Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История Отечества

Сущность Смуты

Итак, события начала XVII в. в России правильнее всего оценивать как гражданскую войну, в ходе которой рождалось национальное самосознание. Показательно, что современники событий ближе всего были к этой мысли и квалифицировали Смуту как всеобщее междоусобие: «восста сын на отца, и отец на сына, и брат на брата, и всяк ближний извлече меч». Оно сопровождалось разрывом традиционных общественно-политических связей. Поляки заняли Москву и Смоленск, шведы — Новгород, страна оказалась без политического управления. Общество было деморализовано. Это выражалось в беспринципности политического поведения его верхушки, бессмысленных зверствах шаек «воровских людей» над мирным населением. Глумлению подвергались храмы, монастыри, священнослужители. Казалось, России пришел конец. Но в муках рождалась новая Россия. Ее спасли тогда востребованные жестокой необходимостью национальные и религиозные связи.

Эта точка зрения не согласуется с двумя ведущими концепциями Смуты. Одна из них разделяет всех участников событий на приверженцев идеи государственности и ее разрушителей. Другая основывается на разделении их по классовому признаку на угнетателей и угнетенных и вводит понятие «крестьянской войны». Эпоха, разделившая две династии в России, была намного сложнее всех схем ее оценки. Люди зачастую были сначала в одном лагере, потом переходили в другой (дворяне Ляпунова, казаки Трубецкого). За исключением заядлых авантюристов и беспринципных мародеров, участники событий стремились к разным вариантам государственного порядка. Неправомерно противопоставлять по социальному признаку движения Лжедмитрия I, Болотникова и Лжед- митрия II. Их участники не только принадлежали к различным социальным группам, но и просто даже были одними и теми же людьми.

Важнее другое: социальные программы всегда являлись лишь средством достижения политических целей. В этой связи идеи Лжедмитрия II были не менее радикальны, чем призывы Болотникова. Самозванец предлагал крестьянам и холопам Шуйского считать себя свободными от всех обязательств и присоединиться к его лагерю. Точно так же ориентированные на социальные низы призывы исходили из лагеря Болотникова во время его стояния под Москвой. Обращенные к «черным», «жилецким» людям с призывом грабить и убивать «лучших людей», они были прежде всего тактическим приемом. Специфически крестьянских, связанных с сословными нуждами требований соратники Болотникова не выдвигали. Низы пока искали личных выгод, а не социальных гарантий. Холопы стремились стать вольными казаками, крестьяне и посадский люд жаждал облегчения или освобождения от тягла и поступления в служилые или приказные люди.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы