Критерий тождества форманта при определении словообразовательного типа

Работая в рамках структурно-системной лингвистики в период становления словообразования, Г. С. Зенков (1969) предлагал при объединении дериватов в один словообразовательный тип не учитывать тождество форманта, так как ведущий, по мнению лингвиста, критерий объединения дериватов СТ - общность словообразовательного значения - может быть тождественным для ряда типов с различными формантами. Действительно, такое, например, значение, как ‘один предмет, названный по другому предмету’, охватывает целый ряд словообразовательных типов (ср. такие дериваты разных СТ, как коровник, птичница, гусляр и др.). Принцип объединения дериватов по тождеству смыслов лег в основу понятия словообразовательной категории (у Г. С. Зенкова - дериватемы). Лингвист, высказывая критические соображения по поводу понимания словообразовательного типа в отечественной лингвистике того времени, отмечал: «Современная дериватология в лице физической концепции словообразовательных единиц явно преувеличила значение тех различий, которые лежат в основе отграничения друг от друга словообразовательных типов общей значимости <...> приверженцы официальной точки зрения в современной дериватологии абсолютизируют формальные различия, существующие между одноразрядными словообразовательными типами <...> категория различий относительна и поэтому не может не вести в известной связи к тождеству словообразовательных типов» (Зенков, 1969, с. 99-100).

При характеристике словообразовательного типа, придерживаясь традиционной точки зрения, считаем необходимым оставить критерий тождества форманта, так как именно он сохраняет, «цементирует» СТ, не позволяя ему распасться на группы дериватов с разными формантами.

Участвуя в семантической организации деривата, формант - в зависимости от сочетаемости с тем или иным видом мотивирующих единиц - имеет ограниченную сферу применения в сравнении с реализацией деривационного потенциала непроизводного слова. Семантика мотивирующего слова (особенно если мотивирующим является непроизводное слово) имеет обычно мощный деривационный потенциал, ведь мотивирующая непроизводная единица, как правило, не знает тех ограничений, которые присущи производному слову. Получается, что именно формант сдерживает развитие лексикословообразовательных значений деривата, тогда как базовые единицы способствуют созданию новых сфер семантического влияния производного слова. Данная антиномия говорит об относительной стабильности семантического ядра дериватов, формирующих словообразовательный тип, и подвижности периферии. Формантного ограничения не происходит, когда дериваты формируют одно словообразовательное гнездо. Именно на уровне гнезда наблюдается наиболее полная реализация деривационного потенциала непроизводного слова (вершины гнезда).

Важно указать на то, что основной формант словообразовательного типа может объединять в себе целый ряд формантных вариантов (например, формант -ник может быть представлен вариантами -ник, -овник, -атник, -ятник, -льник; -ив(ый) - -ив(ый), -чив(ый), -лив(ый) и др.), которые способствуют размыванию границ словообразовательного типа. А. Г. Антипов, посвятивший многие свои исследования морфонологической репрезентации словообразовательного типа, приводит убедительную аргументацию в пользу системного характера существования формантных вариантов в СТ, выявляя семантические зоны их ядерного и периферийного функционирования (Антипов, 2001).

В работах Л. А. Араевой и А. Г. Антипова подчеркивается важность при определении СТ опираться на тождество форманта с его набором вариантов. Формантные варианты, представляя собой новую поверхностную форму, вступают в борьбу за сферу своего влияния внутри СТ, и в результате такой борьбы побеждает наиболее продуктивный, ядерный вариант, а менее продуктивные распределяются в типе, занимая чаще всего место на его периферии. Эти исследователи рассматривают также ситуации, когда два формантных варианта находятся в постоянном взаимодействии, конкурируя друг с другом. Проблемы соотношения формантных вариантов в указанных трудах были поставлены и во многом решены впервые в отечественной науке.

Учитывая сказанное, следует, вероятно, говорить о тождестве основного варианта форманта и о специфической представленности его вариантов. Формант репрезентируется особым для каждого типа спектром вариантов. Последние, специализируясь обычно на оформлении определенных семантических областей, вступают в «конкурентную борьбу» с основным формантом и при морфонологической независимости могут претендовать на выделение группы дериватов в самостоятельный словообразовательный тип. Таким образом, при определении словообразовательного типа существенно указывать не на тождество форманта, а на наличие специфической реализации основного форманта и его вариантов.

С учетом сформулированных в последнее время в когнитивной лингвистике теоретических положений словообразовательный тип предстает как сложная формально-семантическая микросистема, устроенная по принципу естественных категорий, как прототипическая двуплановая - ментальная и языковая - категория, члены которой соотносятся между собой по принципу «фамильного сходства». В силу этого СТ имеет размытые формальные и/или смысловые границы, ер. с замечанием Л. А. Араевой в работе (Араева, 2009, с. 75). Единицы одного СТ (как ядерные, так и периферийные) могут пересекаться с единицами другого СТ, вследствие чего между словообразовательными типами трудно, а то и невозможно провести четкую границу. В пределах практически любого СТ имеется ядро, включающее в себя так называемых лучших представителей данной языковой метакатегории, которые характеризуются:

  • (1) общностью частеречной принадлежности прототипических мотивирующих единиц, что при наличии полимотивационных процессов оказывается сдерживающим фактором за счет более частотного употребления одной из возможных мотиваций. Полимотивационные процессы обусловливают саморазвитие словообразования как через образование новых словообразовательных типов в процессе синтаксической деривации, так и через возможную трансформацию семантической организации некоторого СТ. В результате такой трансформации СТ приобретает свойства стилистической маркированности;
  • (2) идентичностью формантного показателя, соотносимого с мотивирующей основой, а следовательно, варьирующегося в пределах спектра формантных вариантов, не нарушающих целостности словообразовательного типа. В этих случаях необходимо говорить и о тождестве основного форманта, и об особых вариантах основного форманта (последний характеризуется специфическим для каждого СТ спектром формантных вариантов). Эти варианты обслуживают определенные семантические области, вступая в «конкурентную борьбу» с основным формантом, и при морфонологической независимости могут даже иногда участвовать в образовании самостоятельного словообразовательного типа;
  • (3) специфической для данного словообразовательного типа реализацией различных видов словообразовательного значения, в границах которых взаимодействуют мотивирующие и мотивированные слова. Обычно всякий СТ имеет характерный именно для него семантический рисунок (граф), отражающий специфику реализации в рамках данного СТ фрагмента языковой картины мира.

Благодаря наличию «твердого» ядра в такой языковой категории, как СТ, мы можем отличать один СТ от другого, несмотря на внутритиповую эволюцию каждого из них. Центральные и крайние представители данной словообразовательной категории могут семантически не пересекаться между собой, но они связаны зоной постепенных смысловых переходов.

Резюмируя, еще раз подчеркнем, что словообразовательный тип как основная комплексная единица словообразовательной системы русского языка - это постоянно развивающаяся языковая категория.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >