Взаимосвязь риска и конфликта как источник развития молодежи.

Превращение противоречий в источник развития молодежи происходит не само по себе, а в зависимости от субъективных и объективных условий. Субъективными условиями являются оформившиеся в виде готовности и мотивов деятельности социальные притязания самой молодежи, объективными — социальные обстоятельства ее жизнедеятельности. В сочетании они предопределяют результативность противоречий: обострятся противоречия или разрешатся на ранней стадии. В случае обострения противоречия перерастают в конфликты. И наоборот, своевременное их разрешение позволяет и молодежи, и обществу подняться на качественно более высокий уровень развития. Между этими крайностями и возникает риск.

В современной социологии конфликт рассматривается как явление далеко не однозначное, т. е. конфункционалъное. Конфликты дестабилизируют жизнедеятельность, но одновременно являются механизмом достижения нового социального качества в процессе движения общества от одного состояния к другому. Поэтому социальные конфликты способны быть источником социального развития, но только в том случае, если сами они разрешаются конструктивно. В противном случае усиливается риск противоположных развитию процессов деградации.

В условиях социальной неопределенности вероятность обострения противоречий стремительно повышается. А поскольку в обществе риска механизмы социальной регуляции переживают кризис, то одновременно с обострением противоречий и доведением их до уровня конфликтов заметно снижаются шансы их позитивного разрешения. Из этого следует, что с момента возникновения противоречий присутствует риск их обострения и доведения противоборства сторон до взаимного отрицания. Так проявляется конфликт между государством и некоторыми протестными группами молодежи. Молодые люди в них выступают против существующих норм, а государство вместо поиска путей локализации конфликта использует различные способы для его подавления. Тем самым усиливается риск обострения конфликта. Примером могут служить события во Франции 2006 г., когда происходили продолжительные протесты выходцев из эмигрантских семей против существующих форм неравенства. Неправомерные действия полиции усилили риск перерастания локальных выступлений в активное противоборство сторон. Непросчитанный (некалькули- руемый) риск выступил катализатором конфликта.

Как отмечалось выше, калькулируемый риск является способом снятия неопределенности. Поэтому он способствует разрешению противоречий и конфликтов. Локализация же противоречий и конфликтов снижает вероятность усиления риска в молодежной среде. Начало разрешения конфликта — это первая стадия определенности.

В свою очередь, преодоление противоречий и конфликтов предполагает осознанный выбор способов такого преодоления. А это связано с риском ошибки. Следовательно, конфликт представляет собой пространство для воспроизводства риска.

Данное взаимное влияние позволяет рассматривать воздействие конфликта и риска на процесс социального развития молодежи во взаимосвязи.

Риск появляется там и тогда, где и когда возникают противоположности, где выход из создавшейся ситуации альтернативен. Поэтому риск незримо присутствует во всех противоречиях и конфликтах. По-разному взаимодействуя с крайними тенденциями, он указывает на степень их различия, т. е. отражает величину противоречия и вероятность перерастания противоречия в конфликт. Чем глубже противоречие, т. е. разница между противоположными сторонами, тем выше риск и его ставки.

Таким образом, конфликт и риск как две специфические формы противоречий, взаимодействуя, способны стимулировать социальное развитие молодежи. Это взаимодействие проявляется во взаимном усилении или ослаблении, а также способности одного переходить в другое и принимать различные уникальные формы в конкретных ситуациях. Следовательно, все основные этапы социального развития молодежи, отмеченные конфликтами, соответственно будут характеризоваться повышенным риском. Соединяясь, конфликт и риск приобретают системный характер, становясь источником развития молодежи в обществе риска.

Ситуации риска в социальном развитии молодежи. Ощутимые для каждого человека проявления риска возникают, развиваются и угасают в конкретных жизненных ситуациях. То есть в индивидуально-личностном плане риск — процесс ситуационный. В обществе риска стихийные факторы либо процессы, над которыми человек теряет власть, выстраиваются в той или иной ситуации в определенную последовательность, уникальное, неповторимое сочетание условий, воспринимаемых в обыденной жизни как ситуации неопределенности и риска[1].

Индивидуальных ситуаций риска может быть множество. На основании представлений о циклах процесса становления молодежи как субъекта общественного воспроизводства выделяется пять типичных для молодежи ситуаций риска.

Первый тип ситуаций имеет отношение к воспроизводству жизненных сил, т. е. самого человека. Здесь возникают ситуации, связанные с угрозой здоровью и даже жизни молодых людей. Если общество не создает условий для физического развития молодого человека, охраны его здоровья и безопасности его жизни, появляются реальные основания для риска. В такой ситуации молодой человек постоянно рискует отстать от сверстников в развитии, приобрести хронические заболевания, утратить здоровье или даже потерять жизнь. В общественном плане повышается риск отрицательного демографического воспроизводства.

Второй тип ситуаций риска связан с неопределенностью возможностей жизненного старта молодежи. Чем ниже аскриптив- ный статус молодых людей, унаследованный от родителей, тем больше неопределенность возможностей для выбора ими своего жизненного пути. Если для выходцев из высокостатусных семей стартовые позиции в учебе, работе, создании собственной семьи являются своеобразным трамплином, обеспечиваемым возможностями родителей, то для других выравнивание возможностей жизненного старта определяется либо собственными способностями, трудолюбием и предприимчивостью, либо помощью со стороны государства. В отсутствие целенаправленной социальной политики, необходимых гарантий и продуманных мер социальной защиты этих категорий молодежи усиливаются риски, связанные с неравенством стартовых позиций, риски фальстарта, последствия которых способны определить всю дальнейшую жизнь молодого человека.

Третий тип ситуаций риска связан с неопределенностью возможностей самореализации молодежи. Включение в социальную жизнь — процесс, во многом полный драматизма, сопровождаемый нереализованными амбициями, несбывшимися надеждами, разрушенными планами. Причина, как говорилось выше, часто коренится не в недостаточной активности молодых людей, а во многих социальных факторах. Определение собственной социальной позиции, приобретение соответствующих статуса и социальной роли, самоутверждение в них, будучи социально-обусловленными, нуждаются в активной социальной поддержке. При отсутствии или недостатке таковой усиливаются социально-стратификационные риски, связанные с ограничением возможностей для восходящей мобильности, появляются риски нисходящей мобильности и социального исключения молодежи.

Четвертый тип ситуаций риска связан с ценностно-нормативной неопределенностью. Ценности и нормы играют решающую роль в интеграции любого общества, придавая устойчивый и необратимый характер социальным связям. В индивидуально-личностном плане они являются своеобразным стержнем, на котором базируется весь внутренний мир человека.

В обществе риска, с его неопределенностью и непредсказуемостью, происходит существенная деформация этого механизма. Традиционные общественные ценности девальвируются и вытесняются групповыми, разрушается система институциональных норм, новые ценности и нормы либо отвергаются, либо не могут быть реализованы при полном или частичном согласии с ними. В этих условиях возникает множество ситуаций безнормности, при которых молодой человек теряет привычные ориентации, чувство опоры, утрачивает связи с обществом. Усиливается риск социальной дезориентации, аномии, разрыва с социальными институтами и обществом в целом.

Пятый тип ситуаций риска связан с неопределенностью идентичности. Процесс интеграции молодых людей в общество не ограничивается механическим включением их в общественные структуры, а сопровождается внутренней идентификацией с ними, что придает процессу устойчивый характер. Поэтому общество, которое стремится к стабилизации и сохранению своей целостности, заинтересовано в воспроизводстве социально-значимых оснований идентичности.

Однако в условиях переходных периодов и нестабильности в развитии общества происходит разрушение традиционной идентификации, возникают новые идентичности, часто имеющие деструктивную направленность. Общество оказывается неспособным определиться в своем отношении к направленности идентификаций молодежи. Эта неопределенность еще больше усиливается в обществе риска. Возникают ситуации, в которых угроза кризиса идентичности в молодежной среде становится неотвратимой.

Итак, противоречия в молодежной среде создают ситуации риска, а дальнейшее развитие ситуаций риска приводит к обострению противоречий и перерастанию их в конфликты. Выявленная связь противоречий, конфликтов и риска существенно расширяет представления об источнике социального развития молодежи.

  • [1] Подробнее об этом см.: Чупров В. И., Зубок Ю. А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >