Словообразовательное гнездо как фрагмент языковой картины мира

Не менее значимой для дериватологии является и такая комплексная единица словообразовательной системы, как словообразовательное гнездо. Структурные компоненты гнезда характеризуются не только зависимостью производящих единиц от форманта, но и пропозиционально-семантической связью между значениями производных слов. Это позволяет рассматривать каждое гнездо, как и каждый словообразовательный тип, в качестве определенного фрагмента языковой картины мира.

Гнездовой принцип группировки языкового материала в лексикографии. История вопроса

Гнездовой принцип организации языкового материала имеет давние традиции, восходящие еще к XVIII в.

А. Анастасиев отмечал, что корни, повторяясь в других словах с теми или иными изменениями, соединяют эти слова «идеей общаго значешя, образуя такимъ образомъ словесныя семьи. Отсюда слЪдуетъ, что корни составляютъ основной матер1алъ (Grundstoff), изъ котораго развивается языкъ» (Анастасиев, 1887, с. 37). «Вообще же живучесть корня обусловливается количест- вомъ словъ, образующихъ родственную семью: чЪмъ меньше кругъ реченш, происходящихъ отъ одного корня, тЪмъ слабее его живучесть...» (там же, с. 43).

В XVIII-XIX вв. появились первые словари-корнесловы. Первым опытом в создании такого словаря по праву считается «Словарь Академии Российской», подготовленный в 1789-1794 гг. под руководством Е. Р. Дашковой. В этом Словаре слова располагаются «по чину словопроизводному. Порядокъ сей на первый случай признала Академ1я къ утверждешю языка необходимо нужнымъ; ибо чрезъ оный корень, сила, различное въ разныхъ случаяхъ употреблеше, сложность, уклонеше или прехождеше въ друпй смыслъ, преносительность, и иносказательность словъ и завися- щихъ отъ нихъ рГчей, въ одномъ толкуются и объясняются мГстГ» (Словарь Академии Российской, 1789, с. 10). Таким образом, в данном Словаре слова объединяются по общему корню, образуя разветвленные смысловые гнезда. Словарная статья позволяет определить, откуда произошло то или иное слово гнезда; кроме того, в Словарь включено множество слов (преимущественно научных терминов), введенных М. В. Ломоносовым. В предисловии к Словарю авторы отмечают трудности, связанные с подведением многих производных слов под один общий корень. В первую очередь это относится к сложным словам, имеющим два корня, а также к словам-заимствованиям. Такие слова располагаются в Словаре «по порядку азбучному»[1], т. е. алфавитному.

В XIX в. Н. И. Греч в «Практической грамматике русского языка» говорил о важности выделения класса «простых» слов, образованных от «одного главного корня» (Греч, 1827, с. 41).

А. Потт, выступавший против алфавитного способа подачи материала в словарях, еще в середине XIX в. отмечал: «Можно ли сомневаться въ томъ, что соблюдаемый до сих пор въ словаряхъ чисто алфавитный методъ (удобный конечно для скорЪйшаго отъискашя требуемаго) соотвЪтствуетъ случайному, практическому употреб- лешю лексикона, но что въ то-же время, онъ никуда не годится въ на- учномъ отношенш? Ведь въ словаряхъ слова стоять безъ всякаго внешняго порядка; въ крайнемъ случае, случайно попадаются иногда вместе родственныя слова творческаго языка, обыкновенно же все остальныя представляютъ чистыя disjecta membra poetae. Они сменяются, разбросаны и перемешаны въ самомъ пестромъ безпорядке, именно, по произволу алфавита, вполне произвольнаго во всехъ языкахъ, кроме санскрита» (цит. по: (Линник, 1887, с. 23)).

Следующим важным опытом составления гнездового словаря признается «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, первое издание которого было осуществлено в 1863-1866 гг. По мнению В. И. Даля, родственные отношения между однокоренными словами представляют «въ нашемъ языке особый и общш за- конъ, который даетъ намъ неизменныя правила образовашя словъ звеньями, цепью, гроздами» (Даль, 1998, XXVII). В «Напутном слове» видно, как автор, учитывая два противоположных способа группировки слов в словаре - алфавитный и корнесловный, скрупулезно подсчитывает и оценивает плюсы и минусы каждого типа словарей и в конце концов выбирает «средний путь». Он располагает гнезда по алфавиту (из гнезд выводятся префиксальные и сложные образования, нарушающие алфавитный принцип, и они помещаются в другом месте в алфавитном порядке), а во главе группы слов-«одногнездков» поставлен базовый глагол или имя (они называются «родоначальниками гнезд»), а не корень, и это, как считает В. И. Даль, более удобно для поиска слов в словаре.

В 1887 г. Гр. Линник, считая составление корнесловного словаря заветной мечтой всех любителей русского просвещения и русского слова, опубликовал статью «Образоваше словъ в языкК и задачи словопроизводства». В ней он предлагает «образцы корнеслов1я» - «опыть объяснешя нЪкоторыхъ корней и изложешя словеснаго матер1ала въ связи: по значешю и образовашю» (Линник, 1887, с. 23). В качестве примера такого «корнеслова» приведем гнездо с корнем (и его вариантами) «Брег=берег. береж.»: «Брег-ъ или берег-ъ: предКлъ суши у рКки или у моря; береч-ься: держаться у берег-a, не пускаться въ глубь, а загЬмъ вообще быть осторожнымъ; беречь кого или что: осторожно обращаться, сохранять, отсюда - сбереж-стс, бережливость, ис-бреж-иость» (там же, с. 25).

Мы видим, что данное гнездо-корнеслов содержит и этимологические сведения, и морфонологические характеристики слов, и, что исключительно важно, толкование слов, которое эксплицитно отражает связь производного слова с мотивирующим. Подобные лексикографические опыты, бесспорно, важны для науки, но на практике такими словарями пользоваться очень сложно. Ведь чтобы найти в подобном словаре нужное вам слово, необходимо знать его корень, а в русском языке много слов со связанными корнями, семантика которых не прозрачна. Эти трудности возникают и при работе с гнездовым словарем, в основе которого лежит базовое слово. Как отмечает А. М. Бабкин в предисловии к словарю В. И. Даля, «существенный недостаток гнездового построения словаря заключается в том, что такой словарь теряет качества удобного справочника: иногда нужное слово так далеко упрятано, что трудными становятся его поиски даже для человека с хорошей филологической подготовкой» (Даль, 1998, V).

Следующая попытка создать словарь на базе словообразовательного гнезда принадлежит авторам 17-томного «Словаря современного русского литературного языка», издававшегося с 1948 по 1965 гг. В этом Словаре, как и в словаре В. И. Даля, гнездовой принцип организации лексики не был последовательно соблюден до конца: префиксальные производные выводились из гнезда и размещались в алфавитном порядке. В соответствии с гнездовым принципом были написаны только три тома указанного Словаря, после чего авторский коллектив перешел на алфавитный принцип упорядочивания лексики по причине затруднений, которые возникали при поиске нужного слова в Словаре. Кроме того, составители Словаря, основанного на гнездовом принципе упорядочивания лексики, столкнулись с еще одной, не менее серьезной проблемой, а именно разграничение синхронии и диахронии.

Спустя тридцать лет, в период формирования словообразования как самостоятельного раздела языкознания, в эпоху бурного развития теоретических положений, концептуального аппарата и метаязыка описания словообразовательных единиц, вышел в свет «Словообразовательный словарь русского языка» А. Н. Тихонова (1985 г.). В этом словаре впервые в отечественной науке была представлена система словообразовательных гнезд русского языка. Данный словарь по праву считается трудом, открывающим современную эпоху становления русской словообразовательной лексикографии в целом и словарей гнездового типа в частности. В основании каждого гнезда в словаре А. Н. Тихонова лежит вершина - непроизводное слово. Далее с учетом ступенчатого характера русского словообразования размещаются производные слова. В каждом производном слове выделяются все части, участвующие в его образовании. Исходные слова гнезд даются по алфавиту, и каждому гнезду присваивается порядковый номер. В конце словаря содержится алфавитный список всех размещенных в гнездах слов с указанием буквы и номера гнезда, по которым читатель может найти интересующее его слово в гнездовой части. Словарь имеет важные приложения: список непроизводных слов с указанием количества образованных от них производных; список одиночных слов; новые гнезда, возникшие на базе некоторых одиночных слов. В словарной статье отмечаются случаи чередования гласных и согласных в морфемах. Например: жакет - жакет-к(а) - жакеточ-к{а) {черед, к - ч). Во всех словах ставится ударение. Грамматические сведения о словах даются только в самых необходимых случаях; например, пометой нареч. (наречие) снабжены те слова, которые могут быть приняты за слова другой части речи: весна - весн-ой нареч. весною нареч.

Словообразовательное гнездо А. Н. Тихонов определяет как упорядоченную отношениями производности совокупность слов, характеризующихся общностью корня, где корень выражает общий для всех родственных слов элемент значения.

Уже почти тридцать лет данный словарь считается одним из наиболее значимых трудов по словообразованию. Однако не все решения в подаче словарного материала в этом словаре можно считать удачными. Так, А. И. Моисеев, совершенно справедливо называя словарь А. Н. Тихонова «выдающимся трудом», указывал и на его недостатки. Так, в этом словаре «слово столяр признано корневым и поставлено в вершину отдельного, самостоятельного гнезда, как будто оно никак не связано со словом стол; слова гостинец и угощать также признаны корневыми и поставлены в вершины своих гнезд, в отрыве от гнезда гость. Даже полководец - вершина гнезда, а выкаблучиваться - одиночное слово. Таких корневых слов в словаре сотни. Представленная в словаре интерпретация их объясняется, видимо, стремлением автора строго выдержать синхронный подход к материалу. Но синхронность оказалась, кажется, не просто строгой, а обостренной и бескомпромиссной» (Моисеев, 1989, с. 124-125). Кроме этого, отсутствие в «Словообразовательном словаре русского языка» смысловой характеристики слов делает словарь по существу словарем форм - семантическая мотивированность слов его автором, безусловно, учитывалась, но наглядно никак не отражена.

Одним из недавно вышедших гнездовых деривационных словарей является «Словообразовательный словарь современного русского языка» под ред. М. В. Баклановой и О. С. Веховой (Словообразовательный словарь, 2008). Он содержит около 2 500 словообразовательных гнезд, в которых в качестве исходных выступают преимущественно наиболее употребительные и стилистически нейтральные слова современного русского языка. Каждое исходное слово (которое обычно является непроизводным) дублируется словом, разбитым на морфемы. Далее все производные слова размещаются с учетом ступенчатого характера русского словообразования. В каждой словарной статье содержится информация о морфемной структуре слова, о средствах словообразования; в большинстве случаев отмечается чередование фонем. Имеющиеся в отдельных словарных статьях толкования слов направлены обычно на раскрытие лексического значения у «непонятных слов». В словаре содержатся сведения об истории появления некоторых слов в русском языке и об особенностях употребления ряда слов.

Оба словаря - и «Словообразовательный словарь современного русского языка» под ред. М. В. Баклановой и О. С. Веховой, и «Словообразовательный словарь русского языка» А. Н. Тихонова - содержат информацию о деривационной структуре слова. Но деривационная структура слова - это явление вторичное, ее можно определить только после сопоставления производного слова с его производящим, т. е. после установления производности, базирующейся на формальных и смысловых отношениях дериватов. Для выявления производящего слова необходимо дать производному слову толкование таким образом, чтобы оно содержало непосредственно мотивирующее (производящее) слово, которое поможет выявить и выделить словообразующее средство в деривате.

Первым экспериментальным словарем гнездового типа, созданным на основе диалектной, диалектно-просторечной и общерусской лексики, является «Опыт диалектного гнездового словообразовательного словаря» (Опыт, 1992), выполненный лексикографами Томской лингвистической школы (Е. М. Пантелеевой, 3. И. Резановой, В. Г. Арьяновой, Р. Я. Тюриной) и изданный под общей редакцией Е. М. Пантелеевой. В гнездо включен такой объем дериватов, который обеспечивает достаточную полноту лексического состава словообразовательных гнезд и отражает подавляющее большинство типов и моделей, представляющих систему словообразования в говорах Среднего Приобья. В качестве заглавных слов гнезда в словарь включены непроизводные (иногда производные со связанными основами) слова всех частей речи, если они имеют производные, сохранившие с исходными синхронные словообразовательные связи. Гнезда расположены в алфавитном порядке по исходному слову. Лексическое значение исходного слова отмечается в двух случаях: 1) если оно диалектное, 2) если оно общерусское многозначное.

Кроме того, в словаре производные слова сопровождаются не лексико-словообразовательными значениями, а пропозициональными. Например: боковик ‘предмет по месту расположения другого предмета’, бурелом ‘явление по действию и его производителю’, навес ‘предмет - результат действия’ и др. Сопровождение дериватов пропозициональными значениями - это первый и, похоже, пока единственный опыт в лексикографической практике. Как видим, в этом словаре представлена попытка включения в словообразовательный словарь семантического критерия, а именно лексико-пропозиционального значения.

Внимания заслуживает «Новый толково-словообразовательный словарь русского языка» в 2 томах (2000 г.) Т. В. Ефремовой (Ефремова, 2000). В нём смысловая обработка отдельных слов происходит с учетом их связи с семантически близкими словами и целыми группами слов. Словник данного словаря отражает лексический состав русского языка, сложившийся к концу XX в. В нем нашли также место некоторые устаревшие и стилистически сниженные слова. Их включение в словник объясняется, с одной стороны, желанием автора расширить словообразовательное гнездо какой-либо очень частотной в русском языке корневой морфемы, а с другой - стремлением вскрыть так называемую внутреннюю форму конкретного современного слова, т. е. показать связь его семантики с семантикой слова, уже вышедшего из употребления в современном русском языке.

В словаре Т. В. Ефремовой принят алфавитный порядок расположения вокабул. Одним из основных объектов описания является семантика заголовочных единиц, которая представлена через соотношение производящего и производного. Основной недостаток словаря заключается, на наш взгляд, в том, что данный подход не реализуется одинаково по отношению к разным категориям заголовочных единиц и к разным многозначным словам.

«Гнездовой толково-словообразовательный словарь композитов» А. В. Петрова (Петров, 2003) представляет собой один из опытов составления словарей, объединяющих два аспекта - словообразовательный и семантический, что позволяет рассматривать гнездо как единое структурно-семантическое целое. Объект описания в этом словаре - сложные имена существительные с глагольным компонентом. В словаре постулируется положение о том, что сложные слова могут формировать самостоятельные гнезда, о чем в 1979 г. писал Е. Л. Гинзбург (Гинзбург, 1979). Данный словарь восполняет пробел, существующий в лексикографии: за ее пределами остались сложные и сложносоставные слова, реализующие активные модели. Исходными единицами гнезд предстают глаголы одной лексико-семантической группы.

В «Толковом словообразовательном словаре русского языка» И. А. Ширшова (Ширшов, 2004) однокоренные слова объединяются в гнезда одновременно с фиксацией их лексических значений и репрезентацией словообразовательной структуры производных слов. Все слова, включенные в словарь, сопровождаются толкованиями, в которых в качестве обязательного смыслового компонента дается ссылка на производящее слово. В основу описания гнезда кладется словообразовательная пара, причем первым подается производное слово, а вторым - производящее. Сами производные следуют друг за другом в алфавитном порядке с выявленной словообразовательной структурой. В словарных статьях отражена как моно-, так и полимотивированность производных единиц. При подготовке словаря И. А. Ширшов учел те недостатки, которые были выявлены при анализе вышедших ранее словарей гнездового типа. Так, поиск слов и их отнесение к конкретному гнезду облегчает данный в конце словаря алфавитный указатель этих слов. Однако, к сожалению, в этом словаре представлен далеко не полный набор гнезд, функционирующих в литературном языке. Так, в словаре есть гнездо с вершиной «картофель», но нет, например, гнезд с вершинами «капуста», «морковь» и других слов, относящихся к той же лексико-семантической группе.

Мы видим, что в современном словообразовании исследователи выделяют гнезда разных типов, а гнездо предстает как комплексная единица, повернутая к лексике, морфемике и словообразованию разными своими сторонами. Поэтому в зависимости от выбранного аспекта изучения «одно и то же гнездо может предстать как гнездо лексическое, морфемное, словообразовательное и толково-словообразовательное» (там же, с. 6).

В лексические гнезда группируются однокоренные слова с учетом выводимости одного лексического значения слова из другого. Немотивированный характер лексического значения свойствен только вершине гнезда. Морфемный состав слова и направление словообразовательных связей в словарях обычно не фиксируются. Лексические гнезда представлены в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля и частично в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка».

В морфемных гнездах представлен морфемный запас конкретного языка. Такие гнезда содержат расположенные в алфавитном порядке морфемы (преимущественно корневые) с элементами толкований корней. Кроме того, в них часто включены переводы толкований корней на другой язык. Морфемные гнезда нашли отражение в следующих книгах: «Корни русского языка. Элементарное пособие по русскому словообразованию» Дж. Патрика (1938 г.) - в него включены 466 корней русского языка с переводом на английский и гнездами на каждый корень; «Словообразовательный словарь русского языка» Д. Уорта, А. Козака, Д. Джонсона (1970 г.); «Образование употребительных слов русского языка» Л. Н. Засориной (1979 г.). Последнее, помимо корней, содержит аффиксальные морфы, и в нем представлены также все возможные сочетания морфов друг с другом. «Словарь морфем русского языка» А. И. Кузнецовой и Т. Ф. Ефремовой (1986 г.) состоит из трех частей: корневой, префиксальной и суффиксальной. В словообразовательном гнезде объединяются однокоренные слова, упорядоченные отношениями производности. Фиксируются возможные ступени словообразования и словообразовательная структура каждого производного слова. Семантика слов в словообразовательном гнезде этого словаря является фоновой. Гнезда такого типа, как уже было сказано, нашли отражение в «Словообразовательном словаре русского языка» А. Н. Тихонова.

Толково-словообразовательное гнездо представляет собой соединение лексического гнезда и словообразовательного. Оно содержит однокоренные слова с указанием их лексических значений и информацию о словообразовательной структуре дериватов, отражая сразу два аспекта - лексический и структурный. Толковословообразовательные гнезда составляют основу «Нового толковословообразовательного словаря русского языка» Т. В. Ефремовой и «Толкового словообразовательного словаря русского языка» И. А. Ширшова.

Обращение в разные временные периоды развития теории языка к гнездовому принципу подачи материала в лексикографических источниках не только говорит об актуальности такого представления слов. Оно свидетельствует также о необходимости многоаспектного изучения разных гнезд, так как именно на уровне гнезда можно проследить системное производство слов от корней. Вслед за В. И. Далем, А. Анастасиевым, Гр. Линником и другими исследователями мы считаем, что именно в корнях слов заключены сгустки языковой энергии, энергии деятельности словопроизводства.

  • [1] Второе издание Словаря Академии Российской (1806-1822 гг.) имело азбучный порядок расположения слов.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >