Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Правовое регулирование государственной службы в России. Этические нормы и присяга

Этические нормы в противостоянии коррупции в условиях глобализации

[1]

Вопросы укрепления служебной дисциплины и соблюдения законности в системе госорганов исполнительной власти (госслужбы), а также пересмотра полномочий их должностных лиц необходимо совершенствовать одновременно с порядком исполнения ими гос- функций и предоставления госуслуг. В настоящее время продолжает иметь место ряд недостатков НПА, регламентирующих деятельность тех или иных госслужащих. Так, в Кодексе судейской этики, утвержденном VI Всероссийским съездом судей 2.12.2004, не употребляются наиважнейшие термины, касающиеся всех категорий госслужащих, — «подлог», «превышение», «коррупция», «соблюдать» и др. В нем не учитывается и не делается упор на Указ Президента России «Об утверждении общих принципов служебного поведения госслужащих»[2]. Они в первую очередь являются госслужащими (Президента!). Притом, казалось бы, судьи и прокуратуры должны руководствоваться президентскими требованиями в первую очередь, чем другие категории госслужащих. Или же в Указе Президента России от 3.03.2007 № 269 «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих РФ и урегулированию конфликта интересов» также не учитывается названный выше Указ Президента России (от 12.08.2002 № 885).

Причиной наличия недостатков является, прежде всего, отсутствие единого подхода к вопросам укрепления дисциплины в системе власти и разрозненный подход к вопросам издания единых правил этических норм. Они должны издаваться не только для соблюдения должностными лицами государственных органов, но и для осуществления контроля за их соблюдением и реализацией. Ибо они издаются формально, и неисполнимые пункты выступают в виде нотаций. Так, в ныне недействующем приказе МВД России от 24.12.2008 № 1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ» были установлены правила, которые фактически сотрудниками не соблюдались: курение на ходу в форменной одежде, ношение излишнего количества золотых украшений (от четырех и более, в том числе и на ушах), стрижка на лысину и т.д. Причина — отсутствие механизма контроля по их реализации. Кроме того, сотрудники полиции не имели длительное время дисциплинарного устава и не были признаны госслужащими.

Дисциплинарные и этические нормы для силовых структур должны устанавливаться федеральными законами, НПА Президента и Правительства России, а не ведомственными нормами. При этом подобный подход способствует защите законных интересов госслужащих данных категорий от излишних предвзятых отношений со стороны начальников и командиров. Или же, как, отмечает Ф.П. Васильев в своих трудах, посвященных проблемам административного регламентирования деятельности госорганов и их должностных лиц, «при кратком анализе приказов МВД России можно заметить, что вопросы планирования недостаточно четко прописаны. В приказах зачастую употребляются термины «иными», «соответствующими», «и т.д.[3]», тем самым потребитель НПА вынужден будет искать ответы и толковать своеобразно регламентирующий документ. Наверное, в действительности в своих нормативных актах разработчикам необходимо указать основные НПА (федеральные, президентские, правительственные, ведомственные и, конечно, в обязательном порядке акты, регулирующие вопросы дисциплины и ценностей). Не во всех административных регламентах органами исполнительной власти учитывается необходимость указания основных принципов, этических норм, которыми следует руководствоваться должностному лицу госоргана в процессе исполнении госфункций или оказания госуслуг. В сущности, все они направлены на обеспечение реализации требований основных ФЗ, указов Президента и постановлений Правительства России, но однообразие отсутствует. Эти выводы сделаны на основе проведения обобщения различных регламентов и анкетирования по проблемам издания административных регламентов[4].

Следует обозначить и то, что взятый курс на противодействие коррупции в стране позволяет говорить о том, что в течение 15 лет коррупционные вопросы затрагивались на уровне страны недостаточно. Законодательным органам, должностным лицам государственных органов, как никогда, следует бороться с коррупцией на основе анализа не только законов, но и практики и правовой науки[5]. Из всех проблем борьбы с коррупцией необходимо выделить наиболее важный с точки зрения правового регулирования блок вопросов: определение объекта и субъекта (кем и в отношении кого должно быть направлено орудие и механизм борьбы с коррупцией) и создание правового механизма борьбы. В первом случае, наверное, не будет ошибкой, если будем говорить о коррумпированной сфере управления, как государственной, так и негосударственной (объект). Конечно же, в данном случае недопустимо говорить и смешивать понятия «коррупция» и «бюрократизм». На сегодняшний день термин «коррупция»[6] ближе к криминальной сфере, которая постепенно проникает и в управленческо-дожностную сферу. Должностное лицо (субъект) не в состоянии совершать коррупционные деяния и получать от этого выгоду без взаимодействия с третьими лицами. При этом он подвергает коррупции[7] сферу управления, используя свое должностное положение в государственном, военном, муниципальном, правоохранительном и в ином управленческом направлении.

Термин «бюрократизм» закономерно присутствует в управленческой сфере и тесно взаимосвязан с должностной деятельностью в любой сфере управления (государственной, военной, правоохранительной, муниципальной, коммерческой и в коммерческой деятельности и т.д.). При этом благодаря бюрократизму, бюрократизации или ее проявлению в административной деятельности у любого должностного лица есть возможность получения определенной выгоды путем ущемления законных интересов участника правоотношения (заявителя), в том числе в пользу второго или третьего лица. В данном случае следует иметь в виду прежде всего нарушение (несоблюдение) регламента должностным лицом — процесса разрешения вопросов, входящих в его компетенцию[8]. Во втором случае корыстная деятельность — коррупция принадлежит не юридическому лицу, а должностному лицу, проходящему (работающему) ту или иную госслужбу и обладающему управленческими полномочиями. Притом в закономерном порядке в его деятельности может присутствовать субъективизм, т.е. человек имеет право на ошибку (в результате как зависящих, так и независящих от него обстоятельств). Чиновник, обладающий правом разрешать те или иные вопросы государственно-муниципального характера в отношении юридических и неюридических лиц, преследует свои личные (корыстные) интересы в целях удовлетворения своих потребностей или потребностей близких ему людей во вред производственным интересам, при этом служебные вопросы им разрешаются не в пользу работодателя (органа или государства), от имени которого он выступает. В третьем случае должна быть конкретизация механизмов борьбы с коррупцией, т.е. необходимо определение, прежде всего: субъектов, обеспечивающих борьбу с коррупцией (управленческо-контрольные способы); видов юридической ответственности виновных в коррупции (дисциплинарная, гражданско-правовая, административная и уголовная).

Ни для кого не секрет, что коррупционные преступления на территории России совершаются с участием иностранных граждан. Все вопросы взаимодействия с Интерполом в рамках уголовных дел и по борьбе с экономическими правонарушениями правоохранительные органы разрешают, руководствуясь приказом МВД, Минюста, ФСБ, ФСО, ФСКН и ФТС России от 06.10.2006 № 786/310/470/454/333/ 971 «Об утверждении Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества полиции Интерпола»[9]. Однако изучение нормативного акта позволяет прийти к выводу, что в нем имеются весьма существенные недостатки. Так, в приказе предусматривается информационное обеспечение сотрудничества по таким направлениям как:

  • • борьба с организованной преступностью и терроризмом;
  • • борьба с преступлениями в сфере экономики и фальшивомонетничеством;
  • • борьба с преступлениями, связанными с автомототранспортными средствами;
  • • борьба с посягательствами на предметы, имеющие культурную ценность;
  • • борьба с преступностью в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ;
  • • борьба с незаконным оборотом огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ;
  • • борьба с преступлениями в области высоких технологий;
  • • борьба с преступлениями в области высоких технологий и др.

Но, при этом нет раздела по вопросам противостояния коррупционным проявлениям на международном уровне, хотя издан ФЗ от 08.03.2006 № 40 «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции».

Безусловно, необходимо продолжить работу по проведению анализа ряда НПА: ФКЗ от 9.11.2009 № 4 «О дисциплинарном судебном присутствии»: федеральных законов: от 27.05.2003 № 58[10] «О системе госслужбы РФ»; от 14.03.2002 № 30 «Об органах судебного сообщества в РФ»[11], постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» от 31.05.2007 № 27[12]; указов Президента России: от 3.03.2007 № 269 «Положение о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих РФ и урегулированию конфликта интересов»; от 12.08.2002 № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения госслужащих». Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (с изм. и доп., утв. вторым Всероссийским съездом адвокатов 8.04.2005)[13]; и др.

Анализ позволяет выдвинуть предложение следующего характера. Необходимо издание федерального закона «О дисциплинарной ответственности в РФ», ибо зачастую некоторые контрольнонадзорные органы (в том числе и судебная власть) руководствуются ведомственными и различными актами. Если мы говорим о видах юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной и гражданской), то и НПА должны быть общими для всех[14]; издание кодексов служебного поведения (для государственных гражданских служащих (всех категорий) и служебного поведения госслужащих правоохранительных органов. Необходимо издание Положения о прохождении государственной правоохранительной службы в РФ (это позволит конкретизировать перечень правоохранительных органов, входящих в ведение Президента и Правительства России), государственной службы в органах внутренних дел РФ (сотрудника ОВД РФ до настоящего времени не являются госслужащими. Притом, к сожалению, МВД России в своих документах (приказах) употребляет термин «госслужба»[15].

Подобное решение позволит реализовать на должном уровне требования Президента России не только к ОВД, но и к другим правоохранительным органам, которые были затронуты им в ноябрьском Послании Федеральному Собранию[16]. Определенные недостатки имеются и в КоАП РФ. Так, закон не предусматривает административной ответственности в отношении граждан, должностных и юридических лиц за предоставление ложных сведений о доходах, т.е. совершение административных правонарушений коррупционного характера. Возбуждение дел по фактам коррупции должно производиться только СК России, а рассмотрение дел — судом. Издание этих и других НПА способствует не только успешному регулированию деятельности должностных лиц государственных органов и приданию прозрачности их деятельности, но и повышению правосознания нашего общества, противостоянию коррупции.

  • [1] Дополнительно см.: Бережкова Н.Ф. Этические нормы в противостоянии коррупции в условиях глобализации. // Глобализация как многомерный процесс иее влияние на национальную безопасность РФ: Материалы межвуз. науч.-практ.конф. М.: Пограничная академия ФСБ России, 2012. С. 235—235.
  • [2] В ред. указов Президента РФ от 20.03.2007 № 372, от 16.07.2009 № 814.
  • [3] С другой стороны, подобные подходы допускаются почти всеми ФОИВ в издаваемых ими административных регламентах. Регламент — это основной приказ,регламентирующий и устанавливающий полномочия исполнителя (по госуслу-гам и функциям), где должны быть указаны основные нормативные акты, которыми уполномоченное лицо руководствуется в течение рабочего (служебного)времени. А должностные инструкции (в которых расписывается сотрудник лично) выступают зачастую не в виде публичного документа как административныйрегламент, а в виде предписывающего документа должностному лицу о порядкепребывания на государственной или иной службе в данной должности. Инструкции выступают как разъяснительные (дополнительные) документы для должностных лиц данного ведомства, а не для граждан. И наконец, административные регламенты должны объединить все нормативные правовые акты в целяхполного доведения как до исполнителя (регламентирование), так и до граждан —участников административного правоотношения.
  • [4] Например, см.: Васильев Ф.П., Дугенец А. С. Административный регламентФМС России: Монография. М., 2009; Васильев Ф.П., Майдыков А.А. Регламентирование правовой и организационной деятельности Минюста России. М.: Юрист,2009; Юридический мир. № 5 (149). В журнале опубликована анкета-опрос повопросам регламентирования деятельности должностных лиц; Духно Н.А., Васильев Ф.П. Административное регламентирование деятельности Росжелдора. М.,2009; Транспортное право. 2009. № 3. С. 4—8. В журнале также опубликованаанкета-опрос по вопросам регламентирования деятельности должностных лиц.Кроме того, авторами по рассматриваемой проблеме совместно с учеными Научного центра Академии управления МВД России с апреля по июнь 2009 г. проведено анкетирование практических работников ОВД РФ, а также в октябре 2009 г.издан аналитический обзор и предложения «Проблемные аспекты регламентирования деятельности органов внутренних дел на современном этапе» (под ред.д.ю.н. Ф.П. Васильева, О.Ю. Коневской, Г.М. Куркиной и С.А. Боровой); и др.
  • [5] Причинной связью, по мнению автора, также является создание в силовыхструктурах службы собственной безопасности, которая зачастую может «укрытьфакты нарушения законности» лиц, приближенных к начальству. Целесообразноэти функции контроля, безопасности и чистоты кадров передать только одномуоргану — ФСБ России. А государственным органам достаточно иметь инспекцию по личному составу. Подобный подход способствует сокращению фактовнезаконных оперативных разработок в отношении принципиальных сотрудников, неугодных для начальства.
  • [6] Коррупция (англ, corruption < лат. corruptio «подкуп») — 1) использование должностным лицом своего служебного положения в личных целях; 2) продажность,взаимный сговор должностных лиц для корыстных действий. См.: Большой словарьиностранных слов / Сост. А.Ю. Москвин. М.: ЗАО Центрполнграф, 2005. С. 320.
  • [7] Коррумпировать (лат. corrumpere «совращать, растлевать») — втягивать в коррупцию. См.: Там же. С. 320.
  • [8] Бюрократизм (фр.) — формальное ведение дел, канцелярщина, волокита. См.:Там же. С 108, 109.
  • [9] Зарегистрировано в Минюсте России 3 ноября 2006 г. № 8437.
  • [10] См.: Российская газета. 2003. 31 мая. С. 10.
  • [11] По состоянию на ноябрь 2009 г. в ред. ФЗ № ЗЗ-ФЗ от 05.04.2005; № 274-ФЗот 25.12.2008; № 157-ФЗ от 17.07.2009; №211-ФЗ от 24.07.2009; № 246-ФЗ от09.11.2009.
  • [12] См.: Российская газета. 2007. 8 июнь. С. 22. Даны толкования принципов служебного и внеслужебного поведения судьи.
  • [13] См.: Ваш адвокат: что ему можно и чего нельзя // Российская газета. 2005. С. 18.
  • [14] октября. 5 Этих позиций придерживается и доктор юридических наук, ведущий научныйсотрудник Академии управления МВД России Ф.П. Васильев.
  • [15] В связи с этим, по мнению автора, это также является причиной социальнойнезащищенности сотрудника ОВД РФ.
  • [16] См. Российская газета. 2009. 13 ноября.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы