Традиционное и современное в конструировании социальной реальности

Знания, составляющие основу субъективной реальности, продуцируются в процессе социальной деятельности индивида, представляющей собой систему последовательных осознанных действий, которые ориентированы на других людей. Типология социальных действий по степени присутствия в их мотивации сознательных, рациональных элементов, предложенная М. Вебером, позволила ему выделить два основных социально-исторических типа организации социальной жизни: традиционный и современный.

Для традиционного типа характерны действия, регулируемые обычаем, представлением о социальном порядке, который наследуется из поколения в поколение. Этому типу присущи инерционность однажды принятых культурных образцов, способов деятельности, преобладание предписанных моделей поведения. Здесь доминируют ценностно-рациональные действия, основанные на вере в их самодостаточную ценность (религиозную, этическую, идеологическую и др.). Осознанность этой направленности деятельности на фундаментальные ценности, последовательность их реализации в социальных практиках придают традиционному типу организации планомерный, рациональный характер. Ценностно-рациональное действие индивида всегда подчинено «заповедям», «требованиям», повиновение которым он считает своим долгом. Соответственно, представления о социальной реальности формируются на основе традиционных ценностей, присущих такому типу социальной организации.

Современный тип организации общественной жизни строится на основе рациональной мотивации социальных действий. «Целерационально действует тот индивид, — пишет Вебер, — чье поведение ориентировано на цель, средства и побочные результаты его действия... то есть действует, во всяком случае, не аффективно (прежде всего не эмоционально) и не традиционно»[1]. Иначе говоря, целерациональное действие характеризуется ясностью и однозначностью осознания действующим субъектом своей цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами. На основе современного типа организации формируется новый тип социальной реальности, в которой, по определению А. Г. Эфендиева, «за человеком признается право действовать во имя жизненной цели, быть свободным и независимым в своей жизни, надеяться на свои знания, умения, отвечать за свои поступки, получать по заслугам, достижениям»1.

В России исторически сосуществуют обе формы социальной организации, базирующиеся на традиционной и современной культурах. Включенность индивида в той или иной тип организации сопровождается расширением соответствующих знаний, используемых им при конструировании социальной реальности. Его уверенность в достоверности собственных знаний о наблюдаемых объектах рефлектирует- ся в сознании в форме понимания социальной природы этих объектов, которая различается в традиционном и современном типах. Ключом к традиционному или современному пониманию социальной сущности объектов реальности является исторический опыт. То есть понимание явления, объекта в его исторической конкретности, согласно В. Дильтею, позволяет рассматривать человека творцом общественно-исторической реальности и субъектом, познающим эту реальность[2] [3].

Важную роль здесь играет историческое знание, или знание о прошлой социальной реальности. По определению И. Б. Орловой, это «селективная, упорядоченная определенным способом информация о явлениях, процессах, социальных акторах, действующих в прошлом»[4]. При этом выделяются два уровня исторического знания — профессиональное (научное), представленное исторической наукой, и обыденное, которым владеют общество в целом и отдельные социальные субъекты. Как отмечает И. Б. Орлова, научное знание испытывает влияние других типов знания о прошлом: мифологических, философских, художественных, которые взаимодействуют, переплетаясь и отражаясь в обыденном историческом знании[5].

Благодаря обыденному уровню исторического знания осуществляется конструирование исторической реальности в сознании субъекта. И. М. Савельева и А. В. Полетаев выделяют следующие этапы процесса конструирования исторической реальности. Во-первых, создание дискурсов (мнений), реализуемых на индивидуальном уровне; во-вторых, социальная оценка дискурсов, когда индивидуальные мнения отвергаются или признаются некими социальными группами1. Признанное мнение обретает статус знания, становясь частью социальной реальности данной группы, отражаясь в индивидуальном сознании в качестве субъективной действительности.

Социология знания возникает, как утверждает К. Маннгейм, вследствие нескольких причин, важнейшей из которых является «повышающаяся рефлексия, вынуждающая исследовать не только вопросы, но и духовные основы этих вопросов»[6] [7]. «Рефлексия» является одним из ключевых понятий в социологии знания. Оно получило развитие в теории структурации Э. Гидденса, структуралистском конструктивизме П. Бурдье. Объясняя роль рефлексии в формировании реальности, Гидденс отмечает, что социальные практики в определенное время и в определенном пространстве одинаковы благодаря тому, что агенты обладают рефлексивностью, которая выступает как «мониторинг, отслеживание социальной жизни»[8]. Для понимания механизма воспроизводства социальной реальности принципиальное значение имеет разработка Бурдье структуралистского и конструктивистского подходов, в рамках которых обосновывается избирательная способность (рефлексивность) индивидов как их предрасположенность к тем или иным действиям. Габитусы — системы прочных приобретенных предрасположенностей, «сформировавшиеся в результате рефлексии», — лежат в основе формирования субъективной действительности. Благодаря рефлексии исторического знания, закрепленной в габитусах, субъективная реальность наполняется социально-историческими смыслами, в том числе определяющими специфику традиционного и современного ее содержания.

Итак, рассмотренный в гл. 1 концептуальный подход к социологическому изучению социальной реальности характеризуется следующими особенностями. Во-первых, он основывается на теоретических положениях социологии знания. Во-вторых, социальная реальность определяется в парадигме феноменологической социологии. В-третьих, в процессе конструирования субъективной реальности выделяются социокультурные особенности различных ее объектов. В-четвертых, ключевую роль в формировании субъективной реальности играет рефлексия. В-пятых, формирование и воспроизводство отношения к объектам социальной реальности рассматриваются как социально-исторический процесс, определяющий специфику традиционного и современного ее содержания.

В следующей главе мы рассмотрим с позиций различных социологических теорий, какую роль играет познание в формировании социальной реальности и отношения к ее объектам.

  • [1] Вебер М. Основные социологические понятия // Избр. произв. М., 1990. С. 629.
  • [2] Общая социология: учеб, пособие / под общ. ред. А. Г. Эфендиева. С. 152.
  • [3] См.: Дилыпей В. Введение в науки о духе: в 6 т. Т. 1. М., 2000. С. 157.
  • [4] Орлова И. Б. Указ. соч. С. 7.
  • [5] Там же. С. 11.
  • [6] См.: Савельева И. М., Полетаев А. В. Историческая истина: эволюция представлений //Диалогсо временем. Вып. 4. М., 2001.
  • [7] Mannheim К. Ideologie und Utopie. Frankfurt am Main, 1965. S. 7.
  • [8] Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас: учеб, пособие /сост. А. Ю. Рыкун. Новосибирск, 1995. С. 41—42.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >