КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИСТОРИИ ЛИТОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Наука об осадочных образованиях литология (в англоязычной литературе — седиментология), первоначально именовавшаяся как петрография осадочных пород, оформилась в самостоятельную фундаментальную ветвь геологии в начале XX в. Но корни ее уходят в XIX столетие, когда, по словам Н.М. Страхова (1971), «петрография осадочных пород развилась не в недрах общей петрографии или минералогии, а в недрах фациального анализа и палеогеографии как средство к дальнейшему углублению и познанию физико-географических условий и механизма формирования осадочных пород». В это время в Европе успешно развивались геологические картирование и стратиграфия благодаря трудам классиков геологии В. Смита (1769-1839), Ж. Кювье (1769-1832), А. Броньяра (1770-1847), их учеников и последователей. Широко применялся палеонтологический метод применительно к возрастному датированию и пространственному коррелированию породных комплексов. Начались попытки создания палеогеографических схем. И здесь оказалось, что одной палеонтологии недостаточно в отрыве от анализа принадлежности вместивших окаменелости осадков. Впервые на это обратил внимание швейцарец А. Грессли (1838), отметивший закономерную пространственную изменчивость одновозрастных осадочных толщ в юрских Альпах, четко коррелируемую с изменчивостью фауны, жившей в обстановках различной глубинности морского дна.

Такие структурно-вещественные изменения пород, или «модификации стратиграфического горизонта», отразившие изменения обстановки древнего осадконакопления, Грессли назвал латинским термином facies (дословно не переводимым на русский язык и обозначающим «лицо», но не в буквальном смысле портрет, а приблизительно адекватным нашему понятию «облик»). Данный термин «русифицировал» профессор Казанского университета Н.А. Голов- кинский, выделивший фации морских, прибрежно-морских и континентальных карбонатных и терригенных отложений перми Камского Предуралья в 1868—1869 гг. С этого момента осознание решающей роли физико-географических обстановок в формировании осадочных толщ вызвало повышенный интерес к их петрографическим исследованиям. Ценнейшие вклады в такие исследования внесли в начале XX в. отечественные ученые. Это прежде всего акав демик А.Д. Архангельский и профессора А.П. Павлов и Ф.Ю. Левинсон-Лессинг. В начале 20-х г. XX в. приступили к чтению лекций по курсу петрографии осадочных пород М.С. Швецов (1934) в Московском университете, а потом в Московском геолого-разведочном институте (МГРИ), Б.П. Кротов в Казанском университете; в начале 30-х гг. — Л.В. Пустовалов (1940) в Московском нефтяном институте. Тогда же серию работ о генезисе осадочных руд опубликовал талантливый ленинградский минералог Я.В. Самойлов, к сожалению, вскоре ушедший из жизни и не успевший полностью реализовать свои идеи.

За рубежом в этот период тоже резко оживился интерес к систематическому изучению осадочных образований. Там в 1916 г. французский геолог Л. Кайо (L. Сауеих) опубликовал методическое руководство по исследованию осадочных горных пород, а в 1922 г. при геолого-геофизическом отделении Национального исследовательского совета США был создан комитет по седиментации под председательством В. Вогана (W. Vaughan). Этим комитетом был разработан план для составления монографического «Учения об образовании осадков», который в течение 10 лет был реализован в книге (916 с.) У.Х. Твенхофела (William Н. Twenhofel) с сотрудниками, переведенной на русский язык в 30-х гг. (Твенхофел, 1936).

К 40-м гг. XX в. в СССР засияла плеяда ученых-осадочников, среди которых ярко выделились три «звезды первой величины»: профессора Л.В. Пустовалов, М.С. Швецов и академик Н.М. Страхов. Первые двое из них опубликовали учебники, не утратившие своей значимости до нынешних дней, несмотря на гигантский объем поступивших к нам с тех пор новых сведений и открытий (особенно относительно океанской седиментации).

Тогда же крупнейший, признанный на мировом уровне теоретик литологии Н.М. Страхов, который работал в Геологическом институте — ГИН АН СССР (г. Москва), ввел в практику исследования «сравнительно-литологического метода» — основу для познания геологического прошлого посредством тщательного исследования процессов и условий современного осадконакопления на континенте, в морях и океанах, с коррективами, учитывающими необратимость эволюции условий седиментации. Этот ученый написал 12 крупных монографий и сотни статей, разработав к середине XX в. стройные основы теории литогенеза, в которой главнейшим фактором («движущей силой») процессов осадко- и породообразования служит климатическая зональность в пределах материков, внутриматериковых и окраинных морских бассейнов. Было также показано отличительное своеобразие вулканогенно-осадочного и океанского типа литогенеза. Очень много места уделено геохимии осадочных процессов и специфике осадочного рудогенеза («триаде» руд Al-Fe- Мп, меди, полиметаллам, фосфоритам и др.). Главный 3-томный труд Н.М. Страхова (1962) был удостоен Ленинской премии. До сих пор литологи черпают из него идеи и факты, нашедшие подтверждение в повседневной практике научно-исследовательских и поисково-разведочных работ.

Вместе с Н.М. Страховым в Геологическом институте работали выдающиеся литологи В.С. Яблоков и Ю.А. Жемчужников, которые создали школу по применению детальнейшего литологофациального (генетического) анализа древних осадочных толщ применительно к разработке палеогеографии, на примере исследования разновозрастных угленосных отложений.

Первых своих успехов достигли крупные ученые-литологи иных институтов — В.П. Батурин (исследования терригенно-минералоги- ческих провинций), Г.А. Бушинский (исследования писчего мела, бокситов), Д.Г. Сапожников (бокситы), А.В. Казаков и Б.М. Гим- мельфарб (фосфориты) и многие другие. Подробнее о них можно прочесть в историческом обзоре Н.М. Страхова (1971) объемом 610 с. (!).

В период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. велись напряженные геолого-разведочные и поисковые работы на Урале, в Сибири и Средней Азии. После войны, вплоть до 90-х гг. XX в., эти работы были еще более расширены и активизированы. Они принесли обильнейший фактический материал, нуждавшийся в систематизации и осмыслении литологами. К этому материалу добавились массовые исследования малоизвестных прежде осадков океанских глубин на специально оборудованных буровым снаряжением кораблях и подводных обитаемых аппаратах. А на суше у нас в стране были заложены сверхглубокие скважины. Одна из них (Тюменская СГ-6) вскрыла к 1990 г. осадочные толщи мезозоя до отметки 7,2 км.

Благодаря этим материалам росли и укреплялись школы исследователей осадочных комплексов. Появилось множество работ и имен литологов, ставших теперь широко известными. Крупные работы по исследованию осадочных формаций, палеогеографии и полезным ископаемым осадочного генезиса издают: академик А.Л. Яншин (Сибирское отделение АН СССР, г. Новосибирск), академик В.И. Попов (Ташкентский государственный университет), член-корреспондент АН СССР Н.Б. Вассоевич (МГУ им. М.В. Ломоносова), профессора Л.Б. Рухин (Ленинградский государственный университет), Н.В. Логвиненко (Харьковский, а затем Ленинградский государственные университеты), Г.Ф. Крашенинников (Московский государственный университет), Ю.П. Казаринов (Новосибирск), И.А. Вылцан (Томский государственный университет), Г.А. Каледа (Всесоюзный научно-исследовательский институт геологии нефти, Москва), С.Г. Саркисян, Т.Т. Клубова (Институт геологии и разведки горючих ископаемых, Москва), Г.И. Теодорович (Институт нефти АН СССР, Москва), член-корреспондент АН СССР П.П. Тимофеев (Геологический институт — ГИН АН СССР) и др.

П.П. Тимофеев после кончины академика Н.М. Страхова стал лидером отечественной литологии, возглавлявшим в течение 20 лет Межведомственный литологический комитет АН СССР, а в 1983 г. организовавший кафедру литологии и морской геологии геологического факультета МГУ. Он внедрил непременный генетический подход к литологическим исследованиям любых направлений и разрабатывает проблему эволюции осадочного процесса, бассейнов осадконакопления и породообразования, формирования полезных ископаемых. В ГИНе АН СССР во второй половине XX в. выдающихся успехов достигли такие известные исследователи, как Л.И. Ботвинкина (текстуры как показатели условий осадконакопления и проблемы цикличности седиментации), И.В. Хворова (современные и древние осадочные формации континентов и океанов, процессы кремненакопления, вулканогенно-осадочные процессы), В.Н. Холодов (геохимия осадочных процессов, осадочный рудо- генез), В.А. Дриц, А.Г. Коссовская, А.В. Копелиович, В.Д. Шутов, В.И. Муравьев, И.М. Симанович (исследователи процессов постсе- диментационных преобразований и генетической минералогии осадочных образований) и др.

Одновременно с ними в Институте океанологии им. П.П. Ширшова (г. Москва) большой коллектив исследователей внес неоценимый вклад в познание условий, процессов и факторов седиментации и рудообразования в морях и океанах. Лидер этого коллектива академик РАН А.П. Лисицын (1978) — автор многих монографий о влиянии климатической зональности на океанское осадконако- пление, о лавинных темпах накопления обломочного материала в дельтах и глубоководных конусах, о глубоководных «курильщиках» — гидротермальных поставщиках металлов, о механизмах биогенной и терригенной седиментации в океанах и др.

Начиная с 60-х гг. XX в. под руководством академика А.В. Сидом ренко большая группа литологов из Москвы, Ленинграда и г. Апатиты стала развивать новое направление — литологию метаморфических толщ докембрия. Ныне это направление возглавил ученик А.В. Сидоренко, доктор геолого-минералогических наук О.М. Розен (2006).

Идеи и результаты исследований большинства из названных ученых более подробно описаны в следующих главах учебника. Там же упомянуты и труды известных современных зарубежных ли- тологов — французского исследователя глин Ж. Милло (George Millot), исследователей турбидных потоков и флиша А.Х. Боума (А.Н. Вошла), Ф.Х. Кюнена (Ph.H. Kuenen), Р.Ж. Уолкера (R.G. Walker), Й.Р. Аллена (J.R.L. Allen), автора неоднократно переизданного в США энциклопедического труда «Осадочные породы» Ф. Дж. Петтиджона (F.J. Pettijon), известных исследователей карбонатной седиментации Р. Дж. Дэнхема (R.J. Dunham) и РЛ. Фолка (R.L. Folk), авторов атласа структурно-текстурных признаков обстановок терригенного осадконакопления, литологов из ФРГ Г.Э. Рей- нека и И.Б. Сингха, авторов прекрасно написанных учебников РК. Селли (Richard С. Selley), М.Р. Лидера (M.R. Lieder), Д.Р. Протеро и Ф. Шваба (Donald R. Prothero and Fred Schwab) и др.

В заключение кратко рассмотрим этапы развития литологических исследований в МГУ 20—30-х гг. XX в. Корни школы литологов геог логического факультета МГУ исходят из упомянутых выше лекций профессора М.С. Швецова. Сам он писал об этом (в предисловии к первому изданию в 1934 г. своего классического, многократно тиражированного учебника «Петрография осадочных пород») следующее: «Мы видим, как дальнейший рост народного хозяйства и возникшая с индустриализацией страны острая нужда в минеральном сырье превращают еще недавно ненужные осадочные породы в ценные полезные ископаемые и создают новую науку — петрографию осадочных пород. Еще недавно чисто теоретический интерес изучения этих пород на наших глазах стал делом большого практического значения. ...Возникла острая потребность в специа- листах-литологах. Однако таких наши вузы не готовили. ...Восполнить этот пробел, дать сводку, хотя бы вкратце затрагивающую все относящиеся сюда вопросы, имеет целью предлагаемая книга, представляющая в основном курс, читавшийся автором студентам МГРИ, а ранее в зачаточном виде, студентам-геологам 1 Московского государственного университета и Московской горной академии».

Зародившийся в университетских аудиториях курс лекций по осадочной петрографии М.С. Швецова был (вместе со многими другими курсами) реализован в МГРИ. Однако исследования осадочных образований в МГУ не только не прекратились, но и получили в середине XX в. новые импульсы к своему развитию — в особенности с 1955 г., когда ученик и последователь М.С. Швецова профессор Г.Ф. Крашенинников (1967) основал при кафедре исторической и региональной геологии лабораторию литологии (функционирующую поныне, с 1983 г — в структуре новой кафедры литологии и морской геологии).

На базе этой лаборатории Г.Ф. Крашенинников создал новые курсы лекций и практикумов для студентов всех кафедр геологического и нескольких кафедр географического факультетов, а также осуществил научные работы во многих регионах СССР (в Донбассе, Казахстане, Урале, Верхоянье и др.), готовя кадры высококвалифицированных преподавателей-литологов. Ими стали впоследствии: заслуженные профессоры МГУ В.Т. Фролов и автор этой книги. Тогда же на кафедре геологии и геохимии горючих ископаемых благодаря трудам выдающихся ученых — профессора И.О. Брода, а затем члена-корреспондента АН СССР Н.Б. Вассоевича и их учеников — профессоров И.А. Конюхова, Ю.К. Бурлина, Б.А. Соколова, Ю.Р. Мазора, М.В. Голицына, Е.Е. Карнюшиной, А.И. Конюхова и др. — стали интенсивно развиваться исследования осадочных процессов в нефтегазоносных и угольных бассейнах всего мира.

Примечательно, что в период 50—70-х гг. XX в. за всеми курсами лекций об осадочном породообразовании закрепилось наименование «литология» взамен слова «петрография», имевшего описательный смысловой аспект. Тем самым внимание студентов, аспирантов и повышающих квалификацию геологов было изначально сконцентрировано на непременной генетической и историко-геологической направленности познания осадочных комплексов — везде и вне зависимости от того, с какими целями (теоретическими или прикладными) подлежали они изучению.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >