Целостность индивидуальности как основа конструирования квазитеста в дифференциальной психологии

Понимание интегральной целостной природы индивидуальности идет от известных традиций древних мыслителей, рассматривающих комплексы ее характеристик в контексте целостности взаимодействия человека с его специфической средой.

Такой ракурс объекта исследования с необходимостью предполагает соотнесение вариаций свойств с надситуативными координатами антиципируемого результата действия при решении человеком значимой для него задачи. Эксперимент при этом не может быть манипулятивным, в современной науке он рассматривается как пласт реальной жизнедеятельности человека в ее естественном развитии. Объективная наука, по мысли Б.Л. Пастернака, выводит закономерности из той, так сказать, случайной связи, в которую их как бы занесло отдельным текущим сознанием, и включает их в объективно необходимую связь природы, куда они относятся с логической необходимостью.

Поскольку сущность психики системна [19, 75]: она сущностно детерминируется взаимодействием и/или взаимосодействием комплексов психических процессов, состояний, свойств результату

(цели, мотиву) поведенческого акта, то адекватным способом познания индивидуальных аспектов ее манифестации является системный подход. Основная категория системного анализа — интегратив- ность, целостность [16, 75], поэтому основы дифференциальной акмеологии связаны с проработкой понятийного аппарата целостной индивидуальности [16, 19].

По-видимому, закономерности психологии индивидуальности в ее интегративной целостности являются ключевыми для конструирования эксперимента и теста в дифференциальной психологии. Остановимся более подробно на данной дефиниции. Подчеркнем, что в идеале процесс дифференциально-акмеологического тестирования направлен на психодиагностику степени «благополучия» целостной индивидуальности в гармоничности — дисгармоничности ее компонентов. Познание таких целостных функциональных органов не может осуществляться только с помощью традиционных измерений отдельных свойств, состояний, психических и физиологических функций и симптомов индивида и личности, которые в своей метрике ситуативны и вариативны.

Индивидуальность (от лат. individuum — неделимое, особь) — человек как носитель в составе «жестких» звеньев внутренних условий взаимодействия с миром, синдромов разноуровневых признаков, сказывающихся в типичном своеобразии свойств организма, индивида и личности, паттерны которых наиболее полно проявляются в деятельности. Данные синдромы, «слития», «гроздья» разноуровневых индивидуальных признаков постоянно фиксируются в типологических исследований. Они непонятны здравому смыслу (соотношения типа: «Белые кошки с голубыми глазами глухи», или «Время переделки навыка коррелирует с выраженностью положительной составляющей суммарной биоэлектрической активности мозга», или же «Сверхгениальных людей характеризует болезнь подагра»), но легко интерпретируются с позиций эволюционно-системных законов формирования психики [19].

Поясним вышесказанное более подробно. Житейские представления фиксируют тот факт, что каждый человек отличается от других людей нескончаемым рядом психических процессов, показателей, симптомов, характеристик и свойств. Например, чувствительность и абсолютные пороги ощущений, время реакции, особенности восприятия, внимания, памяти, креативности, эмоциональности, а также стиль деятельности (равно как и многие другие характеристики человека) индивидуально варьируют.

Взгляды исследователей на природу индивидуальных различий — от Гиппократа до современных авторов — основывались на детальном изучении отдельных частей организма, индивида или личности. Так анализировали, например, темперамент, телесную или нейрогу- моральную конституцию, экстра-интроверсию, свойства нервной системы, параметры альфа-ритма ЭЭГ, иерархию мотивов и ценностных ориентаций личности, генотипичные индивидные или социа- бельные личностные признаки.

Форсирование аналитических стратегий изучения индивидуальных особенностей (вполне оправданное на начальных этапах конкретных исследований) вело к лабиринту тупиковых позиций. Так, неоднократно показаны трансситуативная вариативность характеристик человека, парциальность свойств нервной системы, множественность и неоднозначность их психологических проявлений.

Целостность сверхсложных «живых» систем, как известно, принципиально не может быть описана через взаимосвязи отдельных их частей. Целостность применительно к проблемам индивидуальных различий целесообразно изучать через «системообразующий фактор», ин- тегративность характеристик человека, типичность поведения [19,45].

Системообразующим или целостнообразующим основанием, скрепляющим разноуровневые механизмы субъектно-объектного взаимодействия для получения планируемого результата, является моти- вационно-потребностная сфера личности [45]. Вектор «Мотив—Цель» в процессе антиципации обусловливает опережающий характер реагирования человека в сложноорганизованном потоке событий.

Как уже отмечалось, эта модель отражает общие закономерности строения недизъюнкгивных структур индивидуальности. Типологии индивидуальности целесообразно конструировать на основе индивидуально-стабильных, природных, конституциональных, генотипических характеристик, которые в силу целостности психики включены во внутренние условия взаимодействия человека с миром.

Категория «индивидуальность» является одной из основных в современной психологии и акмеологии. Однако это понятие до сих пор подчас используют как синоним индивидуальных различий, что ведет к «мозаичным» представлениям о природе данного феномена, редуцируя его содержание. С другой стороны, категория «индивидуальность» рассматривалась как происходящая от лат. individuum, что означает «неделимое», «особь».

Проблема воссоздания целостности индивидуальности при всей ее кажущейся простоте долгое время не поддавалась научному решению. Такая этимология содержит ориентацию на одностороннее понимание индивидуальности, которая исходит из биологически детерминированного человека в его единичности, уникальности и неповторимости. На самом же деле индивидуальность интегративно характеризуется своеобразием активного развивающегося человека как обладателя типичной системы свойств и качеств организма, индивида и личности. При этом разные исследователи неоднократно фиксировали тот факт, что целенаправленная активность человека фиксирует сложноветвящиеся «слития» или «гроздья» разноуровневых индивидуальных особенностей.

Целостность индивидуальности наиболее полно раскрывается в единстве свойств организма, индивида и личности в деятельности. Психофизиологический ее уровень является референтным для изучения обобщенных характеристик психических процессов и свойств. Он опосредует влияние генотипа на психику, обладая выраженными кумулятивными качествами, включает типологически важную непроизвольную составляющую произвольной активности [12, 27].

Как уже было сказано, понятия «тип», «типологический» в дифференциальной акмеологии ( по традиции идущей от Б.М. Теплова) соотносятся с закономерными сочетаниями организмических, индивидных и общеличностных свойств в «жестких» звеньях внутренних условий взаимодействия человека с окружающим миром, а не с отдельными признаками этих сфер психики. Тем самым данное значение четко разграничивается с часто используемой для оценки индивидуальности в популярной литературе характерной «картиной поведения», в которой невозможно отделить фенотип от генотипа [68]. Современная научная психология и у нас в стране, и за рубежом использует термин «типологический анализ» в понимании Б.М. Теплова (хотя в отдельных работах делаются попытки выделить иные ракурсы типологических подходов, которые подчас основываются на достаточно вариативных, несущественных для психики человека характеристиках).

Рассмотрение психологии целостной индивидуальности как составляющей дифференциальной акмеологии [21] позволяет реализовать новые гуманистические принципы и технологии изучения индивидуально-психологических различий собственно в поведении, в деятельности.

Познание закономерностей индивидуальности в ее целостности требует выхода за рамки чисто лабораторного — подчас манипуля- тивного — эксперимента и перехода к системному ракурсу конкретных исследований в плане конструирования квазиэксперимента, базирующегося на фундаментальной типологической теории. Данная стратегия априорно позволяет анализировать своеобразие фиксируемых в деятельности синдромов по сочетаниям признаков индивидуальности в составе «жестких» звеньев внутренних условий развивающегося взаимодействия человека с миром.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >