Укрепление государственных границ и организация пограничной службы

Систематическая оборона юго-восточных границ государства началась в середине XVI в. Решающее значение имело присоединение к Московскому государству Новгород-Северской земли, выдвинувшей южный угол московских владений далеко вперед. Первоначально от набегов крымцев защищала береговая служба. Ежегодно по весне несколько тысяч московских ратников высылались на берега Оки, где они до глубокой осени поджидали татарских гостей, «пока распутица не являлась им на смену». С середины XVI в. началось систематическое продвижение обороны на юг от Оки в область Дикого поля. Первой была построена Тульская оборонительная черта. Она шла от Путивля и Рыльска через Брянск и Тулу к Рязани. Следом за ней во второй половине XVI в. была возведена Белгородская линия, проходившая через Орел, Курск, Белгород, Оскол, Воронеж, Ливны и Елец. Между городами протягивались непрерывные цепи укреплений из «острогов» (укрепление, обнесенное рубленными стенами), земляных валов с рвами и лесных «засек» (укрепление из больших поваленных деревьев). В XVII в. южная черта была дополнена восточной и юго-восточной оборонительными линиями — Закамской, Симбирской, Сызранской. Закамская примыкала к Симбирской, а та — к Белгородской. Так южные и восточные границы государства, наиболее уязвимые при набегах татар, оказались надежно защищены непрерывной сетью укреплений.

Новопостроенные города засечных линий целенаправленно заселялись преимущественно служилыми и работными людьми, которых либо переводили из центральных городов, либо вербовали. Здесь почти не было торгово-промышленного населения.

Пограничная служба подразделялась на береговую (охрана водных переправ), крепостную (в гарнизонах), сторожевую и станичную. Между укрепленными городами и острогами и впереди них в степи выдвигались передовые наблюдательные пункты — «сторожи» — и поселения конных ратников — «станицы». Между ними курсировали конные разъезды с целью предотвращения внезапных нападений противника.

В XVI в. было положено начало оформлению особого сословия ратных людей — казаков. Так первоначально называли вольных людей, издавна и стихийно заселявших Дикое поле с его неосвоенными степями, поросшие лесом глухие острова Волги и Яика и Дон с его притоками. По роду занятий их называли также севрюками или бортниками, — поскольку они добывали мед диких пчел в лесных дуплах- бортях. В трудной борьбе за существование, не имея возможности прокормиться охотой и собирательством, казацкая вольница иногда громила ногайские и крымские улусы, сталкивалась и с царскими войсками, время от времени выступавшими против «воровских людей». Высоко оценивая боевые качества казаков, правительство старалось привлечь их на службу, снабжая хлебом, оружием, порохом и свинцом. Еще в XV в. были известны рязанские казаки, вооруженные су- лицами, рогатинами и саблями. Они сражались с татарами на лыжах под предводительством воеводы князя В.И. Оболенского. В XVI в. в орбиту военной организации государства уже вовлекались большие группы вольных казаков — волжских, донских, яицких, сибирских и запорожских. Они объединялись в боевые отряды — станицы во главе со своими выборными командирами — атаманами.

Казачьи станицы действовали на огромном пространстве от Нижнего Новгорода до Терека, несли службу в новопостроенных городах, на волоке между Доном и Волгой. В 90-е годы XVI в. донских и волжских казаков правительство начало прибирать в состав постоянно служивших в южных крепостях России городовых казаков. Городовыми их называли потому, что «верстали» на службу, как и других приборных людей, в том или ином городе и называли соответственно воронежскими, ряжскими и т.д. В отличие от вольных, городовые казаки, как и стрельцы, несли службу в пограничных городах, получали земельное, хлебное и денежное жалование, делились на сотни, возглавлялись сотниками и головами и были подведомственны Стрелецкому приказу в Москве. При поступлении на службу казак приобретал за свой счет коня и обмундирование. Казаки являлись податным сословием, владели общинной землей, исполняли общегосударственные повинности. В их среде действовало местное самоуправление, командные должности были выборными. С 1827 г. атаманом всех казачьих войск числился наследник престола.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >