Оценка уровня социально-экономического благополучия коренных малочисленных народов Красноярского края

Основная часть добычи углеводородного сырья в России ведется в районах проживания коренных малочисленных народов (КМН), что определяет специфику институциональных условий разработки недр на территориях традиционного природопользования (ТТП). Природа для коренных малочисленных народов — не просто ресурс традиционного жизнеобеспечения, это среда их обитания, их жизни в исторически сложившемся ареале, в пределах которого эти народы осуществляют культурную и бытовую жизнедеятельность и который влияет на их самоидентификацию и образ жизни. Одни и те же проблемы характерны для многих коренных малочисленных народов Севера: низкий уровень жизни населения северных территорий, безработица, негативные последствия промышленного освоения территорий традиционного проживания и традиционного образа жизни и хозяйствования этих народов, снижение интереса и возможностей сохранения культуры и родных языков.

Так, например, крупные месторождения газа расположены в Эвенкии, с 2007 г. входящей в Красноярский край. Особенностями данной территории являются суровые природно-климатические условия и, как следствие, слабая освоенность. По площади Эвенкийский муниципальный район превосходит крупнейшую страну Европы — Францию

(767,6 против 547 тыс. кв. км), — но по численности населения является одной из самых малонаселенных территорий России (до объединения с Красноярским краем Эвенкийский автономный округ был самым малонаселенным субъектом РФ). При этом из 16,2 тыс. чел., проживающих на территории Эвенкии, более 4 тыс. принадлежат к объединениям коренных малочисленных народов, которые ведут традиционное природопользование — занимаются оленеводством. Освоение углеводородного сырья в данных районах наносит экономический ущерб коренным малочисленным народам, поскольку частично выводит земли из хозяйственного оборота оленеводов.

В последние годы в отечественной экономической литературе довольно широко обсуждается проблема межрегиональных различий в уровне экономического и социального развития. Как правило, подобные исследования проводятся в разрезе субъектов федерации. Между тем административно-территориальное устройство России таково, что некоторые существенные вопросы межтерриториальных различий остаются за кадром. Например, несмотря на существенный интерес научного сообщества к решению социально-экономических проблем коренных малочисленных народов Севера (см., например, [Калугина и др., 2006]), практически отсутствуют исследования, посвященные оценке уровня благополучия коренных народов, компактно проживающих на северных территориях, и его сравнению с уровнем благополучия неаборигенного населения региона. Здесь мы проверим гипотезу о существенности различия уровня социально-экономического благополучия основного (неаборигенного) населения региона и общин коренных малочисленных народов на примере Красноярского края.

Известно, что для измерения уровня социально-экономического развития стран и регионов существует большое количество показателей. В соответствии с Концепцией развития человеческого потенциала, предложенной ООН в 1990-х годах, был разработан индекс человеческого развития для сравнения уровня развития стран [Доклад..., 2013].

Рассмотрим зарубежный опыт оценки уровня социально-экономического благополучия коренных народов Австралии, Канады, Новой Зеландии и США, построенной с помощью индекса человеческого развития [Cooke et al., 2007]. Источниками данных для этого исследования послужили результаты переписей населения и данные официальной статистики. В силу различий в практиках статистического учета в разных странах первичные данные, использованные при расчете ИЧР, были не в полной мере сопоставимы в межстрановом аспекте. Тем не менее, при сравнениях уровней благополучия коренного и некоренного населения одной страны данный недостаток устранялся. Расчеты проводились для 1990—1991, 1995—1996 и 2000—2001 гг. Было установлено, что тенденции изменения различия в уровне социально-экономического благополучия коренного и некоренного населения различались, но для всех исследуемых стран подтверждалась гипотеза о том, что сама по себе разница сохраняется на высоком уровне. Так, например, в Канаде разница составила 0,085—0,103, что свидетельствует о том, что социально-экономическое благополучие коренных народов Канады существенно хуже, чем у некоренного населения страны.

В настоящем параграфе нами предпринята попытка модификации методики расчета ИЧР для проведения сравнительной оценки уровня жизни КМНС Красноярского края и России в целом за 2002 и 2010 гг.

В базовом варианте методики расчета ИЧР измеряется средний уровень достижений данной страны в трех важнейших элементах развития человеческого потенциала:

  • • долгой и здоровой жизни, измеряемой показателем ожидаемой при рождении продолжительности жизни;
  • • знаниях, измеряемых уровнем грамотности взрослого населения, оцениваемой по доле грамотных в возрасте 15 лет и старше (вес в две трети) и валовым коэффициентом поступивших в профессиональные учебные заведения — отношением общего числа зачисленных на всех ступенях обучения (начальной, средней (средней специальной), высшей, послеуни- верситетской) вне зависимости от их возраста к общей численности населения в возрасте от 6 до 24 лет (вес в одну треть);
  • • достойном уровне жизни, косвенно измеряемом показателем ВВП на душу населения (ППС в дол. США).

Преимуществом рассматриваемого индикатора качества жизни является то, что он базируется всего лишь на трех компонентах: уровне долголетия населения, уровне образования, уровне доходов. Для больших совокупностей людей и крупных регионов исходные данные, как правило, являются качественными и регулярными. Но чем меньше рассматриваемая территория и совокупность населения, тем большие погрешности данных, тем больше вероятность нерегулярности или даже отсутствия таких данных. Вследствие этого попытки оценки качества жизни сообществ коренных народов неизбежно приводят к введению некоторых корректировок в исходную методику расчета ИЧР.

Первый компонент ИЧР — индекс долголетия — основан на показателе ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Федеральная служба государственной статистики публикует данные об ожидаемой продолжительности жизни только для крупных совокупностей населения — для страны в целом и для регионов; блоки, касающиеся коренных народов, не содержат информацию об их продолжительности жизни. Программа развития ООН предоставляет свои оценки ожидаемой продолжительности жизни КМНС России (табл. 2.2).

Существенным недостатками приведенных данных относительно продолжительности жизни КМНС является то, что исследование заканчивается на 2002 г., и данный показатель рассчитан авторами доклада только для всей территории России.

Таблица 2.2. Ожидаемая продолжительность жизни КМНС в сравнении с аналогичным показателем для всего населения России и разница между этими показателями в 1978—2002 гг.

Ожидаемая продолжительность жизни Разница

1978-1979

КМНС

о

со

O'

1

оо

оо

O'

1998-2002

1978-1979

1988-1989 о

о

о

а

1998-2002

1978-1979

1988-1989

1998-2002

Мужчины

44,3

54,0

49,1

61,7

64,5

59,6

17,4

10,5

10,5

Женщины

54,1

65,0

60,5

73,1

74,4

72,4

19,0

9,4

11,4

Оба пола

49,1

59,4

54,8

67,7

69,3

65,7

18,6

10,0

10,9

Источник: [Влияние глобальных климатических изменений..., 2008].

Учитывая, что более точных результатов найти не удалось, было принято решение об использовании имеющихся в расчетах данных и для Красноярского края, и для всей России. При этом из табл. 2.2 также можно увидеть, что продолжительность жизни КМНС в период с 1978 по 2002 гг. изменилась несущественно, следовательно, можно считать, что в 2010 г. она была сопоставима с величиной показателя, полученного в 2002 г.

Второй компонент ИЧР — индекс образованности — в исходной методике основан на двух статистических показателях: доле грамотных в возрасте 15 лет и старше и отношении общего числа зачисленных в учреждения профессионального образования на всех ступенях вне зависимости от их возраста к общей численности населения в возрасте от 6 до 24 лет. Что касается расчета первого показателя — доли грамотных — в данном случае никаких модификаций исходной методики не требуется, поскольку сводные итоги переписей населения 2002 и 2010 гг. содержат в себе статистические данные по коренным народам, необходимые для расчета этого показателя. К сожалению, этого нельзя сказать о втором показателе — доле числа зачисленных в профессиональные учебные заведения. В данном случае нами принято две корректировки, связанные с невозможностью получения статистических данных, используемых в исходной методике.

Первая корректировка связана с возрастом зачисленных в профессиональные учебные заведения: в итогах переписей присутствуют данные только по численности населения в возрасте старше 15 лет, которые имеют начальное, среднее, неоконченное высшее, высшее или послевузовское профессиональное образование. Следовательно, здесь не будут учтены учащиеся, которые поступили в конкретном году в учреждения начального и среднего профессионального образования, но не закончили его по разным причинам. Также стоит отметить, что возраст поступивших ограничен — от 15 лет, что отсекает население, находящееся в возрасте до 15 лет и поступившее, например, в учреждения начального профессионального образования. Вторая корректировка касается второй части отношения — общей численности населения, к которой предлагается относить поступивших в профессиональные учебные заведения. В исходной методике этот показатель определяется как численность населения, находящегося в возрасте от 6 до 24 лет. В статистике, касающейся коренных народов, такой показатель отсутствует в разбивке по регионам РФ, поэтому нами было принято решение относить население в возрасте 15 лет и старше, имеющее профессиональное образование, к общей численности населения, которое также находится в возрасте 15 лет и старше. Стоит отметить, что подобные корректировки несколько занизят индекс образованности, но учитывая, что они касаются только второй его части, которая берется с коэффициентом 1/3, снижение не будет слишком существенным.

Третий компонент ИЧР — индекс дохода — подвергся, пожалуй, самой существенной модификации, поскольку показатель «ВВП на душу населения» невозможно использовать для столь малых групп населения, какими являются коренные народы Севера. В качестве показателя, отражающего доходы КМНС, был взят показатель валового дохода, под которым понимаются располагаемые ресурсы, в среднем на одного члена домохозяйства коренных народов. Данный показатель был переведен в доллары США через паритет покупательной способности (табл. 2.3).

Таблица 2.3. Расчет показателя «Индекс дохода» для КМНС Красноярского края и России в 2002 и 2009 гг.

Показатель

2002 г.

2009 г.

Красноярский край

Среднедушевые доходы КМНС, тыс. руб.

20,0

101,9

Среднедушевые доходы КМНС, ППС в дол. США

2 106,6

7044,7

Цепные темпы роста, %

147,3

140,9

Российская Федерация

Среднедушевые доходы КМНС, тыс. руб.

21,6

99,1

Среднедушевые доходы КМНС, ППС в дол. США

2 276,6

6849,3

Цепные темпы роста, %

128,4

113,3

ППС, руб. / дол. США

9,5

14,5

К сожалению, ППС рассчитан для РФ в целом и не учитывает дифференциацию цен между северными и «материковыми» территориями. В последующих исследованиях предполагается скорректировать имеющийся ППС на уровень цен Северных территорий, что, очевидно, приведет к снижению ИЧР коренного населения. Пример подобной корректировки можно найти в работе [Харитонова, Вижи- на, 2005].

Результаты расчета индекса человеческого развития для КМНС Красноярского края в 2002 и 2010 гг. представлены в табл. 2.4.

Результаты проведенных расчетов, представленные в табл. 2.4, показали существенные различия в уровне социальноэкономического благополучия КМНС и неаборигенного населения Красноярского края. Так, ИЧР для КМНС Красноярского края в 2002 г. составлял 0,611, в то время как аналогичный показатель для неаборигенного населения находился на уровне 0,760. При этом разрыв в уровне благополучия увеличился с 0,149 в 2002 г. до 0,204 в 2010 г. Важно отметить, что уровень жизни как неаборигенного населения, так и КМНС Красноярского края соответствует среднему уровню социально-экономического благополучия аналогичных категорий населения по России в целом. При этом, если говорить о неаборигенном населении, в 2002 г. Красноярский край, имея ИЧР, равный 0,76, занимал 19-е место в рейтинге регионов РФ по уровню ИЧР, что было на 0,006 ниже среднего по России ИЧР, а в 2010 г. Красноярский край переместился на 7-е место в рейтинге, достигнув значения ИЧР 0,854, что на 0,011 выше среднероссийского уровня. Это связано с довольно резким увеличением среднедушевого дохода населения в исследуемом периоде.

о

Таблица 2.4. Результаты расчета индекса человеческого развития для КМНС Красноярского края в 2002 и 2010 гг.

Показатель

КМНС

Неаборигенное население

Красн. край

РФ

Красн. край

РФ

2002

2010

2002

2010

2002

2010

2002

2010

Индекс долголетия

0,497

0,497

0,497

0,497

0,640

0,713

0,664

0,731

Индекс образованности

0,829

0,750

0,789

0,799

0,899

0,915

0,905

0,916

Индекс дохода

0,509

0,710

0,522

0,705

0,740

0,935

0,730

0,882

ИЧР

0,611

0,650

0,603

0,667

0,760

0,854

0,766

0,843

Источники: Данные по КМНС — расчеты авторов. Данные по неаборигенному населению — из докладов [Доклад о развитии человеческого потенциала..., 2005; Доклад о человеческом развитии..., 2013].

Поэлементное рассмотрение результатов оценки ИЧР позволило выявить причины сложившейся ситуации. Отметим, что Индекс долголетия был принят за константу из- за отсутствия достоверных данных о продолжительности жизни КМНС в разрезе территорий их преимущественного проживания и отсутствия данных по КМНС России позднее 2002 г., поэтому не удалось в полной мере отразить дифференциацию ИЧР по годам и по объектам исследования (Красноярскому краю и РФ). Тем не менее, принятое упрощение существенно не повлияло на формулируемые по результатам расчетов выводы, поскольку продолжительность жизни некоренного населения в 2010 г. известна и составляла 68 лет, всего лишь на 2 года превышая продолжительность жизни, указанную в табл. 2.2 для 2002 г. Различия в продолжительности жизни коренного и неаборигенного населения отражают одну из причин разрыва в уровне благосостояния, отражаемом ИЧР. Вторая причина заключается в сильной дифференциации доходов указанных групп населения. Так, индекс дохода для КМНС Красноярского края в 2002 г. составлял 0,509, а для неаборигенного населения Красноярского края — 0,740. Аналогичные показатели в среднем по России в 2002 г. составляли 0,522 и 0,730 для каждой группы населения соответственно. В 2010 г. разрыв сохранился на том же уровне, но индекс дохода Красноярского края для каждой категории населения превысил средний по России уровень. Как отмечалось ранее, в данном исследовании мы использовали уровень ППС в среднем по России, который очевидно не отражает различий в уровне цен Северных территорий и «материковой» части. Очевидно, если скорректировать используемый уровень ППС на коэффициент, отражающий различия в уровне цен, то индекс дохода КМНС как Красноярского края, так и остальных регионов может существенно снизиться. В этом случае индекс дохода станет основным фактором еще более сильной дифференциации в уровне ИЧР для коренного и некоренного населения. Индекс образованности не подвержен каким-либо серьезным колебаниям, но интересным фактом является то, что при росте этого индекса в среднем по России для КМНС и неаборигенного населения, а также для неаборигенного населения Красноярского края, уровень образованности КМНС Красноярского края существенно снизился — с 0,829 в 2002 г. (что превышало средний по России индекс образованности для КМНС) до 0,750 в 2010 г. (что оказалось ниже среднероссийского уровня).

Таким образом, сформулированная нами гипотеза исследования подтвердилась: уровни социально-экономического благополучия коренного и неаборигенного населения Красноярского края существенно различаются в пользу последних. Основными факторами относительно низкого качества жизни КМНС являются продолжительность жизни и уровень доходов. Полученные нами оценки несколько завышают действительный уровень доходов, поэтому их коррекция приведет к увеличению разрыва в уровне благополучия КМНС и неаборигенного населения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >