МАРГИНАЛЬНОСТЬ КАК ВОЗМОЖНЫЙ ИСТОЧНИК ТРАНСФОРМАЦИЙ СФЕРЫ СПОРТА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ СОЦИУМА

Спорт в течение столетий воспринимается общественным сознанием как одна из сфер социума, оказывающая определенное (то меньшее, то большее) влияние на общественный прогресс. Пристальное внимание к тенденциям развития современного спорта обусловлено процессами глобализации и сопутствующими процессами всеобщей экспансии спорта в мировое пространство. Факт создания наднациональных организаций, таких как МОК, ФИФА и других всемирных спортивных союзов, о чем упоминалось ранее, способствовал возникновению глобальной специализированной спортивной инфраструктуры - транснациональной по своей природе и тесно связанной с другими инфраструктурами: социальной, информационной, культурной и производственно-коммерческой. Организация и проведение спортивных событий становится и особой отраслью политики (национальной и международной), которая получает поддержку и одобрение практически всех социальных, профессиональных, этнических и возрастных групп.[1] [2]

Однако именно глобализация обнажила, сделала видимыми маргина- лизационные процессы, активно циркулирующие в системе мирового спорта. С подачи Пьера де Кубертена право на включение в Олимпийские игры, которые априори приобрели статус мейнстрима в восприятии общественностью мира спорта, предоставлялось только тем видам спортивной активности, которые соответствовали западной модели: спортивные состязания рассматривались как ритуал «максимально возможной» производительности с обязательным измерением спортивных достижений по системе «сантиметр - грамм - секунда», наличием бюрократических систем управления спортом, специализации и т.п. Те виды спорта, в которые невозможно было ввести измерения, подвергались исключению. Одновременно с отбором видов спорта осуществлялся и отбор спортсменов- участников, также априори подразумевающих белых молодых мужчин (хотя позднее разрешение распространилось и на женщин). Остальные - другие - угнетенные рабочие, азиаты и африканцы, религиозные и национальные меньшинства, сексуальные меньшинства, старики, дети оказались не на краю, а даже за границей официального спорта как нетипичные?

В качестве подтверждения несоответствия господствующей мировой (по умолчанию западной) системе спорта были организованы Олимпийские игры в Сент-Луисе в 1904 году. Они состоялись единственный раз в олимпийской истории, где люди «других» культур выступали на состязаниях именно как другие. В числе спортсменов были североамериканские индейцы, патагонцы, филиппинцы, африканские пигмеи и японские айну, которые были задействованы в восемнадцати дисциплинах: семь были связаны с бегом, две - с прыжками, остальные - метание копья, бейсбол, кегли, толкание ядра в 56 фунтов, боло, стрельба из лука, перетягивание каната, взбирание на шест и борьба в грязи, (там же, С.59) Некоторые виды спорта были сугубо этническими, и соперников из других стран попросту не требовалось. Например, в боло играли только патагонцы, карабкались на шест только африканцы и филиппинцы, а бились в грязи только пигмеи. При подведении результатов был сделан предсказуемый вывод, что «дикари» убедительно показали спортивную «слабость». По мнению устроителей и в официальных сообщениях было заявлено, что соревнования выглядели как «убогие», «возмутительные» и «смехотворные», а атлеты побили все возможные отрицательные рекорды, навлекая позор на олимпийское движение в целом, (там же, С.60)

Да, конечно, эти игры первоначально устраивались с иной целью (подробнее см. Айхберг X.) и сам Кубертен возмутился сравнением достижений «диких» и «цивилизованных» народов, он одобрял любые региональные игры, лишь бы они способствовали физическому развитию и прогрессу.

Однако именно эти игры показали приоритет системы стандартного классического спорта, подразумевая и стандартных белых европейцев в качестве спортсменов-участников, над особыми категориями населения со своими этническими и экзотическими видами спорта, которые не вписывались в эту систему в силу своей нетипичности, автоматически получая статус маргинальных.

Расширение панорамы спорта на протяжении всего XX века лишь свидетельствовало о легализации других, которые тоже могут сразиться за награды. Вначале для инвалидов были созданы Паралимпийские игры, затем возникла политическая альтернатива Олимпийским играм - «Игры растущих сил» (ГАНЕФО), прямая манифестация антиколониального олимпизма (Sie 1978), и движение «Спорт для всех». На начало XXI века (2000-2002 гг.) были зарегистрированы следующие игры: Школьные игры (для молодежи), Всемирные игры мастеров, Игры для инвалидов- колясочников, Игры для инвалидов с протезами, Игры для атлетов с церебральным параличом, Игры для слепых, Игры для глухих, Игры для католических студентов, Игры для маленьких стран, Островные игры, Игры франкоговорящих стран, Игры стран Юго-Восточной Азии, Игры неолимпийских видов спорта, Игры для геев и, наконец, Всемирные игры карликов. Все эти игры полностью следовали олимпийским стандартам и даже воспроизводили олимпийский церемониал, (там же, С.62-64)

Факт регистации перечисленных игр под своими названиями, определяющими их специфичность, лишь подтверждает их особый статус: промежуточный (читай, маргинальный) - вроде бы и в системе (официально зарегистрированы, соревнования по стандартам, церемониал олимпийский), а вроде бы и нет (не Олимпиада же), не столько вне, сколько рядом.

Другую форму маргинальности-нетипичности представляет движение «Спорт для всех». Обратимся к уже цитированной нами работе Айх- берга X.[3] Движение задумывалось как вовлечение широчайших пластов населения в занятия спортом. В разных странах лозунг «Спорт для всех» был воспринят по-разному, соответственно, и содержательно движение было разным. Это и немецкая «зарядка», и датская «народная гимнастика», и «сокольская гимнастика» в Чехии и Словении (Blecking 1991)[4], рабочее спортивное движение в Италии, «заводской спорт» в скандинавских странах, движение «христианских спортсменов» в Нидерландах и, наоборот, спорт как орудие борьбы против влияния Церкви (Франция). В дальнейшем в это движение включились традиционные игры народов, этнические обычаи и народные виды спорта. (Айхберг X.)

Существование такого ярко выраженного микста заставило МОК предпринять усилия по взятию под контроль столь стремительное развитие данного неофициального массового спорта и подчинить его строгим правилам чемпионской борьбы. В результате в Бонне в 1992 году прошел Фестиваль мировой спортивной культуры. Он имел успех и повторился в 1996 г. в Бангкоке и в 2000 г. в Ганновере. Фестиваль включил целый рынок игр, начиная от датских деревенских развлечений и кончая бразильским боевым танцем капоэйра, от китайского ушу до фламандских трактирных забав, (там же) Таким образом, данные спортивные состязания с полным правом можно вынести на окраину (у границы) официального спорта, о чем собственно и говорили президент Немецкого спортивного союза (DSB) Вили Вейер и генеральный секретарь той же организации Юрген Пальм на международном конгрессе ассоциации «Спорт для всех» (Baumann 1986).[5]

На наш взгляд, в системе мирового спорта можно выделить функционирование маргинальное™ как результата межкультурного взаимодействия. Возникновение ее связано с появлением в начале 1970-х годов калифорнийской системы так называемых новых игр. По мнению Айх- берга X. данное явление было обусловлено движением культурного обновления, связанным с субкультурой хиппи, другими молодежными субкультурами и протестом против Вьетнамской войны в Калифорнии. Молодые люди начали заниматься теми видами спорта, где нет места рекордам, экспериментировали, изобретая новое оборудование, движения, прыжки и т.п., беря, тем не менее, за основу идеи из народных видов спорта. Например, боевой танец капоэйра, возникший в смешанной афро- бразильской среде, стал пропагандироваться в Амстердаме, Берлине и

Париже (Crum 2001).[6] Индонезийское боевое искусство пенчак-силат, проникнув в другие страны, превратилось в западный вид спорта, не утратив при этом духовной связи с индонезийским народом (Cordes 1992).[7] Инновацией был и банги джамп, основывающийся на маланезийском ритуале прыжков в воду: в 1960-е годы он был вновь «открыт» и с тех пор стал одним из символов Новой Зеландии (Muller 1970).[8]

Тенденция проникновения экзотических видов спорта в западный мир явилась маргинализирующим фактором протеста против явно устаревшей англо-саксонской модели состязательности. Часть народных видов спорта, перенесенных в западные метрополии и послуживших основой для модификации или рождения новых видов спортивной активности, стали альтернативой стандартному соревновательному спорту, т.е. оказались как бы за его границами, тем не менее, входя составной частью в новые спортивные практики. Например, тайцзицюань и ушу имеют истоки в китайской военной тренировке и магических искусствах, но они распространились по всему миру как оздоровительные практики. Тогда как множество национальных состязаний и традиционных игр уже исчезли или находятся под угрозой исчезновения, не вписываясь в требования МОК, обретая устойчивый маргинальный статус (за границей). В качестве красноречивого примера можно привести Олимпийские игры в Сиднее в 2000 году. Казалось бы, было сделано практически все, чтобы туземцы внесли свой вклад в олимпийскую идею: в центр олимпийского логотипа был помещен бумеранг, аборигены были привлечены к участию в церемониях открытия и закрытия, в фестивале искусств и эстафете с факелом, представители аборигенов Австралии и Островов Торресова пролива вошли в специальный наблюдательный совет (NIAC), и эта организация получила финансовую помощь для подготовки своих атлетов к участию в Олимпийских играх. Однако в олимпийской программе не было зафиксировано не только ни одного местного народного вида спорта, но и ни одного незападного вида спорта.[9] Другие так и остались за границами системы.

Действие маргинализационных процессов, влияющих на трансформацию сферы спорта, проявляется и в период интенсивных социальных изменений в рамках одного государства или страны. Прекрасным иллюстративным материалом явилась кризисная ситуация, сложившаяся в России в середине 1990-х годов XX века. Притягательность этого примера обусловлена и сравнительной исторической близостью происходивших событий, что позволяет произвести достаточно объективный их анализ, и представлением промежутка времени от середины XX до начала XXI века, по мнению большинства ученых, россыпью точек бифуркации, т.е. периодов концентрации резких изменений, обусловленных целым рядом глобальных эволюционных процессов.

Кризис 90-х, повлекший за собой кардинальные преобразования во всех сферах российского общества, поскольку был обусловлен сменой государственного строя и не только им, не обошел стороной и сферу спорта, равноправного структурного элемента, как оказывающего, так и испытывающего влияние других социальных институтов и социума в целом. Кризисная ситуация, сложившаяся на тот момент в официальном спорте в СССР, была усугублена соответствующими процессами, имевшими место и в мировом спорте. В результате прежняя система, включавшая в себя две подсистемы официального спорта: «массовый» и «большой», в современной терминологии - общедоступный (ординарный) и спорт высших достижений (СВД - по терминологии Матвеева Л.П.), оказалась нежизнеспособна, не в состоянии в дальнейшем исполнять свои функции и как итог - распалась на множество различных элементов (направлений спортивной активности, культивирующих определенные ценности).

По мере развития кризисной ситуации произошло просто лавинообразное нарастание направлений спортивной активности, само собой выпавших из прежней системы ФКиС: детско-юношеский, школьный, студенческий, армейский, профессионально-прикладной, рекреативнооздоровительный, супердостиженческий, элитный, экстремальный, физкультурно-кондиционный, спартианское движение, ординарный, дворовый, спорт инвалидов, движение ДРОЗД и т.д.

Специалисты в области теории спорта естественно предприняли попытку объяснить происходящее. Так, по мнению Матвеева Л.П., признанного российского ортодокса, возникшая дифференциация обусловлена многофункциональностью спорта, сущность которой заключается в способности удовлетворять ряд неоднотипных потребностей населения, в зависимости от предоставляемых им возможностей и условий его культивирования в различных социальных сферах.[10] В принципе, подобное утверждение вполне оправдано и действительно отражает реалии времени, однако, на наш взгляд, не в состоянии достаточно адекватно подтвердить и обосновать настоящие причины запуска механизма изменений в данной сфере. Тогда как с позиции концепции маргинальное™ как следствия социальных преобразований и кризисного состояния социальной интеграции, возникшую дифференциацию вполне органично можно объяснить процессом маргинализации сферы спорта на всех уровнях и пространствах ее бытия в обществе.

Советский Союз как тип общества методологи склонны рассматривать как жесткоструктурированную социальную систему, для которой характерны четкие границы структур (читай социальных институтов), социальные единицы (подструктуры) самодостаточны, маргинальный слой в количественном выражении более-менее постоянен, относительно слабо выражен и большей частью находится в латентном состоянии.[11] Вероятно поэтому, официальный спорт в СССР ограничивался двумя подструктурами, одна из которых как бы гармонично являлась предтечей другой (знаменитая установка «от значка ГТО к олимпийской медали»), что обеспечивало видимую организационную целостность системы спорта. Не случайно современные авторы рассматривают матричные модели Соединенных Штатов, нацистской Германии и Советского Союза в качестве самых совершенных институциональных форм организации спорта, где спортивные достижения служили доказательством превосходства конкурирующих форм государственного устройства.[12] Тем не менее, маргинальные прослойки существовали в обеих подструктурах, наиболее известные из них так называемые «подснежники».

Особенностью социальных систем «жесткого» типа, по мнению Галкина А.А., является их обреченность на разрушение при любом более- менее сильном внешнем воздействии или внутреннем диссонансе. Такие системы в первую очередь подвержены распылению и ассимиляции в более жизнеспособных целостностях, поскольку именно маргинализация предоставляет возможность воплотить себя в качестве иной новой целостности.[13] [14] [11] Распад Советского Союза как социальной системы сопровождался тотальной маргинализацией всех социальных институтов: экономики, политики, культуры, науки, образования, религии, семьи, армии и, соответственно, спорта. Данный процесс повлек за собой обширные изменения как внутри самой сферы спорта, так и в восприятии спорта остальной частью социума.

Маргинализация на экономическом уровне спровоцировала процессы социальной мобильности: появление таких страт как «элита» (новая политическая, экономическая, военная, криминальная и т.п.), «новые богатые», предприниматели, а также «новые бедные», безработные и т.п. Переход в иную социальную страту сопровождался корректировкой, модификацией, рождением новых иных по отношению к прежним (на тот момент доминантным) жизненным ценностям, что способствовало и пересмотру отношения к спорту как феномену социальной реальности. Как известно процентное соотношение занимавшихся спортом в Советском Союзе, несмотря на политику «всеобщей спортизации» населения, было невелико по сравнению с преобладающей частью населения (не более 10% от общего количества). Соответственно, появление иной трактовки ценностей спорта, иного отношения к его функциям и роли в изменяющемся обществе в основном произошло в ограниченных кругах представителей разных социальных страт, объединяющих людей независимо от

лис. - 1996. - №5.-С. 117

их материального положения по признаку неравнодушия к спорту в разных вариантах проявления этого неравнодушия. Данное предположение вовсе не означает, что общество в целом не отреагировало на изменения, затронувшие эту сферу социума, тем не менее, не следует забывать о существовании и «внеспортивной» части общества, представители которой (опять-таки независимо от их социального и материального статуса) восприняли происходящие изменения как данность и никак не участвовали в производстве подобных изменений.

Процесс поиска новой идентификации себя в изменяющемся пространстве спорта, на наш взгляд, был обусловлен действием целого комплекса объективных факторов ставших, наконец, предметом субъективного их осознания значительной частью населения. К таким факторам можно отнести: - наличие-отсутствие неординарных двигательных способностей; - наличие-отсутствие воли и желания надолго посвятить себя спорту как основной жизнедеятельности и тем самым на длительный период времени подвергнуться своеобразной изоляции от «обыденных радостей», предоставляемых повседневной жизнью общества; - наличие- отсутствие желания испытывать тяжелые физические нагрузки в процессе изнурительных тренировок и в качестве вынужденной меры принимать различные витаминные препараты для поддержки организма в силу его быстрой истощаемости и невозможности быстрой оптимальной реабилитации из-за плотного графика соревнований; - наличие-отсутствие финансовых средств и почти автоматически возможности выбора уровня потребления физкультурно-спортивных услуг в соответствующем диапазоне: от пространства двора до использования хозрасчетных центров и элитных спортивных клубов для занятий сквошем, гольфом, фитнесом, дайвингом и т.п.; - наличие-отсутствие чувства меры в использовании спорта как средства для достижения меркантильных целей. Вполне вероятно существование и других подобных факторов, провоцирующих маргинализацию отношения к спорту, склонную порождать и отрицательные представления о спорте как феномене, негативно воздействующем на общество, и положительные культуротворческие сдвиги в разработке новых (иногда инновационных) или модификации прежних (сохранивших некоторый творческий потенциал) направлений спортивной активности, а также исключении старых отживших, исчерпавших свои ресурсы.

Упоминаемый нами Айхберг X., занимаясь исследованием механизма включения-исключения региональных спортивных движений в/из мировой системы спорта, заинтересовался процессами актуализации ранее подавляемых и клеймившихся как «несоветские» национальных видов спорта, которые стали активно возрождаться после распада Советского Союза. Он упоминает о возобновлении казахами новогоднего праздника - навруза, составной частью которого были обязательные спортивные состязания, татарами - сабантуя, центральным событием которого была поясная борьба сильных мужчин, называемая кораш (Кузнецова; Мильштейн 1992),[16] бурятами - сухарбана и т.п. Согласно исследованиям Айх- берга X., ярко выраженной особенностью возрождения этих традиционных видов спортивной активности явилась не антикварная реконструкция, а совершенно новое соединение традиций с элементами официального советского спорта, современной массовой культурой и спортивной модой капиталистического рынка (Krist 2005).[17]

Интенсивные социальные изменения, явившиеся пусковым механизмом маргинализационных процессов в сфере спорта, были характерны не только для Советского союза. В Испании, ставшей на путь демократического федерализма после падения диктатуры Франко, также активно начал возрождаться народный спорт. Одновременно с Олимпийскими играми в Барселоне в августе 1992 года состоялся Фестиваль испанских видов спорта, вобравший в себя сорок разных видов, в частности силовые состязания, соревнования по метанию, бой на ринге и пелоту. Кроме того, каталонские националисты требовали, чтобы в программу открытия и закрытия Олимпийских игр были включены каталонский танец сардана и акробатическое упражнение «пирамида из мужчин» (Castells de xiquets).[18]

Так каковы же критерии, при помощи которых можно с легкостью отнести какое-либо направление или вид спорта к разряду маргинальных явлений в современном социуме? В ракурсе трактовки спорта как социокультурного института определение критериев магистральности (их отсутствие - маргинальное™) обусловлено, на наш взгляд, такими позициями как: включенность данного направления или вида спорта в программу Олимпийских игр, престижность на международном уровне, приоритетное финансирование со стороны государства соответствующих федераций в целях развития направления или конкретного вида спорта, строительство или обеспечение аренды необходимых спортсооружений для тренировок, также экономическая выгода для спонсоров, популярность у населения, притягательность для самих спортсменов, богатая традициями история существования вида спорта. Однако авторитетность той или иной позиции неоднозначна.

В принципе, возникновение любого нового направления или вида спорта первоначально как бы автоматически подразумевает его нахождение в маргинальном статусе. Затем по мере структурирования - разработки официальных требований, нормативов, правил, программ, создания федераций, участия в официальных соревнованиях различного уровня и т.д. - оно (он) обретает официальный статус и теряет признаки маргинальное™, т.е. как бы становится магистральным. Однако процесс инсти- туциализации (т.е. приобретение статуса магистральности) также как процесс маргинализации может осуществляться и сравнительно быстро в революционных темпах, и иметь затяжной характер, и находиться в латентном состоянии, лишь периодически напоминая о себе. В качестве иллюстрации этих рассуждений проанализируем такие направления спортивной активности как элитный и дворовый спорт, так называемую «бинарную оппозицию».

Начнем с анализа элитного спорта. Иногда этим термином обозначают спорт высших достижений, что в какой-то мере правомерно, ведь сравнительно малый процент людей может достичь наивысших спортивных результатов. Истоки подобной элитарности заложены в биохимических и психофизиологических особенностях организма отдельного индивида, о чем чуть ниже развернется дискуссия. Понятие элитный спорт более прочно ассоциируется со спортом «джентльменов», аристократов, элиты общества. Оформившись как направление (в Англии в 1700-х годах) дошедшее до наших дней, в качестве феномена он существует столетия, время от времени оказывая значительное влияние на развитие спортивного движения в целом, выполняя функции популяризации тех или иных видов спорта, благодаря чему какой-либо вид приобретает статус магистрального на долгий период или определенный временной отрезок. Однако по существу элитный (все чаще употребляется понятие элитарный) спорт как направление занимает, хотя и верхнее, тем не менее, крайнее (приграничное) положение в статусной иерархии направлений спортивной активности, что может подразумевать его маргинальный статус.

Основания для такого утверждения, как нам представляется, опираются на следующие посылки:

• данное направление изначально задумывалось как аристократическая забава, развлечение для круга избранных, соответственно, малая доступность проникновения в данную сферу так называемых «чужих» (не «своего круга», пусть даже финансово обеспеченных, не говоря уже о других слоях населения) в силу замкнутости, приверженности аристократическим традициям;

В качестве примера процитируем выдержку из статьи Скакальской А. «Элитный спорт средневековья», специально выбрав этот отрывок для иллюстрации вневременности таких свойств как обособленность, закрытость, невключенность подобных «забав» и тех, кто их изобретает, в общую «канву» жизни: «...подлинный час турнира пробил именно в Средние века. Воинское сословье, становясь замкнутым и привилегированным, принесло в завоеванный мир специфическую этику, и со свойственной ему агрессивностью подчинило этой этике остальное общество. Родиной классического турнира принято считать Францию. Говорят, сир Годфрид де Брильи изобрел эту придворную забаву, прежде чем сгинуть на поле боя в 1066 году. Зерно упало на благодатную почву, и к XIII веку турниры в Европе расцвели пышным цветом. Так, по преданию, родился средневековый спорт. Спорт элитарный, доступный лишь благородному.

В нем оттачивалась техника боя, апробировались новшества экипировки, накачивались мускулы, шлифовался кастовый этос».[19]

Как современный вариант подобных аристократических развлечений можно привести верблюжьи бега, приобретшие в богатых нефтедобывающих монархиях Персидского залива актуальность как разновидность элитного спорта, причем они не менее популярны, чем престижнейшие скачки в Англии. Несмотря на то, что место на спине бегового верблюда трудно назвать комфортабельным, большинство «жокеев» - младшие представители знатнейших семей региона, включая наследников правящих домов.[20]

Наряду с верблюжьими скачками не менее популярна здесь и соколиная охота как узкая разновидность элитного спорта. Стоимость высококлассных боевых птиц на рынках Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Бахрейна, Катара и Омана сравнима с ценой автомобиля класса «люкс», а в отдельных случаях приближается к миллиону долларов, (там же).

• сложность игрового этикета, определенных двигательных навыков, правил игры, значительность материальных затрат, необходимых для занятий соответствующим видом спорта;

Например, для игры в конное поло требуется мастерство управления пони, которое должно оттачиваться с детства; несоблюдение этикета - дресс-кода, наличия хороших манер, уважительного отношения к партнерам и соперникам, поддержания порядка на полях (в конном поло, гольфе, крокете) - может привести к уменьшению счета в игре или проигрышу целого матча. По мнению многих игроков в гольф, это не просто игра, это культура, образ мыслей и жизни, которые невозможно приобрести за несколько тренировок.[21]

Михайлец Г. в цитированной статье «Спорт элиты» пишет: «Такие виды спорта, как гольф или яхтинг, настолько дороги, что автоматически становятся прерогативой финансовой элиты. Так, в Японии существуют гольф-клубы, вступительный взнос в которые превышает 5 миллионов долларов (!), а членские взносы - не меньше пятисот тысяч в год, причем очередь желающих заплатить столь немалую сумму расписана на десятилетия вперед».[22]

• часть видов спорта, имеющих элитарный статус, не включена в программу Олимпийских игр или была исключена, например, конное поло;

Поло («балет на лошадях») - один из древнейших видов спорта, дошедший до современности почти без изменений. В поло играл еще Александр Македонский и непобедимые воины Тамерлана, к XYIII веку эта игра, отдаленно напоминающая хоккей верхом на лошадях, сохранилась лишь в одном из индийских княжеств, где ее свидетелями в середине XIX века стали Роберт Стюарт и Джо Шерер. Именно они заинтересовали игрой британских военных и коммерсантов, поставлявших чай в Англию. С тех пор поло считается привилегией самых богатых и рафинированных. Англичане модернизировали весьма расплывчатые правила игры, и к 1869 году поло получило распространение в Великобритании, а вскоре и во всем мире.[23] В публикации Ковтунович К. «Королевские развлечения» говорится, что только стоимость входного билета на матч составляет 500 фунтов стерлингов. А ради удовольствия самому погонять мячик, восседая на спине удалого жеребца, любителям поло приходится идти на куда большие жертвы. Помимо изнурительных тренировок их ожидают плата за годовое членство в клубе - от 5 до 10 тысяч в английской валюте, инвестиции на покупку 4-5 лошадей - специально выведенных элитных поло-пони по 20-50 тысяч каждая, а также содержание конюшни для лошадей, необходимых для игры.[24]

Среди английских джентльменов облавная охота рассматривалась именно как вид спорта и была очень популярна. Лисица, которая вначале считалась всего лишь охотничьим трофеем, стала восприниматься не как объект травли, а в качестве «противника», обладающего определенными правами и преимуществами. Как противника сразить ее можно было лишь по сложным рыцарским правилам, которые согласно мнению охотников, выравнивали шансы дикого зверя и джентльмена.[25] В настоящее время этот вид спорта мало известен, не пользуется популярностью, в силу мнения большинства современников, что нет более негуманного вида спорта, чем охота. Убийство животных исключительно из спортивного интереса, лесное кровопролитие не воспринимается положительно.

Тем не менее, существует особая культурная традиция, которая превращает охоту в целое действо, своего рода мистерию. Дух охоты связан с глубинным переживанием и осмыслением мира дикой природы, с национальным укладом той или иной страны, восходящим к далеким предкам современного человека, воспринимающих охоту как религиозное действо, как один из способов подготовки населения к войне, воспитания воинских навыков. Для многих людей охота - это способ и в зрелом возрасте сохранить хорошую физическую форму. В конце концов, охота дает возможность достойно отдохнуть на природе, отключиться от городской суеты.

• часть элитных видов спорта, хотя и входят в Олимпийскую программу, но популярны только в узких кругах опять-таки из-за высоких финансовых затрат на подготовку и участие; они не интересны также и основной массе населения из-за высокой стоимости участия в качестве болельщика.

В упоминавшейся статье «Спорт элиты» Михайлец Г. отмечает, что парусный спорт всегда считался элитным - из-за большой цены яхты, стоимости места стоянки, а также высоких эксплуатационных расходов. Факт обладания яхтой во всем мире считается одним из наиболее красноречивых символов материальной состоятельности человека. Даже члены королевских семей Испании и Монако участвуют в Олимпийских регатах, не говоря уже о Великобритании, в которой членам королевского семейства простят все, включая неумение играть в гольф, но только не неумение управлять яхтой. Яхты, принадлежащие коронованным особам, а также финансовым магнатам, поражают не только ходовыми качествами, но и роскошью, богатством отделки и, естественно, стоимостью - цена подобного чуда техники вполне может составлять многие миллионы, а то и десятки миллионов долларов.

Помимо Олимпийской регаты раз в четыре года Англия дает старт девятимесячной кругосветной регате, проходящей под патронатом королевского дома. Кроме того, существует «Кубок Америки», который многие профессионалы парусного спорта без тени иронии называют самым дорогостоящим и престижным спортивным соревнованием из всех существующих сегодня на планете. По некоторым подсчетам, весь цикл их проведения обходится в сумму, превышающую 1 млрд. долл. Взнос за право участия в этих соревнованиях является самым большим среди всех мировых парусных гонок.

Если говорить о затратах в качестве болельщика, то гостевое участие в регате парусных мегаяхт под эгидой Loro Piana и Boat International Magazine в течение 4 дней (сопровождение всех этапов гонки) составляет 3500 €, а гостевое участие на I день 900 €.’

Исторически (под точкой отсчета подразумевается Англия как родоначальник многих современных видов спорта) в состав элитного спорта вошли такие виды как скачки, фехтование, гребля, гольф, крикет, крокет, коньки, яхтинг, конное поло, теннис, облавная охота, хотя без сомнения прототипы данных видов существовали и ранее. То же фехтование берет свои истоки из благородной джостры, как прообраза дуэли, переродившейся из суровых ранних ристалищ, «когда боевая тренировка, ратный навык отошли на второй план, уступив амбициозному напору охотника за личной славой».[26] [19] [28] Гольф - «игра королей», основанная Королевским Старинным Клубом Святого Андрея, имеет простонародные корни (существуют легенды, что в гольф играли еще шотландские пастухи и устраивались настоящие турниры). Же-де-пом (фр.jeu de раите, от jeu - игра и раите - ладонь) - прообраз тенниса, старинная игра с мячом, в которой мяч перебивался через сетку или веревку ракетками (первоначально руками, затем битами).

Исследователи спорта в различных ракурсах подвергают анализу роль элиты в популяризации тех или иных видов спортивной активности. Способствует ли элита, предпочитающая или отвергающая какой-либо вид спорта, его востребованности или забвению среди широких слоев населения? Почему одни виды спорта держатся на протяжении веков, а другие исчезают довольно быстро? И т.п.

Трентер Н., известный английский социолог спорта, обсуждает две гипотезы: первая - теория социальной диффузии, подразумевающая распространение идей и принципов организованного спорта сверху вниз по социальной лестнице. Элитарные частные школы выступали в качестве зачинателей любого нового движения, затем мода проникала в менее престижные учебные заведения, а оттуда спускалась к народным массам. Вторая - идея «заговора элит», согласно которой привилегированные слои общества возлагали на спорт функцию отвлекающего и облагораживающего занятия для низших классов, способствующего социальной стабильности, социальному диалогу, помогающему хотя бы на время устранять барьеры между различными слоями общества.[29] Однако автор сам же эти гипотезы подвергает сомнению, замечая, что такие виды как бадминтон, гольф, теннис, гребля или крикет, популярные в образованных слоях общества, так и остались спортом для избранных, и участие в них представителей низших сословий оставалось в конце XIX - начале XX века крайне незначительным.

Российский автор Михайлин В. акцентировал внимание на изменении принципов комплектования элит как требовании времени. В XIX веке стали образовываться обширные «национальные» государства с более мобильными, секуляризованными и образованными массами населения. Традиционные аристократические элиты европейского Средневековья, Ренессанса и начала Нового времени с их устоями ретроградной легитимации («эта практика восходит к античности, и уже поэтому является законной и престижной») и критерием социокультурной сегрегации («только тот, кто принадлежит к этой традиции по крови или причастен ей по культуре, имеет право на вхождение в элиту»), превратились в сдерживающий фактор, мешающий управлять «национальным» бюрократиям. Потребовались новые идеологические доминанты эгалитарности и индивидуального прогресса («членом элиты может стать каждый, кто вовремя уловил дух времени и кто достаточно упорен и трудолюбив, чтобы доказать свое право на это»).[30] Вероятно, именно этот фактор способствовал формированию у низших слоев населения восприятия спорта как механизма социального лифтинга, о чем писал Трентер Н.: «...рабочие твердо стремились превратить футбол в профессию, помогающую им выбиться в люди». В дальнейшем вера в этот миф еще более упрочилась.

Из приведенных примеров, да и из других исследований (Kutcher J., Fogelman L., Komamytsky S., Gilmor J. и др.) можно сделать вывод, что, в отличие от определяющей роли элиты в общественном развитии, в сфере спортивных предпочтений такой однозначности не наблюдается. Анализ показывает, что часть видов спорта перманентно остается в окраинном маргинальном статусе, часть попадает в мейнстрим, а часть занимает промежуточное положение: официально в мейнстриме, но распространены в узких кругах.

Помимо конного поло, крокета, облавной охоты окраинный маргинальный статус занимает и крикет. Еще со второй половины 1700-х годов стали проявляться стремления к формированию исключительности статуса этой игры (ранее считавшейся всего-навсего детской забавой) и прерогативы ее распространения только среди аристократических кругов и представителей состоятельных сословий. Даже первые правила любительского крикета были выработаны для того, чтобы держать подальше от спортивной жизни менее состоятельные сословия.

Промежуточное положение занимают такие виды элитного спорта как гольф, яхтинг, скачки. С одной стороны, они имеют официальный статус, гольф и яхтинг входят в состав олимпийских видов спорта, у скачек богатая традициями история, а с другой, эти виды «широко известны только в узких кругах» в силу финансовой малодоступности.

Royal Ascot - самые известные в мире скачки и символ старой Британии. Скачки в Аскоте были основаны королевой Анной в 1711 году и с тех пор стали одной из важнейших английских традиций и выражением национального британского духа. Во многом популяризации этого мероприятия и верховой езды в целом служит личный пример королевы. С 1945 года Ее Величество не пропустила ни одного соревнования. Уже 55 лет, с 1952 года, она каждый раз выставляет на скачки собственных лошадей. И это не говоря о том, что до 60 лет Елизавета II принимала парады верхом, облачившись в форму полковника подшефного полка.[31] [25]

Функцию магистральности с «подачи» элитного спорта приобрели такие виды как гребля, фехтование, ряд других, хотя по степени затратности пусть и не столь высокой по отношению к другим упомянутым видам, они сравнительно малодоступны и не столь популярны среди основной массы населения.

Достаточно интересна ситуация, сложившаяся в таком виде спорта как коньки (хоккей, конькобежный спорт, фигурное катание). Именно этот вид спортивной активности на долгое время приобрел статус магистральное™ среди представителей многих социальных страт независимо от их материального благополучия. Казалось бы, сложность условий приема в Эдинбургский конькобежный клуб (в 1742г. создано первое в мире общество фигурного катания на коньках): высокие членские взносы и приемные испытания, среди которых фигурировало требование проехать полный круг на одном коньке и перепрыгнуть через разнообразные препятствия, и некоторые другие правила надолго сформируют замкнутость конькобежного спорта. Однако реальность внесла свои коррективы. Катание на коньках в любых вариантах: как вид отдыха и развлечения на массовых катках в парках культуры и на самодельных катках во дворах, как занятия в секциях конькобежцев, хоккея и фигурного катания на уровне массового спорта, как вид спорта высших достижений, как вид профессионального спорта, как вид развлекательного шоу - на всех указанных уровнях его распространенность и широкая востребованность очевидна. Обсуждение причин такой распространенности выходит за рамки данного исследования, хотя определенные размышления на эту тему встречаются в научной литературе.

И в заключение рассуждений о механизмах возникновения, распространения, функционирования и исчезновения видов элитного спорта, приведем некоторые эмпирические данные о спортивных предпочтениях российской бизнес-элиты: олигархов и топ-менеджеров (данные на 2011г.). Олег Дерипаска и Владимир Потанин отдают предпочтение большому теннису, дочь Потанина Анастасия увлекается аквабайком, она - четырехкратная чемпионка России. Самое известное имя среди российских акул бизнеса, любящих конное поло - Елена Батурина, которая даже баллотировалась на пост главы Федерации конного спорта России. Владимир Путин открыто продемонстрировал свою любовь к горным лыжам. Вслед за ним десятки именитых российских бизнесменов: Владимир Зеленин, Владимир Потанин, Владимир Прохоров, Ильхам Джабраилов начали подыскивать себе горнолыжные курорты по вкусу. Уже упоминаемые Олег Дерипаска и Владимир Потанин, а также Роман Абрамович и Александр Мамут привязаны к давно уже ставшему народным видом спорта - футболу. Роман Абрамович, кроме того, любит гольф и предпочитает играть в этот истинно британский вид спорта именно в Англии, причем на своем поле, которое он прикупил себе близ Лондона. Еще одним увлечением Романа Абрамовича являются скоростные машины Porsche Carrera GT, Aston Martin DB7 и Bentley Brookland, на которых он устанавливает личные рекорды, гоняя по специально выстроенной для него небольшой копии гоночной трассы для болидов «Формулы-1» в графстве Сассекс. Владимир Лисин предпочитает стендовую стрельбу, Виктор Вексельберг любит баскетбол, в арсенале Михаила Прохорова несколько видов спорта: кикбоксинг, скутер, батут, футбол, горные лыжи и легкая атлетика (бег).[33]

Топ-менеджеры выбирают такие виды спорта как гандбол, хоккей на льду, кайтсерфинг, бокс, хелиски - катание на горных лыжах по целинным склонам (Николай Саркисов, член совета директоров «РЕСО- Гарантия»). Общая статистическая картина, составленная специалистами хедхантинговой компании Cornerstone, согласно телефонному опросу 122 топ-менеджеров, проведенному 23 марта - 6 апреля 2011 г., оклады которых в большинстве превышают 200000 руб, выглядит следующим образом. Лишь 10% топ-менеджеров далеки от спорта, 66% занимаются спортом постоянно, 34% - время от времени. 60% российских топ-менеджеров увлечено плаванием, 56% занимаются фитнесом, 31% - бегом, 15% - лыжами, 10% - футболом, 9% - теннисом, 8% - аэробикой и единоборствами, 6% - йогой, 4% - велосипедом, хоккеем и игрой в сквош, 2% - волейболом, серфингом и фехтованием.[34]

Само собой напрашивается вывод, что элитарная статусность вида спорта, сформированная аристократией Старой Европы и Нового Света, еще ничего не говорит о его популярности и распространенности, о чем свидетельствуют приведенные данные опроса. По наблюдениям Ольги Крыштановской, директора Института прикладной политики, в настоящее время среди российских миллионеров и миллиардеров очень медленно входят в моду конное поло и гольф, именно как статусные виды, а не как спортивные пристрастия, (там же)

В качестве другого полюса анализируемой нами бинарной оппозиции рассмотрим дворовый спорт. В социально-пространственном континууме эти направления занимают диаметрально противоположные позиции по финансовому критерию (уточним, и та и другая позиции находятся «на краю»: «максимум - минимум», т.е. потенциально маргинальны). В принципе, дворовый спорт доступен всем слоям населения, поскольку требует минимум материальных вложений, тем не менее, практика (независимо от эпохи) показывает, что в основном он объединяет в своих рядах малоимущие слои общества, что в какой-то мере накладывает отпечаток на выбор видов спорта, культивируемых в этом локальном пространстве. В качестве наиболее популярных видов дворового спорта современности (данные по России) на первом месте стоит футбол, далее по убывающей - хоккей, русская лапта, волейбол, баскетбол, лыжи, бадминтон, велосипед, настольный теннис.

Понимание причин возникновения-существования маргинальности- магистральности данного направления спортивной активности заложено, на наш взгляд, в осознании его исторической роли. Не пытаясь «объять необъятное», т.е. не пытаясь проследить становление и развитие этого направления образно говоря «от рождества Христова», тем не менее, нам представляется целесообразным показать некоторую динамику функционирования дворового спорта. Его истоки берут начало в играх простонародья, благоприятные возможности для формирования которых возникли в результате улучшения положения крепостных в XI-XY веках. Содержательно они определялись как географическими и климатическими условиями (на севере - лед и снег, на западе - широкие зеленые поля, в других местах - вода, лес и горы), так и общественными условиями (в то время большинство городов сражалось против феодальной монархии и были востребованы физические упражнения, придававшие силу, воспитывавшие гибкость, скорость и смелость). Конкретно они включали в себя борьбу, метание камней, бег, борьбу с палками, бег на коньках, разнообразные игры с мячом, битой, чучелами, лапту, танцы.[35]

- 400с.-С.98-104

Несмотря на своеобразие набора «видов спорта», свойственных низшему сословию, народная физическая культура Средневековья не была замкнутой системой, происходило взаимопроникновение видов спорта из высших сословий в низшие и наоборот. Так, Скакальская А. в упоминаемой статье «Элитный спорт средневековья» анализирует причины популярности багардо. Это странное название на одном из итальянских наречий означает палку-копье - единственное оружие этой игры. Цитируем: «Секрет популярности очевиден - багардо доступно всем, даже новичкам и даже простолюдинам; багардо безопасно, стремительно, зрелищно, легко организуемо. Даже поле ему не требуется - подойдут городские улицы, площади и дороги. Выезжай по одному да покажи восторженной толпе ладную стать, воинскую выправку, твердость руки и роскошь костюма. Вихрем промчись по прямой, сломай прочное копье о землю или окно возлюбленной, сорви поцелуй с ее уст, гром аплодисментов - и ты герой сей суетной забавы со звучным именем «багардо»!».[36] Примечателен и тот факт, что один из аспектов современного понимания термина «дворовый спорт» как неограниченного жесткими рамками официального пространства спортсооружений находит свое отражение и подтверждение в спорте средневековья. Так, Кун Л. анализируя корни «массового футбола» отмечал, что игра происходила на околице деревни.[37] Аналогично игра, похожая на русскую лапту была наиболее популярна среди бродячих торговцев, цеховых подмастерьев, тех слоев населения, которые не могли врасти в иерархию европейского феодализма и бродяжничали (там же). Другой вид несанкционированного использования пространства - это те виды игры в мяч, которые приспосабливались к замкнутым условиям городских площадей Италии эпохи Возрождения (там же, С. 105). В рамках северного (испанского, французского, немецкого и английского) Ренессанса простонародье и беднота имели доступ только к ярмарочным площадям и игровым площадкам вне города, в отличие от состоятельной городской буржуазии, которая могла развлекаться в крытых залах (там же, С.112).

В своей работе «Спорт, экономика и общество в Великобритании (1750-1914)» Нил Трентер отмечает, что низшее сословие обладало достаточной смекалкой для организации собственного досуга. Правила такого вида спорта, как метание колец, были выработаны именно теми, у кого он пользовался успехом, а именно в рабочей среде. Уличный футбол в среде мало- и неквалифицированных рабочих оставался популярным долгие годы: не случайно, дабы изгнать его с улиц и площадей крупных городов графства Суррей в 1840-х годах, пришлось привлекать значительные силы полиции и даже армии.[29]

Следующим ярким примером условий функционирования дворового спорта является временной период конца XIX века. Расширение промышленного производства, рост количества фабрик и заводов, резкое увеличение темпов машинного труда повлекло за собой быструю и стихийную урбанизацию, что, в свою очередь, привело к возникновению перенаселенных, почерневших от копоти жилых кварталов. Кун Л. отмечает, что пространство для движения подавляющего большинства пришельцев из деревень и небольших городов, оставивших там.. .традиции народных игр и состязаний, сузилось до улочек, ограниченных открытыми водосточными канавами, и пыльных дворов.[39]

Тем не менее, предпосылки возникновения современной модели дворового спорта, включающей с одной стороны оставшиеся актуальными некоторые игры простонародья, с другой стороны, вобравшей в себя модифицированные виды спортивной активности «новой волны», датируются, на наш взгляд, именно этим периодом конца XIX века. Объясняется данное предположение следующими причинами:

  • • выходцы из деревень рано или поздно адаптируются к социокультурной среде города и наряду с сохранившимися привычками сельской культуры движений впитывают и особенности городской спортивной культуры, которая стала представлять собой конгломерат из спортивных увлечений аристократии, зажиточных слоев буржуазии и демократических слоев населения;
  • • неимение денег не позволяет «простонародью» пользоваться услугами спортплощадок для имущих слоев населения, однако утомительный механизм одиннадцатичасовой автоматизированной деятельности на заводе или фабрике заставляет их искать любые способы реализации потребности в других формах физических движений, относящихся к тем или иным видам спорта, реализация которых возможна в неструктурированных (маргинальных) пространствах - тех же дворах, на пустырях, на дорогах.

Так, в среде русского пролетариата, находившегося под властью царизма, в силу отсутствия соответствующих условий жизни и минимальных буржуазно-демократических свобод спортивная деятельность получила развитие только в рабочих кварталах некоторых промышленных центров, в отдельных заводских и уличных командах (там же, С.203)

На рубеже XIX-XX веков, перед первой мировой войной и между первой и второй мировыми войнами говорить о существовании такого образования как дворовый спорт можно предельно условно. Официальный статус в этот временной период приобрело направление спортивной активности, получившее название - «рабочее спортивное движение», ориентированное на соответствующую социальную прослойку и подразумевающее культивирование тех видов спорта, которые, в первую очередь, способствовали выработке экономичности движений, поддержанию работоспособности и т.п. Кроме того, необходимо отметить влияние политического фактора на становление популярности указанного направления. Так в условиях «новой пролетарской России» (впоследствии ставшей Советским Союзом) по инициативе ВСЕВОБУЧА (1918 год) были созданы новые спортивные общества и клубы даже в таких городах, где раньше полностью отсутствовало спортивное движение (там же, С.297).

Чуть позже по инициативе комсомола была разработана система нормативов «Готов к труду и обороне СССР», внедрение в жизнь которой означало крупную веху в развитии спортивного движения (в период социализма). С помощью ГТО спортивная жизнь достигла деревень (там же, С.301). Реалии функционирования нового социалистического общества, показавшего свое преимущество в победе во второй Мировой войне, дали новый импульс послевоенному развитию спорта в других социальных условиях и позволили рассматривать рабочий спорт как неотъемлемую часть общего спортивного движения, ставшего всенародным достоянием не только в СССР, но и за рубежом. Именно тогда данное направление стало называться массовым спортом.

В свою очередь, дворовый спорт органично вписался в структуру массового спорта и в послевоенные годы развития социализма в условиях нашей страны приобрел статус магистральности. Тот же Кун Л., известный специалист в области истории спорта свидетельствует, что в 1950-х годах в обязанности органов культуры и здравоохранения, народного образования, врачей и преподавателей физкультуры в декретном порядке вменялась среди молодежи... «организация занятий массовыми видами спорта и туризмом в дни, свободные от школьных занятий» (там же, С.306). В 1968 году, когда к руководству в Спорткомитет СССР пришел Павлов С.П., им была предложена «формула гармоничного сочетания массовости и мастерства в спорте» в форме равнобедренного треугольника, где основание - массовый спорт, а вершина - мастерство. Причем в качестве самого нижнего слоя основания подразумевался дворовый спорт. Даже современные авторы, рассуждая о проблемах спорта нового тысячелетия, несмотря на неоднократное развенчивание мифа о том, что великие спортсмены, установившие немало спортивных рекордов начинали свою карьеру «во дворе», не хотят отказываться от этой красивой сказки. Так, Ларченко А.В. пишет: «Спорт во дворах - основание пирамиды, вершина которой спорт высших достижений. Из дворового спорта вышли многие олимпийские чемпионы, чемпионы Европы и Мира». И сам себе в какой-то мере противоречит: «В то же время дворовый спорт привлекателен тем, что не требует от игроков сверхъестественных усилий и каких-то особых данных».’

Возвращаясь к тем временам, отметим, что значимость массового спорта (как и дворового в его составе) декларировалась на самом высоком уровне. И в реальности система работала сравнительно эффективно. Упоминаемый Ларченко А.В. отмечает, что соревнования во дворах обеспечивали развитие системы детско-юношеской спортивной подготовки, поддерживали здоровье нации. Тренеры-общественники, закрепленные за определенным жилмассивом, следили за жизнеспособностью площадок, [40]

организовывали соревнования среди дворовых команд, выявляли сильнейших. В свою очередь, руководители спортивных клубов, тренеры ДЮСШ проводили отбор «засветившихся» во дворе талантов, принимали в спортивные секции, команды, клубы и уже профессионально брались за подготовку юных спортсменов (там же). Башкатов А. в своей статье «Физкульт-привет» констатирует: «В 80-х годах минувшего века Украина ходила во всесоюзных лидерах так называемой физкультурной работы по месту жительства. В большинстве жилых микрорайонов усиленно строились волейбольные, баскетбольные площадки, теннисные корты, даже футбольные поля (той или иной степени усеченности). Многие ЖЭКи охотно включали в свои штаты профессиональных организаторов физической культуры, в задачу которых входило собирать окрестных жителей в спортсекции, налаживать системные занятия на «стадионах под окнами» людей разных возрастов, готовить дворовые детские команды по спортивным играм для участия в районных и городских состязаниях. При всем тогдашнем пристрастии ряда физкультурных вожаков к гиперболизации своих усилий «по внедрению физической культуры в быт народа» стоит отметить, что слишком уж масштабных приписок в деятельности адептов украинского дворового спорта не наблюдалось».[41]

Однако за четыре года до проведения Олимпиады в Москве, когда все силы были брошены на подготовку олимпийцев, а тем более после произошедших событий, проблемы массового спорта отошли на задний план. По мнению Власова А. массовому спортивному движению был нанесен нокаутирующий удар. [42] Что тут говорить о дворовом спорте! Он на долгие годы занял стойкую маргинальную позицию. В частности, Башкатов А. отмечает, что на тысячах украинских предприятиях лишились работы в ЖЭКах организаторы дворового спорта. Созывать людей на занятия физкультурой, вести спортивные секции, готовить детские команды стало некому... «стадионы под окнами» круглый год пустуют - некому проводить здесь занятия, педагогов-организаторов ЖЭК уволил одновременно с остальными коммунальщиками, оказавшимися на финансовой мели. Первое время на площадках еще собирались «дикие» команды - погонять в баскетбол и футбол, но потом и их не стало, только изредка здесь увидишь мальчишек с мячом, но куда чаще - собачников с четвероногими питомцами...» (там же).

Лишь в последние годы наметились некоторые подвижки в возвращении дворовому спорту статуса составляющей массового спорта, т.е. какой-то формы магистральное™. Так, упоминаемый ранее Ларченко А.В. исследуя современную ситуацию, сложившуюся в пространстве дворового спорта Хабаровского края, предлагает следующие меры: «...В крае необходимо реконструировать или построить спортивные площадки в каждом дворе, обеспечить спортинвентарем и экипировкой каждую дворовую команду. Площадки будут использованы для занятий в бесплатных секциях и спортивно-досуговых дворовых клубах...необходимо сформировать систему круглогодичного обслуживания дворовых площадок, а также методику развития дворовых команд».[43] [44]

Башкатов А., характеризуя современную ситуацию, сложившуюся в Украине в рамках проблемы реанимации дворового спорта, приводит в качестве иллюстрации слова Мирослава Дутчака, заместителя председателя Государственного комитета Украины по вопросам физической культуры и спорта: «...большинство спортсооружений, построенных государством специально для дворового спорта, могут с успехом использоваться и сегодня. Не столь уж громадные затраты потребуются и для приведения в порядок тех простейших спортивных сооружений в жилых микрорайонах наших городов, что за последние годы пришли в негодность»/

В Москве с 2004 года стал действовать Фонд развития дворового спорта «Лидер» под руководством президента Колесова И.В. бывшего профессионального хоккеиста. Фонд «Лидер» - общественная организация, осуществляющая физкультурно-массовую работу во дворах во взаимодействии с Комитетом физической культуры и спорта города Москвы, префектурой Юго-Восточного округа столицы, управой района Выхино- Жулебино, Управлением физической культуры и спорта ЮВАО, а также окружным Центром физической культуры и спорта. Примечательно, что помимо возрождения традиционных видов дворового спорта, в частности футбола и хоккея, активисты этой организации придумывают и внедряют новые формы спортивной активности, такие как: «дворбол» и «роллер- кей». Матвеев А. в статье «Вышли во двор и поиграли» сущность дворбо- ла характеризует следующим образом: «...огромных размеров мяч надо затолкать в столь же солидные по объемам ворота. Играют действительно двор на двор, в каждой команде человек по двадцать, «снаряд» необходимо занести руками только по воздуху. Азартная, скажу вам, штука».[45] Другой автор Салтыкова Е. так описывает содержание роллеркея: «...по своей сути очень похож на хоккей, только катаются спортсмены не по льду, а по асфальту и не на обычных коньках, а на роликовых и вместо шайбы у них маленький круглый мяч».[46]

Точные прогнозы всегда делать достаточно сложно: приобретет ли дворовый спорт в ближайшем будущем магистральный статус, надолго ли, какие конкретно виды спорта будут культивироваться в этом спортивном пространстве, сумеют ли в его рамках сохраниться пусть даже в модифицированной форме народные игры - вопросы, ответы на которые даст время. Тем не менее, экскурс в историю да и современная ситуация свидетельствуют, что аналогично элитному спорту данное направление также можно отнести к спортивной субкультуре, но только как бы «для бедных». Однако выделение только финансового критерия для объяснения перманентной маргинальное™ дворового спорта представляется правомерным сугубо в рамках восприятия спорта как социального института.

Следующим направлением спортивной активности, претендующим на присуждение маргинального статуса, на наш взгляд, является экстремальный спорт. Если проанализированная нами ранее бинарная оппозиция «элитный-дворовый спорт» претендует на получение приграничного маргинального статуса (рядом с верхним и нижним пределом) в пространстве спорта, то экстремальный спорт следует расположить также рядом, но уже за пределами данного пространства.

Постараемся обосновать данное предположение. Сразу же уточним: а) количество видов спорта, образующих это направление, постоянно меняется, часть видов по мере их освоения населением переходит в разряд магистральных: разрабатываются и утверждаются правила соревнований, судейства, строятся соответствующие спортсооружения, готовятся тренерские кадры, сами виды включаются в единую классификацию видов спорта, представители принимают участие в чемпионатах мира и Олимпийских играх; б) в современном пространстве спорта как социокультурного института экстремальный спорт является вполне равноправным элементом, имеющим определенные признаки институциализации. Однако как явление, потребовавшее своего возникновения, неоднозначность функций им выполняемых, особенности людского контингента, пользующегося его услугами, продуцирование в рамках этого направления все новых видов спорта и некоторые другие аспекты его роли в развитии цивилизации представляются интересными в контексте трактовки действия феномена маргинальное™ как конструктивной составляющей прогресса социума.

Как принято считать, новые направления и виды спорта возникли в Англии XYIII-XIX веков, аналогично - родиной новейшей системы направлений спортивной активности (которая с учетом географического и культурного происхождения получила название «калифорнийской») стали считать Америку 30-50-х годов XX века. Исследователи спорта, о чем уже упоминалось, выдвигали разные версии причин преобразования и дальнейшего предельно интенсивного развития экстремальных разновидностей известных видов спорта и возникновения в какой-то мере принципиально новых видов спортивной активности. В зависимости от эпохи спорт выполнял те или иные функции, однако все они были связаны с освоением определенной культуры движений. Не явился исключением и XX век. Так, Рэнсон Р. профессор университета Левен, Бельгия, считает, что «...на сегодняшний день культура движения скорее не разведанный маршрут, занявший свое место в истории, а дорога, по которой еще предстоит попутешествовать... К тенденции нарциссической индивидуализации культуры движения добавляется другая тенденция - поиска новых форм захватывающих ощущений».[47]

Тем не менее, планета Земля все та же - наземное, водное, воздушное пространства все также являются сферами покорения, к которым в современных условиях добавляется активное использование подземного и подводного пространства. Возможности постиндустриальной цивилизации возросли настолько, что позволили «замахнуться» на освоение этих пространств с помощью иных (по сравнению с прежними) технических средств, что, в свою очередь, отразилось и на сфере спорта как составной части социума. Соответственно, возникновение такого направления спортивной активности как экстремальный спорт явилось реакцией на усложнение развития общества и как результат - поиски иных инструментальных путей присвоения этих пространств и идентификации с ними. Напомним, понятие «идентификация» предполагает психологическое присоединение, слияние либо с «объектом», либо с «субъектом». Таким образом, помимо модификации технических средств для освоения данных пространств посредством спорта произошли изменения и в психологии людей. Выбор термина «экстрим» (от английского extreme - «крайний») в качестве характеристики этого направления спортивной активности не случаен и в психологическом плане и подразумевает необычность, нестандартность, риск, поведение на грани непознанного, поиски ощущений того, чего еще не было, именно так характеризуют спортсменов- экстремалов, которых считают первопроходцами и авторами новых видов экстремального спорта.

Однако, где гарантия того, что в свое время (например, в Англии XYIII-XIX веков и не только) возникновение новых видов спорта не ассоциировалось в сознании людей с экстремальными (в рамках того времени) условиями? На наш взгляд, само название экстремальный достаточно условно и, скорее всего, играет роль индикатора перемен, в частности, фиксатора временной грани смены эпох, потребовавший необходимого реагирования с целью приспособления, развлечения и т.п. в иной ситуации функционирования социума.

Периодичность появления новых видов экстремального спорта, связанных с использованием воздушного, водного, подводного, наземного, да и подземного пространства обусловлена, что очевидно, приоритетом их значимости в контексте приспособления человека к современным условиям существования общества. Хотя как показывают исследования, фиксируется тесная взаимосвязь видов экстремального спорта, как и пространств обитания человека.

В общих чертах, как и в любом направлении спортивной активности, названия экстремальных видов спорта обусловлены их делением на зимние и летние; в плане применения технических средств они различаются по способам использования такого оборудования как - просто доска, доска на колесах, доска с парусом, доска с парашютным куполом, доска на тросе, их разнообразные комбинации, также роликовые коньки, велосипеды, просто парашюты и т.п. В качестве примера акцентируем внимание на тех видах наземного экстремального спорта, причиной возникновения которых явилась необходимость, возможность, потребность, стремление, желание и т.п. освоения и присвоения непосредственно городского пространства, включая его подземную часть (подразумевается окультуренная часть данного пространства: территории метро, подземных автостоянок, торговых центров и т.п.).

К ним можно отнести: гринд (Grind) - спуск по лестничным перилам на доске или на роликах; стритстайл (Street style) - катание по городу (на велосипеде, доске или роликах) с использованием урбанистических препятствий (бордюров, скамеек, ступенек, труб, бровок, заборов и прочего) для выполнения акробатических трюков (например, прыжки с одного бордюра на другой или перелет через невысокую изгородь); джиббинг (Jibbing) - городской сноуборд - зимний вариант катания по городу с применением той же доски, однако в качестве естественных горных склонов используются внутреннее устройство фабрик или внешние фасады офисных зданий, или крыши малоэтажных строений; триал - настоящая велоакробатика, использующая именно городское пространство, поскольку для триала нужны технические сложности, которые надо пройти, не снимая ноги с педалей; дерт (dirt-jumping) - прыжки через земляные трамплины; свободное падение (base-jumping) с парашютом со сверхмалых высот (с крыши собора Нотр-Дам де Пари, с Эйфелевой башни, с Останкинской башни, с крыш небоскребов); урбан-фрирайд (urban-free ride) - вариант фрирайда в условиях мегаполиса, скоростной агрессивный спуск на байке по городским улицам, прыжки со ступенек на несколько метров, технический слалом между людьми, машинами и использование в качестве трамплинов бетонных парапетов; паркур - искусство эффективного передвижения и преодоления трейсером, использующим только возможности своего тела, различных городских препятствий (дорог, крыш домов, оград, лестниц, технических сооружений и т.п.) посредством бега, виса, прыжков, карабканья на различные возвышенности, сохранения равновесия.[48] Перечисление видов спорта можно было бы продолжить, однако у некоторых даже нет названий, либо они предельно условны. И как нам представляется, количество видов будет увеличиваться.

Обусловлен данный процесс, как уже указывалось, поиском и формированием новых форм культуры движений, которые, в свою очередь, давали бы возможность освоения ранее недоступных пространств. Город, на наш взгляд, находится в их числе. Тотальная урбанизация, искусственное окультуривание свободных пространств (в частности повсеместный асфальт, бетон, стекло, стальные конструкции), строительство многоэтажных зданий и плотность их застройки, огромное количество машин и в связи с этим вечные «пробки» формирует у жителей городов чувства замкнутости, ограниченности, недоступности окружающего пространства, небоскребы пробуждают архетипические ассоциации с великанами, несущими некую угрозу, ощущения давления, никчемности, забитости, безысходности. Однако человек - существо активное, за многие века привыкший покорять окружающую среду. Соответственно, возникновение и культивирование указанных видов экстремального спорта можно рассматривать как путь присвоения «враждебной», «чужой», «иной» территории, как возможность использования ее в качестве поля развлечений, как способ демонстрации своих сил и потенций и т.п.

Подтверждением наших рассуждений являются, например, умозаключения Кристиана Посьелло, рассматривающего появление новой системы видов спорта, в первую очередь, как реакции на изменение функционирования социума, далее как предпосылки увеличения числа социальных функций, какие она может (или считается, что может) выполнять, а также как канала «выплеска эмоций» (переживание максимума острых ощущений), сферы деятельности, в которой доминирует «массмедийная», «кибернетическая» и «катастрофическая» составляющая, в отличие от традиционных видов спорта, где доминирует составляющая «энергетическая».[49]

По мнению молодого исследователя Данилова И.В. возникновение экстремального спорта обусловлено развитием такого направления молодежной субкультуры как хипхоп, сторонники которой подвижны, не консервативны, склонны к повальному увлечению новыми ощущениями, которые невозможно удовлетворить посредством занятий традиционными видами спортивной активности.[50]

Street style (уличный экстрим) стал воплощением пацифистских и экологических ценностей нового поколения, нового взгляда на независимость, свободу передвижения и свободу в целом. Трюки на скейтборде, велосипеде, роликовых коньках, байках, а потом и просто использование тела как инструмента не в спортзале, не на стадионе или в специализированных спортсооружениях, а на улице, по перилам, парковым скамейкам, парапетам набережных, на памятниках, соборных лестницах, по крышам домов произвели некую революцию в течение повседневности. Не случайно первые соревнования по уличному экстриму прошли на территории городской свалки в Тахо-Сити. Кроме того, молодые скейтеры вели себя вызывающе, одевались не как все, не знали границ.

Естественно, как и сами виды экстремального спорта, так и их представители быстро приобрели статус маргинальных и стали головной болью для полиции, городских властей, предметом дискуссий в прессе и дебатов в парламенте. Любимая тема скейт-комиксов: вокруг типичный городской криминал (мужик выкидывает с балкона тещу, негры тащат телевизор из разбитой витрины, от машины откручивают колеса), а в центре толстяк-полицейский, увешанный наручниками и дубинами, хватает за шиворот маленького мальчика на роликах. Вот - главное зло! (там же)

Вероятно, подобный неравновесный общественный интерес может быть обусловлен, опираясь на рассуждения Хеннинга Айхберга, осознанием усложнения пространственных и временных особенностей новой культуры движений (по формуле Айхберга: - достижение результатов - ускорение времени - расширение пространства), спровоцированное возникновением непаноптической структуры новой пространственной организации спорта. Посредством увеличения множества различных пространственных (или временных) форм организации движения возможно осуществление гендерной идентичности, субкультурной идентичности, исторических изменений.[51]

На современном этапе развития социума с позиции восприятия спорта как социокультурного института маргинальный статус можно присвоить и другим направлениям спортивной активности, таким как народные и профессионально-прикладные виды спорта.

Каждый народ в соответствии с особенностями своей культуры выработал и накопил свои формы культуры движений, на основе которых сформировались определенные народные виды спорта. В частности, на Руси одних видов борьбы существовало несколько десятков (например, славяно-горицкая борьба, русская борьба на опоясках, русский кулачный и рукопашный бой и т.п.), не говоря о других видах (русский хоккей, по- катушки - лыжи и т.п.), а также видов спорта народов, входящих в состав России.

Среди профессионально-прикладных видов спорта различают военноприкладные, которые включают в себя целый комплекс видов спорта с некоторыми количественными вариациями в зависимости от специфики рода войск, и служебно-прикладные, наиболее известные из которых: пожарно-прикладной спорт для пожарников, подводный спорт для водолазов, гидрологов, исследователей морских глубин, судоводителей морского и речного флота, мостостроителей и других.

В принципе, предназначение как народных, так и профессиональноприкладных направлений спортивной активности в какой-то мере схоже в силу выполнения ими соответствующих функций выработки силы, скорости, ловкости, выносливости, стрессоустойчивости, повышения мастерства, навыков выживания в непредсказуемой среде и т.п. Тем не менее, несмотря на похожесть функций, выполняемых ими в социуме, основания придания им маргинального статуса достаточно разные.

Востребованность народных видов спорта наблюдается в сугубо локальных пространствах, где сохранение и актуализация спортивных традиций: - способствует сохранению исчезающего этноса (например, якуты); - напоминает о древней истории нации, государства; - является средством развлечения и одновременно коллективной идентификации; - выступает в качестве обряда инициации; - средства возрождения национальных приоритетов. Ситуация, сложившаяся с народными видами спорта в глобальном пространстве современного социума, волнует не только исследователей спорта. Народные виды спорта являются неотъемлемой составляющей национальной культуры и их «исключение», «забывание», маргинальное (окраинное) положение грозит утратой данного ценностного компонента культуры любым государством.

Нахождение профессионально-прикладных видов спорта в маргинальном статусе, на наш взгляд, сродни ситуации, сложившейся в настоящее время в искусстве. Аналогично тому, что существуют определенные группы, сообщества (вовсе не охватывающие весь универсум потребителей), внутри которых те или иные произведения искусства пребывают в статусе полноправных и по-своему образцовых, так и в рамках определенных профессиональных групп культивируются виды спорта, помогающие индивидам поддерживать уровень мастерства, подтверждающий правомерность их пребывания в профессии. Однако специфика, накладываемая той или иной профессией (родом войск) достаточно сильно модифицирует требования, предъявляемые к видам спорта согласно единой классификации, что неизбежно приводит к формированию спортивных субкультур, занимающих маргинальное (промежуточное) положение по отношению к системе спорта как социокультурного института. Тем не менее, с точки зрения внутреннего восприятия людей, принадлежащих к соответствующей профессионально-спортивной субкультуре, нахождение в маргинальном статусе (если это вообще является предметом рефлексии) может не рассматриваться в качестве негативного фактора, в силу вероятного отсутствия личностной потребности ассоциировать спорт с профессией. В принципе, можно утверждать, что профессиональноприкладные виды спорта занимают классическую маргинальную позицию согласно мнению ортодоксов: одновременно находятся в системе спорта и как бы вне нее.

На современном этапе развития социума такие известные направления спортивной активности как спорт высших достижений (соревновательный, «большой», достиженческий и т.п.), профессиональный спорт и массовый (ординарный) занимают магистральные позиции и представляют собой полноправные институты в составе социокультурного института спорта, однако с полной уверенностью утверждать об отсутствии в данных интстутах локальных или латентных маргинализационных процессов было бы некорректно.

Спорт - многогранный феномен, выполняющий неоднозначные функции в обществе. Соответственно, магистральность или маргинальность статуса его отдельных направлений обусловлены изменением его социокультурной роли в зависимости от конкретно-исторических условий.

  • [1] Кыласов А.В. Спорт как социокультурный феномен эпохи глобализации. Авто-реф дисс... на соиск. канд. культурологии. М. - 2010
  • [2] Айхберг X. Культура олимпийского и других движений: исключение, признание,праздник. - М.: Логос. - №6 (73). - 2009
  • [3] Айхберг X. Культура олимпийского и других движений: исключение, признание,праздник. - М.: Логос. - №6 (73). - 2009. - С.65
  • [4] Blecking D. (Hrsg.) Die slawische Sokolbewegung. Beitrage zur Geschichte von Sportund Nationalismus in Osteuropa. Dortmund: Forschungsstelle Osteuropa an der Univer-sitat. - 1991
  • [5] Baumann W. (ed.) Fundamentals of Sport for All. International Congress. Frank-furt/M.: DSB. - 1986
  • [6] Crum В. Bewegungskulturen schwarzer Minoritaten in Amsterdam. In: Jurgen Funke-Wieneke & Klaus Moegling (Hrsg.) Stadt und Bewegung. Immenhaus: Prolog. - 2001.
  • [7] Cordes H. Pencak Silat. Die Kampfkunst der Minangkabau und ihr kulturelles Umfeld.Frankfurt / M.: Afra. - 1992
  • [8] Muller K. Land diving with the Pentecost Islanders. In: National Geographic Magazine.-N. 138: 6.-1970.
  • [9] Айхберг X. Культура олимпийского и других движений: исключение, признание,праздник. - М.: Логос. - .№6 (73). - 2009. - С.71
  • [10] Матвеев Л.П. Спорт для всех и спорт не для всех. [Электронный ресурс]. -http://www.intosport.rU/Press/sta/l 999nl-2/p. 15-18.htm
  • [11] Галкин А.А. Стабильность и изменения сквозь призму культуры мира. - ж. По
  • [12] лис. - 1996. - №5.-С. 117
  • [13] “ Кыласов А.В. Спорт как социокультурный феномен эпохи глобализации. Авто-
  • [14] реф дисс... на соиск. канд. культурологии. М. - 2010
  • [15] Галкин А.А. Стабильность и изменения сквозь призму культуры мира. - ж. По
  • [16] Kuznezova Z. & Milstein О. Traditions of the Tatar cultural minority. In: Leena Laine(ed.) Sport and Cultural Minorities. Helsinki: Finnish Society for Research in Sport andPhysical Education. - 1992.
  • [17] foist S. Where going back is a step forward. The re-traditionalising of Sport games inpost-Soviet Buriatia. In: Sibirica, Journal of Siberian Studies. N.4: 1. - 2005.
  • [18] 5 Hargreaves J. Freedom for Catalonia? Catalan Nationalism, Spanish Identity and theBarcelona Olympic Games. Cambridge: Cambridge University Press. - 2000. - P. 89-95,101-104
  • [19] Скакальская А. Элитный спорт средневековья [Электронный ресурс]. -http://www.vzmakh.ru/parabelluni/n8_s5.shtml
  • [20] Михайлец Г. Спорт элиты [Электронный ресурс]. М.: БОСС. - №12. - 2001http://www.cfm.ru/press/boss/2001-12/22.shtml
  • [21] Гуськова А. [Электронный ресурс]. - http://www.FashionTime.ru/sports_week/
  • [22] Михайлец Г. Спорт элиты [Электронный ресурс]. М.: БОСС. - №12. - 2001http://www.cfin.ru/press/boss/2001 -12/22.shtml
  • [23] http://dkartasheva.ya.ru/replies. xml?item_no=650
  • [24] Ковтунович К. Королевские развлечения [Электронный ресурс] - 03.08.2007 г. -http://www.fashiontime.ru/sports_week/
  • [25] Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: «Радуга». - 1982.-400с.-С. 147
  • [26] http://komilfoclub.ru/modules/articles/article.php?id=534
  • [27] Скакальская А. Элитный спорт средневековья [Электронный ресурс]. -http://www.vzmakh.ru/parabelluni/n8_s5.shtml
  • [28] http://ru.wikipedia.org/wiki/
  • [29] Трентер Н. Спорт, экономика и общество в Великобритании (1750-1914). - М. -2007
  • [30] Михайлин В. Citissime, altissimo,fortissimo. Несколько эпизодов из истории европейской состязательной атлетики [Электронный ресурс]. - http://www.strana-oz.ru/?numid=33&article=1365#s20#s20
  • [31] Зябрева A. «Royal Ascot - самые стильные скачки мира» [Электронный ресурс].- http://www.FashionTime.ru/. - июнь 2007г.
  • [32] Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: «Радуга». - 1982.-400с.-С. 147
  • [33] http://www.rb.ru/inform/133337.html
  • [34] http://www.memoid.ru/node/Sportivnye_pristrastiya_politikov_sovremennoj_Rossii
  • [35] Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: «Радуга». - 1982.
  • [36] Скакальская А. Элитный спорт средневековья [Электронный ресурс]. -http://www.vzmakh.ru/parabellurn/n8_s5.shtml
  • [37] Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: «Радуга». - 1982.-400c.-C.101
  • [38] Трентер Н. Спорт, экономика и общество в Великобритании (1750-1914). - М. -2007
  • [39] Кун Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М.: «Радуга». - 1982.-400c.-C.194
  • [40] Ларченко А.В. Дворовый спорт вчера и сегодня. А завтра? [Электронный ресурс]. - http://www.ugmos.ru/forum/forum_posts.asp?TID=285&PN=6
  • [41] 2 Башкатов А. Физкульт-привет. Лягте на пол, три-четыре//Киевский телеграфЪ. -2006. -№23(175)
  • [42] Власов А. Спорт большой и спорт совсем маленький [Электронный ресурс]. -http://lib.sportedu.ni/press/sfa/l 998N3-4/p 16-18.htm
  • [43] Ларченко А.В. Дворовый спорт вчера и сегодня. А завтра? [Электронный ресурс]. - http://www.ugmos.ru/forum/forum_posts.asp?TID=285&PN=6
  • [44] Башкатов А. Физкульт-привет. Лягте на пол, три-четыре//Киевский телеграфЪ. -2006.-№23(175)
  • [45] Матвеев А. Вышли во двор и поиграли! [Электронный ресурс]. -http://www.sportdvor.ru/pressa 1810_06.htm
  • [46] Салтыкова Е. Двор как альтернатива улице [Электронный ресурс]. -http://www.sportdvor.ru/pressal4_03_06.htm
  • [47] Ренсон Р. Спорт для всех: новые и старые формы культуры движения // Спортдля всех. Международный журнал спортивной информации на русском языке[Электронный ресурс]. - 1999. - № 1-2. http://stimol.admsakhalin.ru/uploads/media/Sotsiologiya_sporta.pdf
  • [48] Родионов Д.А. Энциклопедия экстремального спорта. - М.: Эксмо-пресс. -2002.-255с.
  • [49] Посьелло К. Спорт как всеобъемлющее социальное явление. Перевод с франц.
  • [50] В. Мильчиной // Отечественные записки. - №6. - 2006Данилов И.В. История развития экстремальных видов спорта. - Новосибирск. -2001
  • [51] Айхберг X. Социальное конструирование времени и пространства как возвращение социологии к философии [Электронный ресурс]http://www.infosport.rU/Press/sfa/l 999N1 -2/р21 -23.htm
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >