Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Телевизионная журналистика

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Глава 6. Становление и развитие телевизионного вещания в СССР

Глава 7. Телевизионный прожектор перестройки Глава 8. Телевидение переходного периода

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕЛЕВИЗИОННОГО ВЕЩАНИЯ В СССР

Современное телевизионное вещание (на базе электронной схемы распространения телесигнала) формировалось как явление местного характера. В определенной мере это положение очевидно и никогда не оспаривалось, тем не менее никто из первых исследователей — историков и теоретиков ТВ — не пытался проанализировать все далеко идущие из этого утверждения последствия и выводы. Дескать совершенно верно, современное электронное ТВ имеет некую техническую особенность: если радиоволны (в диапазоне от 10 км до 100 м) распространяются вокруг земного шара, то телевизионный сигнал распространяется прямолинейно и его прием возможен лишь в зоне прямой видимости телевышки.

Из этого чисто технического факта со всей непреложностью вытекает вывод, что вначале любая телестудия могла обслуживать строго ограниченную (именно зоной прямой видимости телевизионной башни — зоной приема телесигнала) аудиторию, и следовательно, где бы эта студия ни находилась — в центре или на местах, в столице или в провинции, ее вещание было территориально ограниченным. И статус первой в нашей стране московской — Центральной студии телевидения (ЦСТ) по сути дела ничего не менял: она всецело отвечала нынешнему определению «местная».

На первом этапе телевизионного строительства шел бурный процесс создания новых местных телестудий с целью все большего охвата населения страны обретающим популярность средством массовой информации. Специалисты в области телевизионной техники, первые практики телевизионного вещания, наконец, партийные и советские работники, под чьим руководством в то время шел этот процесс, понимали, что региональный характер для такого глобального явления, как ТВ, явление временное.

Телевизионное вещание возникло в недрах системы Всесоюзного радио и продолжало развиваться в его структурных рамках. ТВ осваивало и впитывало организационно-творческие приемы и традиции нашего радиовещания, которое изначально было интегрирующим, объединяющим фактором в жизни советского общества, и мириться с региональным существованием телевизионного вещания никто не собирался. С самого начала шел настойчивый поиск возможностей доставки телесигнала в сотни мест по стране, отдаленных от Москвы на сотни, а то и тысячи километров.

Пока шел поиск технических возможностей решения проблемы, первичный обмен телеинформацией осуществлялся самым простым способом: работники местных студий поездом приезжали в Москву и демонстрировали москвичам свою телепрограмму. Таким же образом в Киеве, Минске и Алма-Ате ЦСТ показывало свои передачи. Конечно, это было нерентабельно, но иного пути тогда не существовало.

Центральное телевидение, в свою очередь, рассылало на другие студии тиражированные копии кинороликов с информационными сюжетами и концертными номерами. Какой была оперативность такой кинохроники, понятно по способу ее распространения, тем не менее эти материалы принимались на местах с благодарностью, поскольку там еще не было собственного кинопроизводства (либо оно находилось, что называется, в зачаточном состоянии).

В любом случае, функционируя в автономном режиме, все отечественные телеорганизации ощущали себя единой системой. Действовали ли здесь подсознательно воспринимаемые аналогии с радиовещанием или сознательно осмысленные принципы коммуникационной природы ТВ? Либо все дело было в том, что пионеры телевизионного творчества, еще не наработав опыта организации повседневного вещания, испытывали эфирный голод и рассчитывали на помощь друг друга? Однако факт остается фактом: потребность избавиться от обособленности, творчески и организационно объединиться в то время объективно существовала.

Связисты первоначально предложили соединить действующие телестудии проводами, и 10 февраля 1961 г. была сдана в эксплуатацию первая в стране кабельная линия, связавшая Москву и Киев. Был это весьма дорогостоящий способ, которому затем предпочли другой вариант: создание широкой сети ретрансляционных станций (на границе убывания телесигнала от большой телевышки ставили ретранслятор — несколько меньшую телевышку с аппаратурой усиления, которая передавала сигнал до следующего транслятора, и так сколько угодно). В районах с высокой концентрацией населения это был вполне перспективный способ телефикации. Однако нетрудно представить, сколько надо поставить больших и малых телевышек-трансляторов, чтобы обеспечить устойчивый прием телепрограмм на бескрайних просторах Сибири, на всей громадной территории Советского Союза.

Ученые искали другие пути. Запуск первого советского искусственного спутника земли фактически начинает новую эру в развитии техники телевидения. Прошло не так уж много времени, и спутники связи класса «Молния» в сочетании с наземными станциями системы «Орбита» объединили телецентры страны. Если на первом этапе зона обслуживания каждой отдельно взятой телестудии была своего рода телевизионным островком, то теперь они слились в единый телевизионный материк.

Однако важно отметить следующий феномен: не так уж долго просуществовали отечественные телеорганизации в режиме технической изоляции (во время которой, как мы только что говорили, они настойчиво стремились к общению), но какой огромный отпечаток наложило это на всю их деятельность! И парадокс заключается в том, что, слившись в единую систему, отдельные компоненты, т.е. региональные телестудии, стали испытывать некоторые неудобства от необходимости согласовывать свои действия, желание опять оказаться в том самом автономном положении, которое еще недавно представлялось причиной трудностей, безусловным недостатком. Чем это можно объяснить?

В силу пресловутой прямолинейности распространения телесигнала каждая телестудия на первом этапе своей деятельности оказалась невольным монополистом эфира. В стремлении ответить на все запросы аудитории крылись исторически сложившиеся особенности программной политики и формирования организационной структуры. Спрос рождает предложение. Как правило, не имея для этого необходимых технических и финансовых возможностей, а подчас и творческого потенциала, местные тележурналисты готовили передачи на все темы, всех жанров, по всем видам вещания. В таких условиях складывались традиции, кристаллизовалась организационная структура, отбирались, готовились, воспитывались кадры, устанавливались планы и финансирование, в соответствии с этим заказывалось оборудование. Одно влекло за собой другое, все оказывалось взаимосвязанным.

Но монопольное владение эфиром неизбежно приходило во все более резкое противоречие с коммуникационной природой ТВ. Это противоречие преодолевалось сначала стараниями связистов. Например, телезрители Харькова, благодаря началу строительства кабельной линии связи, смотрят репортаж с Красной площади, где проходит октябрьский парад и демонстрация трудящихся (1959 г.). Постепенно претворяется в жизнь решение XX съезда КПСС о создании «специальных каналов связи для обмена программами между телевизионными станциями Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик и других крупных городов страны».

В результате возникает ситуация, при которой на телеэкране в рамках одного канала соседствуют передачи ЦТ, республиканской и местной студии. И так было в течение довольно продолжительного времени, в истории тележурналистики называемого периодом одноканального вещания.

Это беспокоило всех. Московских журналистов, не имевших никаких гарантий, что создаваемые ими телепроизведения смотрит вся страна[1]. Беспокоило руководителей республиканских телерадиокомитетов, не знающих, как упорядочить работу областных телестудий[2]. Беспокоило местных телевизионщиков, вынужденных делиться своей аудиторией с другими телепроизводителями и довольствоваться не всегда самым удачным временем в телепрограмме дня, недели, месяца. А самое главное, вся эта чехарда не очень-то нравилась телезрителям, у которых на экране то появлялись передачи из Москвы (все-таки более качественные), то звучала родная национальная речь в республиканских программах, то шли в эфир свои областные — и уже только поэтому интересные — новости...

На помощь снова пришли инженеры-техники. Нет, не вещание детерминировано материально-технической базой ТВ, а последняя развивается в соответствии с потребностями вещания. Появляется двухпрограммное (а на горизонте уже маячит трех- и четырехпрограммное) вещание. Как только распространение второй телевизионной программы достигает определенного количественного уровня (речь идет об охвате аудитории), решается вопрос о разграничении сфер влияния: первая телевизионная программа мыслится как общесоюзная, вторая отдается местному вещанию — в союзных республиках (кроме РСФСР) полностью вещанию республиканской студии, а в специально выделенном отрезке времени — областных. В Российской Федерации вторая программа тоже считается общесоюзной, а определенный временной отрезок отдан областному телевещанию.

Но вторую общесоюзную программу тоже хочет смотреть вся страна, и вот уже ряд союзных республик (чего не скажешь о краях и областях РСФСР) имеют три, потом четыре (в столице Казахстана, к примеру, впервые в стране транслируется пять) программ.

Так формировался объективный фактор: местные студии перестали быть монополистами эфира. В стране в 1960—1970-е годы возникла и упрочилась единая информационно-пропагандистская система отечественного телевещания. Главной предпосылкой ее возникновения, безусловно, является становление и упрочение местного ТВ, а процесс централизации на этом этапе развития был не только исторически закономерным, но и объективно необходимым.

Это был грандиозный, имеющий колоссальное значение этап в развитии отечественного ТВ. Все находки, все достижения практически всех региональных телеорганизаций оказались (должны были оказаться) в общей копилке, составив костяк последующей программной и организационной политики, став основой дальнейших поисков, развития и совершенствования, а также трудностей и проблем, ошибок и недостатков.

Чего было больше? На первом этапе, как представляется, надо отметить прежде всего заслуги. Однако, выполнив свое назначение, местные программные телецентры стали казаться некоторым руководителям общесоюзного ранга чуть ли не обузой.

Краткая историческая справка. В начале 1950-х годов в стране действуют три телестудии (Московская — ЦСТ, Ленинградская и Киевская). 1960 г. — 83 местные студии. 1965-й — 120. Процесс телефикации страны идет максимально бурными темпами путем развития регионального ТВ. Через десять лет — в 1975 г. в СССР функционирует более 130 студий телевидения. Это пик развития местного ТВ. Еще через десять лет в 1985 г. число программных телецентров вдруг сократилось до 115. Резкий скачок вниз. В чем дело?

На пресс-конференции по поводу открытия международной выставки «Связь-86» автор этих строк попросил заместителя председателя Госте- лерадио СССР Г.З. Юшкявичуса прокомментировать подобную тенденцию. Главный специалист в области телевизионной техники объяснил сворачивание местного вещания трудностями его модернизации, нехваткой дорогостоящей современной телеаппаратуры.

Конечно, проще закрыть студию, чем последовательно совершенствовать ее материально-техническую базу. Внешне это выглядело даже убедительно: перекрывая местный канал, расширяли возможности аудитории в просмотре передач центральной программы.

Но вот мнение академика В.Г. Афанасьева, в те годы непререкаемого авторитета в области изучения идеологических процессов, деятельности средств массовой информации: «В организации информации, особенно через массовые каналы, необходима местная тематика (информация о событиях в городе, районе, селе), поскольку местное является той призмой, через которую преломляется общественная информация, прежде чем закрепиться в виде определенных ценностей, требований, норм в сознании и поведении каждого отдельного человека»[3].

Это умозаключение представляется очевидным, как очевидно и то, что в новых условиях — условиях системного функционирования — принципы деятельности местного ТВ должны были претерпеть существенные изменения. Но перестройка местного телевещания, прежде всего его содержательного наполнения, которая была бы уместна уже в конце 70-х годов, либо не была начата, либо не дала желаемых результатов, поскольку не имела сколько-нибудь взвешенной, научно обоснованной концепции.

Региональные телестудии традиционно готовили передачи обширной тематики, вступая в ненужную конкуренцию с общесоюзными телепрограммами и, как правило, проигрывая при этом. Это дало основания сделать поспешные выводы об идеологической «нерентабельности» местного ТВ. Добавим к этому трудоемкость телевизионного производства, необходимость действительно больших затрат на модернизацию быстро устаревающего оборудования (затрат, столь необходимых для развития ЦТ и средств связи). Именно поэтому руководство Гостелерадио заняло позицию, ведущую к откровенному сворачиванию местного телевещания. В результате развитие регионального ТВ не только затормозилось, но и пошло на убыль.

Подобная позиция не пользовалась популярностью на местах, не нашла сколько-нибудь убедительного научного обоснования и претворялась в жизнь сугубо административными методами. Трудно сказать, дала ли эта деятельность ощутимый экономический эффект, но идеологические издержки такой политики представляются несомненными, что и продемонстрировало дальнейшее развитие событий.

Характерно, что все это относится к тому времени, которое называют периодом застоя. Перемены в стране, начавшиеся после апреля 1985 г., со всей закономерностью привели к изменению политики и в этой области.

Очевидно, что основная задача местной, да и любой другой студии телевидения заключается в наиболее адекватном отражении всех сторон жизни той или иной территории, удовлетворении духовных запросов, культурных потребностей проживающей на этой территории телеаудитории. Но не только. Безусловно, важной следует признать проблему информационного телеобмена, без которой попросту невозможно как удовлетворение потребностей аудитории, так и развитие, полноценное функционирование самой телеорганизации.

В каком случае информобмен полезен и необходим? Очевидно, в том случае, если информация, созданная в одном месте, представляет интерес (в том числе прагматический) для тех, кто находится в ином регионе. Проблема эта не только не утратила своего значения после распада СССР, но еще более актуализировалась в постсоветском обществе, где роль ЦТ, а точнее интегрированной телепрограммы как средства межнационального общения, предопределено было выполнять Первому каналу. И вряд ли у многострадального останкинского телеканала было бы столько трудностей, если бы проблемы обмена телевизионной информацией удалось своевременно отработать.

Уже говорилось о том, что системный характер телевизионного вещания, присущий самой его природе, как бы интуитивно ощущался телепрактиками и в начальный период функционирования отечественного ТВ, когда каждая студия была своеобразным монополистом эфира в своем регионе. Уже тогда Центральная студия телевидения предпринимала попытки выполнить роль централизующего органа: готовила обменные программы, включающие в себя не только концертные номера, всевозможную художественную продукцию, фиксируемую в то время при помощи съемок с кинескопа, но и информационные киносюжеты, рассылаемые в десятки городов Советского Союза.

Характерно, что осознавалась не только необходимость распространения информации из центра, но и потребность в получении таковой с мест. Следующим этапом внутрисоюзного телеобмена стали программы региональных телестудий, привозимые в Москву. Так, телезрители столицы впервые увидели программу Киевской студии телевидения 25 декабря 1959 г.: в этот день украинские тележурналисты были гостями телецентра на Шаболовке.

Но в сущности все развитие средств телевизионной связи как раз и шло по пути увеличения возможностей доставки центральной программы во все уголки необъятной территории Советского Союза. Это было императивом государственной информационной политики, вещательной политики ЦТ.

Как мы знаем, безусловно важная цель, невероятно сложная в условиях огромных территориальных пространств Союза со множеством часовых поясов, что выдвигало дополнительные трудности, в конце концов была успешно решена технически. Москву видели во всех (точнее сказать, почти во всех) уголках страны. Это стало предметом гордости и связистов, и телевизионщиков. И вполне законное на определенном этапе чувство восхищения заметным развитием телетехники как-то заслонило изначальное условие этого развития: не просто доставка передач во все уголки страны, но обмен телеинформацией.

Уже в 1970-е годы отечественное ТВ все более напоминало улицу с односторонним движением: передачи шли по тракту из центра на места и весьма редко в противоположном направлении (да и то не по другой стороне тракта; поездами и самолетами доставлялись на ЦТ видеокассеты и киноролики с передачами и сюжетами, подготовленными на местах, а вместе с ними нередко прибывали сопровождающие их творческие работники местных студий для сдачи материалов в редакции Гостелерадио. Во многом это было связано с широким распространением на отечественном телевидении ви- деомагнитного способа фиксации программ.

Начиная с середины 1960-х годов, все развитие отечественного ТВ носило односторонний характер: прилагались все усилия для упрочения ЦТ и для того, чтобы донести центральное вещание до мест, при игнорировании процессов, происходящих на местных студиях. Не потому ли и темпы развития отечественного ТВ замедлились и в жанрово-тематической структуре телевизионного вещания на ЦТ в те годы все явственнее ощущались застойные процессы? Разумеется, было немало других причин и объективного, и субъективного характера, но эта, по всей видимости, стала одной из основных. Вот почему ускоренное развитие местного ТВ, постоянный и эффективный информобмен, в том числе использование местных телепрограмм на ЦТ и наоборот, могли стать весьма действенным средством для дальнейшего развития отечественного ТВ.

Особенность такого развития в тоталитарном государстве со всей неизбежностью вела к центробежным тенденциям, когда территории и обслуживающие их телевизионные организации стали стремиться к полному отделению от центра, что фактически и произошло в начале 1990-х годов.

В то же время диалектический подход к развитию внутрителеви- зионных связей с позиции логики телевизионного информобмена, учитывающего коммуникационную природу телевизионного вещания, не может не привести к выводу об относительной временности существующих ныне сепаратистских тенденций, дезинтеграционных процессов, по крайней мере, применительно к телевидению.

Содержательная сторона процесса становления советского телевещания тоже была отнюдь не простой.

Вначале телевидение воспринималось как средство доставки на дом зрителям произведений кино, театра, эстрады, возможность показа спортивных мероприятий.

Откроем справочник «Радио и телевидение в СССР»:

  • 1949 г.
  • 16 июня сдан в эксплуатацию весь комплекс реконструированного Московского телецентра на ул. Шаболовка, 53.
  • 29 июня — первая внестудийная передача: репортаж о футбольном матче со стадиона «Динамо».
  • 1951 г.
  • 22 марта Совмин принял решение об организации ежедневных телепередач в Москве и о создании Центральной студии телевидения (ЦСТ).
  • 1954 г.
  • 3 апреля первая передача «Ученые на экране телевизора».
  • 27 октября первый номер тележурнала «Искусство».
  • 1955 г.

Январь. Первый репортаж с промышленного предприятия — фабрики «Красный Октябрь» (по сути, начало документального раздела телевещания; провел репортаж Ю. Фокин).

Июнь. Первая событийная передача — репортаж о встрече на Центральном аэродроме президента Вьетнама Хо Ши Мина.

1956 г.

I мая впервые проведен телевизионный репортаж о военном параде и демонстрации трудящихся на Красной площади[4].

Важнейшая страница в истории становления советского телевидения — освещение Всемирного фестиваля молодежи и студентов с 28 июля по

II августа 1957 г. Именно в это время на Шаболовке создаются первые журналистские творческие подразделения — редакции: фестивальная (впоследствии ставшая Главной редакцией молодежных программ) и «Последних известий» (впоследствии Главная редакция информации).

В начале 1960-х годов во исполнение постановлений ЦК КПСС 1959—60 гг. на телевидение пришли журналисты. Теперь ТВ становится средством массовой информации, хотя тогда в ходу было другое сокращение: СМИП — средство массовой информации и пропаганды. Пропаганда в ее коммунистическом понимании становится основой содержания всех телевизионных передач. «Ленинский университет миллионов», тележурнал «Партийная жизнь», «Пропагандистский огонек», «Советское — значит отличное» — такими названиями пестрели программы телевизионных передач.

Это вовсе не значит, что в этот период отечественное ТВ не создавало ничего интересного. В «Очерках по истории российского телевидения» (М., 1999) время с 1957 по 1970 г. один из ее авторов Г.В. Кузнецов называет «золотыми годами отечественного телевидения». Были поиски и находки, озарения и достижения. «Рассказы о героизме» писателя С.С. Смирнова и устные рассказы И.Л. Андроникова, доказавших, что монолог в кадре может быть захватывающим зрелищем. «Кинопанорама» Алексея Каплера, «Эстафета новостей» Юрия Фокина, «Вечер веселых вопросов», со временем ставший неувядаемым КВ Ном, Аксельрода — Муратова — Яковлева (врача, журналиста, инженера), «От всей души» Валентины Леонтьевой. «Клуб кинопутешественников», «Здоровье», «Музыкальный киоск». Первый советский многосерийный телефильм «Операция "Трест"» (автор сценария А. Юровский). 50-серийная «Летопись полувека» и 60-серийная «Наша биография». «Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семенова и Татьяны Лиозновой.

Следующее десятилетие — это внедрение видеомагнитной записи, приход на пост председателя Гостелерадио СССР С. Г. Лапина и его волевое решение об исключении из программ прямого эфира наполовину импровизационной программы КВН (сегодняшний КВН А. Маслякова скорее юмористический театр, чем молодежная сатирическая передача, какой она была в те годы). Эпоха правления Л.И. Брежнева — застой в советской экономике, застой на ТВ.

Обо всем происходившем тогда можно было бы немало рассказать. Любознательного читателя отошлем к первой отечественной книге о телеискусстве В.С. Саппака «Телевидение и мы» (выдержавшей три издания), монографии А.Я. Юровского «Телевидение — поиски и решения» (два издания), уже упоминавшимся «Очеркам по истории российского телевидения», работе Н.А. Голядкина «Краткий очерк становления и развития отечественного и зарубежного телевидения». А мы переходим к новейшей истории отечественного телевещания, которая началась в недалеком прошлом — в 1985-м году.

Контрольные вопросы

  • 1. Какую роль в организации отечественного ТВ сыграли технические особенности распространения телесигнала в метровом диапазоне?
  • 2. Как создавалась единая система отечественного телевизионного вешания?
  • 3. Назовите формы обмена телевизионной информацией между различными телеорганизациями.

  • [1] Любая местная студия могла прервать любую центральную программу, показывая вместо нее свою продукцию. Более того, поскольку передачи ЦТ принимались по цепочке, то если, скажем, Днепропетровск перекрывал Москву, передачу не видели и в Одессе.
  • [2] На Украине, например, регулярно издавались грозные приказы, был организован координационный центр, но в условиях однопрограммного вешания это недавало сколько-нибудь заметных результатов.
  • [3] Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975. С. 386.
  • [4] См.: Глейзер М.С. Радио и телевидение в СССР: Даты и факты. М., 1989. С. 68—79.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы