Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История Отечества

«Второе издание» опричнины

В 1575—1576 годах Иван Грозный попытался вновь возродить опричные порядки, но без упоминания названия «опричнина». Как и в первый раз, он вновь отрекся от престола, принял скромный титул князя московского, а великим князем всея Руси и своим преемником посадил крещеного касимовского царевича Симеона Бекбулатовича. Склонный к театральным эффектам, Грозный посылал Симеону свои распоряжения в виде униженных челобитных как его смиренный верноподданный, называя себя в них «Ивашкой». По Москве ходили слухи, что волхвы предсказали, будто в этом году царь умрет. Возможно, желая обмануть судьбу, царь и разыграл весь этот спектакль. Уже в 1576 г. Иван Грозный вернулся к своим царским обязанностям, а Симеону в награду была отдана в удел Тверь. Однако разделение на дворовых (Ивановых) и земских (симеоновых), сложившееся в тот год, продолжалось вплоть до кончины царя, правда, оно не было таким жестким, как в годы опричнины.

Была ли опричнина антибоярской политикой?

В отечественной исторической науке существовала концепция, что опричнина была формой борьбы государственной власти с княжеско-боярской аристократией (С.Ф. Платонов), завершающим ударом, нанесенным по последнему оплоту удельной раздробленности во имя интересов государственной централизации (АЛ. Зимин). На самом деле в середине XVI в. бояре не были заинтересованы в возврате к удельному сепаратизму. Во-первых, их владения располагались не компактно, а в нескольких уездах одновременно. Не было на Руси и боярских замков, как в Западной Европе, — оплота военнополитической независимости баронов. Термином «бояре» в XVI в. называли слуг царя высокого ранга. Они не обороняли в случае опасности каждый свои владения, а съезжались под стены городов и сообща сражались с неприятелем. Не только бояре, но и удельные князья в XVI в. уже не мыслили своего преуспеяния вне государства, хотя нередко имели притязания на трон. Власть московского государя и до Ивана Грозного не была ограничена боярством. Знать при дворе Василия III жаловалась иностранцам, что великий князь «запершись сам третей у постели всякие дела делает». К тому же Иван Грозный не отменил правительственной роли бояр даже в годы опричнины, как не ликвидировал и саму основу боярского самостояния — местничество.

Нельзя представлять опричнину и формой борьбы «прогрессивного» дворянства против «реакционного» боярства. Разделение в верхах общества шло не на родовитых и худородных, а на сторонников и противников ограничения царского самовластия. И под топором палачей все они оказались равными. Среди опричников было много представителей боярства, да и у истоков опричнины стоял кружок московских бояр. На одного казненного в годы опричнины боярина приходилось около четырех рядовых землевладельца и около 40 человек из низов общества. Из 34 бояр — членов Боярской думы — погибли 15, трое были насильственно пострижены в монахи. Из девяти окольничих казнено было четыре человека. В 1575—1576 годах казнили еще троих бояр и двух окольничих. Общие оценки числа погибших у историков разнятся. Приблизительно количество жертв измерялось десятками тысяч. Простых людей никто не считал. В поминальных же списках (синодиках) была зафиксирована цифра — 4 тысячи представителей высших и средних сословий. Это при том, что население России в XVI в. не превышало 6—8 млн человек, в том числе горожан — 200—300 тысяч.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы