Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Архитектура и реализм: теоретико-публицистические очерки

СУБСТАНЦИОНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ ЭСТЕТИЧЕСКОГО

Суть его — в сведении прекрасного к свойствам, стоящим в одном раду с механическими, физическими, геометрическими и иными свойствами объектов. Здесь прекрасное определяется как то, что является пропорциональным, соразмерным, гармоничным, симметричным и т.д. Многие архитекторы прошлого и настоящего видели в этих категориях суть эстетического. Так, Палладио стремился к нахождению неких универсальных отношений, будь то структурная организация плана или художественно-композиционное пропорционирование фасадов. «Красота, — писал он в «Четырех книгах об архитектуре», — является результатом изящной формы и соответствия целого частям, частей между собой и также частей целому» [ПО, с. 7]. Быть прекрасным — значит быть симметричным и соразмерным — утверждали Плотин, Г. Фехнер, В. Гельмгольц, В. Вунд. Многие другие пытались доказать, что абстрактные формы, линии, пространственные отношения содержат в себе эстетические качества.

И действительно, многие прекрасные сооружения прошлого и настоящего являются симметричными — от египетских храмов до «стиля сталинского реализма». Пропорциональными в «золотом сечении» или в каком-либо другом оказываются и греческие и русские, немецкие и грузинские, современные и средневековые постройки. Но прекрасным может быть район, комплекс, здание, построенные как на регулярной, так и на свободной планировке, на плавных и на резких, угловатых формах, и сложные по композиции, и простые, и фундаментальные, и символические на образной структуре хай-тека или эко-тека и т.д.

Очевидно, что носителем эстетической ценности является какой-либо предмет, архитектурный объект, но сводить прекрасное только к его качествам нельзя. На этом положении основан закон М.С. Кагана о нейтральности эстетического по отношению к конкретным материальным свойствам его носителя. Эстетическое проявляет здесь свою диалектическую природу, оно связано с материальными формами по существованию и не зависит от них по своей сущности.

Действительно, можем ли мы представить такую ситуацию, когда та или иная композиция или форма признавалась объективно прекрасной и репродуцировалась в разных сооружениях по функции и в разных ситуациях, в разные исторические эпохи? Здесь можно ответить и довольно веско, взяв за основу, скажем, ордерную систему, с помощью которой и в Греции, и в Риме, и в классицизме создавались прекрасные сооружения. Но ведь не менее прекрасные произведения возникали в иных формах: в готике, барокко, модерне, современной архитектуре. Как понять: «Связано по существованию и не зависит от сущности»? Для доказательства используем парадоксальную ситуацию. Скажем, в некой пустыне после каких-то древних катаклизмов остались сооружения, но о них не сохранились развернутые письменные или какие-то иные (легенда, сказания) упоминания, и никто из наших современников их не видел. Можем ли мы сказать в таком случае, пусть даже гипотетически, прекрасные они или нет? Ответ настолько же банален, насколько нереальна ситуация; раз никто не воспринимал, не видел, не описывал, значит, их и нет для истории человеческой культуры. О какой тут красоте может идти речь? Но в этом банальном ответе есть существенное зерно — раз никто из людей не воспринимал, не оценивал, не описывал, известно лишь, что оно было (Атлантида, Китеж), значит, и нет никаких эстетических свойств, и сущность эстетического каким-то образом проявляется в процессе восприятия, анализа, потребления объекта человеком, но не в нем самом как в физической данности. Или известный процесс изменения во времени эстетических оценок тех или иных произведений и стилей, который также подтверждает независимость эстетического от форм существования.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы