.

Напомним, что показатели эффективности выражают стоимость достигнутых эффектов, оцененную на год t = 0 (приведенный эффект).

При использовании выражений (9.6—9.9) на практике следует учитывать, что расчетная эффективность предполагаемых мероприятий на будущий период (1,7) является случайной величиной. В основном это связано с тем, что значения ущербов и прибыли, которые рассчитываются в предположении о невнед- рении и внедрении рискоснижающих мероприятий (ZJt) соответственно, являются случайными величинами.

Отметим различия в постановках задач определения эффективных мероприятий с использованием показателей эффекта и издержек в случае чистых рисков. При использовании показателя эффекта очевидно, что мероприятие с наибольшей эффективностью должно характеризоваться и максимальным значением показателя Э(Д7), рассчитываемого по формуле (9.4) или какой-либо из ее модификаций. Заметим, что первое слагаемое этой формулы представляет собой фиксированную величину ?ХЙ, определяющую уровень ущерба (риска) в отсутствии

t,i

рискоснижающих мероприятий. Эффективность в данном случае зависит от уровня совокупных издержек, обусловленных их внедрением, которые оцениваются на основании выражения (9.5).

С уменьшением издержек эффективность мероприятий растет. Это свидетельствует о том, что в качестве альтернативного критерия эффективности может быть использован критерий минимума издержек управления риском (оба критерия эквивалентны).

Методы оценки эффективности «риск — выгоды» (risk — benefit analysis), а точнее «риск — затраты», обычно используются в тех случаях, когда риски оцениваются для однотипных объектов и их стоимостные оценки характеризуются значительной неточностью (либо некорректны, либо имеют сильный разброс), как это, например, имеет место в случае рисков гибели людей.

В качестве меры эффективности может быть использован относительный показатель снижения риска на единицу стоимости затрат на мероприятия по его снижению:

где R — показатель риска до внедрения мероприятий;

R(Z) — показатель риска после внедрения мероприятий;

Z — стоимость мероприятий по снижению риска;

Rt, R^Z), Zt — значения рассматриваемых показателей в период t.

Наибольшие сложности при использовании выражения (9.10) на практике вызывает проблема учета дисконтов. Если в отношении стоимости затрат она может быть решена традиционным для экономики способом на основе введения дисконтирующего коэффициента, то дисконтирование риска, например смерти, требует специального рассмотрения.

На основе выражения (9.10) могут рассчитываться показатели как индивидуального, так и социального риска. Например, если в результате внедрения мероприятий стоимостью 10 млрд долл. США удалось снизить риск смерти с 10-5 до 10_6, то эффективность рискоснижающих мероприятий в расчете на одного человека оценивается величиной:

Если в регионе, где удалось снизить риск, проживает N человек, то эффективность мероприятий по снижению социального риска оценивается величиной:

Как частный случай двух рассмотренных выше подходов к оценке эффективности рискоснижающих мероприятий, можно рассматривать метод анализа эффективности затрат (cost effectiveness analysis). Напомним, что эти методы применяются, когда величина, на которую необходимо уменьшить риск (или до которой необходимо его уменьшить), известна заранее. Например, риск смерти необходимо уменьшить с 10-5 до 10-6 или риск экономических потерь от загрязнения окружающей среды в городе необходимо сократить на величину в 10 трлн долл. США.

Предположим, что для этой цели были отобраны несколько альтернативных мероприятий с различным уровнем затрат

величина которых, если это необходимо, может быть оценена с учетом дисконтирующего множителя. В данном случае очевидно, что наиболее эффективным является мероприятие с минимальным уровнем рискоснижающих затрат. Очевидно, что при фиксированной величине риска, определяемой выражением в формуле (9.4) или

выражением числителя R~R(Z) в формуле (9.10), это мероприятие окажется самым эффективным и при использовании двух предыдущих критериев оценки этой характеристики.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы