Политическое устройство русских земель в XII—XIII вв.

Крупные самостоятельные княжества, образовавшиеся в ходе политического дробления Киевской Руси, стали называться землями. Входившие в их состав княжества именовались волостями. Так на региональном уровне была воспроизведена структура Киевского государства. В землях процессы экономического обособления и политического дробления повторялись с той же закономерностью, что и в общерусском масштабе. Каждая земля постепенно превращалась в систему мелких полунезависимых княжеств со своей правящей династией, ее старшими и младшими линиями, с главной столицей и второстепенными резиденциями. Количество княжеств не было устойчивым. В ходе семейных разделов образовывались новые. Лишь в редких случаях соседние княжества объединялись. Правилом было мельчание княжеств, недаром сложилась поговорка: «у семи князей один воин».

Крупных закрепленных за ветвями рода Рюриков земель было 12: Киевская, Переяславская, Чернигово-Северская, Галицкая и Волынская (объединенные в Галицко-Волынскую), Смоленская, Полоцкая, Турово-Пинская, Ростово-Суздальская (позже — Владимиро-Суздальская), Муромская, Рязанская, Новгородская и выделившаяся из нее Псковская земля. Наиболее сильными и устойчивыми образованиями были Новгородская земля, Ростово-Суздальское и Галицко-Волынское княжества. Общерусским столом вплоть до нашествия Батыя продолжал считаться Киев. Но киевский князь не всегда являлся теперь старейшим не только в роде, но даже в своей ветви. Номинальный характер общерусского правления вызвал необходимость в особом титуле для подкрепления политического верховенства. Так был возрожден титул великого князя, переставший применяться на Руси с XI в. Последовательное употребление титула связано с именем Всеволода Большое Гнездо.

В эпоху раздробленности русские земли стали субъектами международных отношений. Они самостоятельно вступали в союзы с иностранными государствами. Широко распространена была практика военных альянсов княжеств с иноземцами. В борьбе за киевский стол (40—70-е гг. XII в.) и Галицкое княжество (первая половина XIII в.) участвовали венгры, поляки и половцы. В середине XII в. вновь стали частыми половецкие набеги, но начиная с 90-х годов XII в. их интенсивность начала спадать в связи с переходом половцев к оседлости. Однако до полного их разгрома монголо-татарами они продолжали участвовать в междоусобных войнах русских князей, не совершая, правда, самостоятельных действий. Русско-византийские связи развивались преимущественно по линии церкви, так как в 1204 г. Византийская империя временно прекратила свое существование после захвата Константинополя крестоносцами.

Русские земли также столкнулись с агрессией крестоносцев в первой половине XIII в. Прибалтика стала добычей немецкого Ордена меченосцев, экспансия которого сопровождалась раздачей земель немецким феодалам и насильственным обращением населения в католичество. Русская колонизация этого региона была принципиально отличной от действий крестоносцев. Русские князья довольствовались получением дани. Объединение меченосцев с Тевтонским орденом в 1237 г. поставило перед народами этого региона задачу противостояния орденской агрессии, которую наиболее успешно решали Литва, Новгород и Псков. Военные успехи русских городов-республик определялись характером их политического строя. Они не были глубоко вплетены в княжеские междоусобия, поскольку обладали правом приглашать князей из русских земель по своему усмотрению. Ценили же наиболее талантливых в военном отношении: новгородцы — Мстислава Храброго, его сына Мстислава Удалого, Александра Невского, псковитяне — литовского князя Довмонта. Прочие русские земли стали заложниками политического «неодиначества» своих князей, которых новый мощный враг, монголо-татары, разбили по одиночке, сначала на реке Калке, а позже в ходе Батыева нашествия на Русь.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >