Массовое сознание как предметное пространство формирования универсальных свойств отношения к социальной реальности

Социальным пространством функционирования социокультурного механизма формирования отношения к объектам социальной реальности является массовое сознание, представляющее собой определенный специфический тип общественного сознания.

По определению Г. Г. Дилигенского, в наиболее общем виде к сфере массового сознания относятся «ценности и морально-этические нормы... традиции, система материальных и духовных потребностей, стремлений и ожиданий... политические взгляды и общественные идеалы... реакции на различные объективные ситуации»1. Оно формируется на пересечении разнообразных форм группового (классового, национального, возрастного), а также общечеловеческого сознания. «В этом смысле, — отмечает Б. А. Грушин, — массовое сознание «разрушает» границы всех существующих в обществе классов, слоев, групп населения, выделяемых на основе объективного положения, то есть является сознанием «эксгрупповым»[1] [2].

Его субъектом являются массы как специфические человеческие общности, демонстрирующие совместное, но не групповое поведение. К таким общностям, различающимся по масштабам массовости и социальному составу, в целях нашего исследования могут относиться и территориальные объединения людей, и спонтанно возникающая толпа. Здесь и участники массовых политических и социокультурных движений, и аудитории СМИ, и многочисленные любительские ассоциации, и объединения по интересам, и представители общественности, и болельщики спортивных команд, и др. В этих общностях объединяются индивиды различного социального положения, относящиеся к разным возрастам, нациям, профессиям и т. д. Причем в основе их поведения лежит иная природа, отличная от собственно групповых детерминаций. То есть «массы — это ситуативно возникающие (существующие) общности, вероятностные по своей природе, гетерогенные по составу и статистические по формам выражения (функционирования)»[3].

Вслед за Г. Тардом, Г. Лебоном, Ш. Сигеле отечественные социологи связывают массовое сознание с широким процессом массовизации, охватившим все типы существующих ныне обществ1. Этому процессу способствуют усложнение производства и общественной жизни, развитие массовых форм потребления культуры, проведения свободного времени, расширение влияния СМИ, что ведет к умножению социальных и межличностных связей. Не меньшее значение приобретает расширение свободы выбора людьми рода деятельности и места проживания. Мощным катализатором этих процессов становятся формы массовой культуры, новые стандарты духовной жизни. Количественный рост негрупповых общностей сопровождается качественным усилением неоднородности их состава, что также является элементом массовизации, которая получает все большее распространение в современном российском обществе.

Начавшись в Новейшее время в сфере экономики при переходе производства к рыночным отношениям, массовизация проникает в другие сферы общественной жизни — материального и духовного потребления, досуга, быта, политики. Беспрецедентный уровень социального расслоения в современной России способствовал объединению масс обездоленных людей, среди которых — пенсионеры и молодежь, работники физического труда и ученые, жители мегаполисов и селяне. Их объединяет общая забота о хлебе насущном, которая отражается в особом типе сознания. Поэтому массовое сознание может быть определено в качестве «наличного», «реального»[4] [5], «практически функционирующего»[6] сознания.

Именно эти обстоятельства делают массовое сознание наиболее приемлемым предметным пространством для преобразования бессознательного в осознанные формы. Универсальные свойства отношения к социальной реальности полнее отражаются в массовом сознании, не обремененном влиянием множества собственно групповых социальных связей, что способствует разработке механизма его формирования.

В ходе эволюции исторического процесса бессознательные формы отношения к социальной реальности преобразуются в потребности, интересы, ценности, выступающие социокультурными составляющими массового сознания. Причем диапазон и направленность этих составляюших определяют содержание массового сознания в границах, отличающих жизнь масс в том или ином обществе.

Применительно к целям данного исследования это означает, что отношение к объектам социальной реальности отражается в массовом сознании в той мере, в какой эти объекты удовлетворяют массовые потребности, вызывают всеобщий интерес, являются ценностью, разделяемой в массах. Однако, как отмечалось выше, не все наши восприятия объекта реальности оказываются фактом индивидуального, группового и массового сознания. Множество из них остается на периферии сознания и даже за его пределами, существуя в бессознательных, неотрефлектированных формах, в виде информации об объекте, накапливающейся в качестве неосознанного опыта. Это может быть опыт других, в том числе накопленный предыдущими поколениями, содержащийся в архетипических и ментальных структурах. И это может быть результатом ранее осознаваемой связи с объектом, но, став привычным, закрепляется в габитусах (установках) и в стереотипах.

Социокультурный механизм перехода бессознательных в осознанные формы отношения к тому или иному объекту, явлению будет рассмотрен в гл. 4 настоящей книги. Здесь же для целей обоснования эмпирического уровня исследования представим данный процесс в самом общем виде.

С позиций психоанализа проявление бессознательного рассматривается в качестве неосознаваемого регулятора деятельности (неосознанные установки и стереотипы), обеспечивающего ее направленный и устойчивый характер. Неосознанное отношение к объекту переживается субъектом на индивидуально-личностном уровне отождествления себя с другими людьми и явлениями через такие формы, как идентификация, передача эмоционального состояния от одного индивида к другому (эмоциональное заражение), сопричастие. Человек может не осознавать на уровне логического мышления всю совокупность характеристик объекта, будь то семья, трудовой или учебный коллектив, политическая партия или орган власти, но ощущать эмоциональную близость с людьми, причастными к данному объекту. Либо, наоборот, может не отождествлять себя с ними. По мере самоото- ждествления отношение к объекту приобретает форму неосознанной установки, результаты реализации которой при соответствующих условиях становятся фактом сознания. Факты, накопленные в процессе повседневного опыта, соотносятся с идеальными представлениями об объекте, отражаясь в индивидуальном сознании в ценностной форме. Ценности становятся значимым основанием самоидентификации индивида с различными общностями. Принадлежность к той или иной общности определяет совместное поведение, характеризующее разного рода массы, а индивид становится носителем особого специфического типа массового сознания.

В социокультурном механизме осознанные и бессознательные формы отношения к объектам социальной реальности находятся во взаимосвязи, что обеспечивает его целостное отражение в массовом сознании.

  • [1] Дилигенский Г. Г. Рабочий на капиталистическом предприятии. М., 1969. С. 14.
  • [2] Грушин Б. А. Массовое сознание: опыт определения и проблемы исследования.М„ 1987. С. 295.
  • [3] Там же. С. 235.
  • [4] См., например: Овчинников Г. К. Массовое сознание как объект социологическогоанализа. М., 1974; Здравомыслов А. Г. Массовое сознание в фокусе идеологической борьбы // Проблемы мира и социализма. 1980. № 11; Дилигенский Г. Г. В поисках смысла ицели. Проблемы массового сознания современного капиталистического общества. М.,1986; Уледов А. К. Структура общественного сознания. М., 1986; Грушин Б. А. Указ. соч.
  • [5] См.: Уледов А. К. Указ. соч. С. 172.
  • [6] См.: Баталов Э. Массовое политическое сознание современного американскогообщества: методология исследования // Общественные науки. 1981. № 3. С. 105.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >