Анализ ошибок, возникающих в процессе аргументации

Большая часть ошибок, которые возникают при доказательстве и опровержении, связана с нарушением перечисленных выше правил. С такими нарушениями чаще всего мы встречаемся в процессе аргументации, когда приходится убеждать оппонента в справедливости своей позиции или опровергать его мнение по спорному вопросу. Обычно в ходе реального спора, дискуссии и полемики к нарушениям требований логически корректного их проведения присоединяются различные другие уловки психологического и нравственного характера, о которых речь пойдет в последней главе. Здесь же мы рассмотрим ошибки, возникающие из-за нарушений правил, законов и требований логики.

Самой заметной и бросающейся в глаза ошибкой при доказательстве является нарушение, основанное на игнорировании общелогического закона тождества в любом рассуждении. Такая ошибка может выражаться в подмене тезиса доказательства. Другой разновидностью ошибки, связанной с нарушением тождества тезиса, является отступление от него в процессе доказательства. Самой грубой его формой можно назвать прямой отход от исходного тезиса. Чаще всего это происходит тогда, когда сам тезис сформулирован недостаточно определенно, ясно и точно.

Однако отступление от тезиса может быть незаметным, не сразу бросающимся в глаза и потому такая ошибка может сойти за несущественное изменение его формулировки. Тем не менее тезис может оказаться уже другим. В логической литературе и адвокатской практике описаны разные способы отступления от тезиса, начиная от прямого перехода от прежнего тезиса к другому тезису и кончая так называемыми диверсиями. Суть их состоит в следующем. Чтобы переключить внимание слушателей и перевести обсуждение или спор на другую тему, нередко прибегают к не имеющему отношения к теме вопросу. Известно, например, какой убедительностью и «прямо колдовской заразительностью» отличались речи знаменитого адвоката Ф.Н. Плевако (1842—1908/09). О нем рассказывают такой случай: судили старушку, укравшую чайник. Защитником ее выступил по наряду Плевако. Прокурор, зная силу его речей, заранее решил парализовать их влияние и согласился, что эту незначительную кражу старушка совершила из-за горькой нужды. Но собственность — священна, и подсудимая должна понести наказание, ибо на охране собственности держится наше государство. Вслед за ним поднимается Ф.Н. Плевако и заявляет: «Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за ее больше чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали, половцы, татары, поляки. Двунаде- сять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... Старушка украла старый чайник ценою в тридцать копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно»!. Присяжные заседатели оправдали ее.

В другой раз судили священника, вина которого была полностью определена, и сам он в ней сознался. Защитительная речь Плевако была короткой: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершал и сам в них сознался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди ваши грехи. И теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех»[1] [2]. Присяжные оправдали его тоже. Эти примеры свидетельствуют, как некоторые обстоятельства, не имеющие к делу непосредственного отношения, могут повлиять на процесс доказательства в суде.

К числу распространенных приемов подмены или отхода от тезиса относится его расширение или сужение, а также усиление или ослабление. Обычно эти приемы используются в ходе полемики, причем тот, кто доказывает свой тезис, старается сузить его, когда сталкивается с трудностями его доказательства. Напротив, кто возражает, стремится расширить тезис, чтобы оппонент не мог его доказать. Так, например, когда некоторые группы, движения или партии выступают за пересмотр недобросовестно проведенной приватизации собственности в нашей стране, их противники расширяют этот тезис, обвиняя своих оппонентов в отказе от приватизации и проведения реформ вообще. Легко понять, что в данном случае происходит расширение тезиса, когда недобросовестная приватизация заменяется приватизацией справедливой и законной.

Нарушения правил аргументации возникают главным образом вследствие четырех видов ошибок.

  • 1. Когда аргументы, или доводы, являются либо ложными, либо произвольными. Такие доводы обычно используются при обсуждении сложного и запутанного вопроса, когда слушатели оказываются не в состоянии следить за всеми его перипетиями, а оппонент иногда не может оценить довод как истинный или ложный и потому принимает его на веру.
  • 2. Нередко трудность заключается в том, что доводы имеют относительно истинный характер, и поэтому наряду с истиной содержат момент заблуждения. Произвольные доводы иногда также используются как посылки доказательства выдвигаемого тезиса. Формы их весьма разнообразны, но суть одна: все они не могут быть основаниями для дальнейших логических выводов. Поэтому и относящиеся к ним доказательства являются несостоятельными, независимо от того, совершаются ли они непреднамеренно или преднамеренно с целью ввести в заблуждение оппонента или слушателей.
  • 3. Аргументы могут оказаться необоснованными и сами нуждаются в доказательстве. Типичной ошибкой подобного рода является предвосхищение основания, когда тезис логически не следует из аргументов, а лишь предвосхищает его. Другими словами, такие аргументы хотя и не являются ложными или произвольными, но сами нуждаются в доказательстве.

Аналогичная и более знакомая ошибка носит название порочного круга в доказательстве, когда, например, тезис А доказывается с помощью аргумента В, который в свою очередь использует аргумент С, а последний в той или иной степени опираются на сам тезис А.

4. Иногда тезис пытаются доказать с помощью аргументов, которые логически слабее тезиса. В этом случае тезис логически не следует из аргументов. Вот почему аргументы должны быть логически сильнее тезиса.

Ошибки, которые возникают из-за нарушения правил демонстрации, весьма разнообразны, но суть их, в общем, сводится к нарушению логически необходимой связи между аргументами и тезисом доказательства. Знание логических правил демонстрации как раз и служит для предотвращения подобных ошибок, а если они возникнут, то и для раскрытия причин их появления. В простейших случаях такие ошибки можно обнаружить, опираясь на здравый смысл и выработанные в процессе познавательной и практической деятельности навыки мышления. В более сложных случаях, когда приходится встречаться с запутанными рассуждениями или тонкими софизмами, необходимым становится обращение к логике, к ее правилам умозаключений и доказательств.

Первый вид логических ошибок, связанных с демонстрацией тезиса, чаще всего возникает в ходе спора или полемики и называется мнимым следованием. Обычно, пытаясь доказать свой тезис, участники спора опираются не столько на логическую связь между аргументами и тезисом, сколько на чисто психологические, нравственные, политические и тому подобные факторы, которые будто бы обосновывают и подкрепляют выдвигаемый тезис. Поскольку на убеждения слушателей оказывают влияние не только доводы разума, но и чувства, эмоции, склонности и предубеждения, то у них может возникнуть иллюзия о необходимой связи между аргументами и выдвигаемым тезисом, хотя на деле такая связь является чисто мнимой.

Второй вид логических ошибок при демонстрации тезиса состоит в допущении логических противоречий в рассуждениях. Известно, что из противоречивого суждения можно прийти как к истинному, так и к ложному утверждению. А это означает, что если в рассуждении где-то встречается противоречие, то тем самым оно оказывается источником ошибок и потому не гарантирует истинности тезиса.

Нередко корни таких противоречий следует искать в тех неясных и противоречивых понятиях и утверждениях, которые служат исходной основой всех дальнейших рассуждений. В науке подобные противоречия обнаруживаются обычно после того, когда развитие теории приводит к антиномиям, или парадоксам. К числу таких парадоксов относится парадокс множества всех множеств, которые не являются собственными элементами. Английский философ и математик Б. Рассел (1872—1970), впервые обнаруживший его, иллюстрирует его с помощью простого примера. Пусть существует деревенский парикмахер, который бреет тех, и только тех жителей деревни, которые не бреются сами. Как он должен поступить с собой? Если он бреет себя, то согласно условию он не должен брить себя. Если же он не бреет себя, то обязан брить себя. Любой ответ оказывается противоречивым. Таким же противоречивым является понятие множества всех множеств, не содержащих себя в качестве собственных элементов. Именно оно было первым парадоксом в теории множеств, которая претендовала на то, чтобы стать надежным фундаментом всего здания классической математики. Открытие парадоксов в этой теории привело к современному кризису в основаниях математики. Подобные парадоксы и кризисы возникали в ней и раньше. Их причиной было использование противоречивых понятий в основаниях этой науки.

Третий вид логических ошибок при демонстрации тезиса связан с многочисленными случаями нарушения условий и ограничений, относящихся к аргументам. Так, например, при определенных условиях места, времени и обстоятельств связь между аргументами и тезисом рассматривается как вполне допустимая, а доказательство считается обоснованным. Но иногда эти условия и ограничения не учитываются и поэтому доказательство не считается верным, ибо не учитывает конкретных условий и обстоятельств, времени и места. Возможна и противоположная ошибка, когда из истинных общих аргументов выводится тезис ограниченного, условного характера. Типичные ошибки такого рода возникают при спорах на политические, экономические и тому подобные темы между мало сведущими в этих вопросах людьми. Например, некоторые люди и даже политики заявляют, что переход к рынку и рыночное регулирование исключают вмешательство государства в экономику, не учитывая того, что такое вмешательство вполне допустимо при определенных условиях. На аналогичных ошибках коренится недоверие к гомеопатическим методам лечения, которые основаны на применении в крайне незначительных дозах некоторых сильно действующих средств (например, мышьяка) для лечения определенных заболеваний. Таким образом, во всех этих случаях, как и всюду, следует учитывать условия, время, место и обстоятельства при использовании логических методов рассуждения и доказательства. Поскольку подобного рода ошибки встречаются на практике довольно часто, то наука опирается на точно определенные понятия и суждения, а юридическая практика выработала специальный, деловой язык для составления различных контрактов, обязательств, соглашений и других документов, в которых стремятся свести к минимуму появление таких ошибок. Хотя язык деловых документов при этом усложняется, но он учитывает множество условий, ограничений и обстоятельств, которые исключают возможность произвольного истолкования документа подписавшими его сторонами.

Мы перечислили лишь общие и основные принципы и правила доказательств и опровержений, которыми пользуются и в науке, и в повседневной практике. Более подробно об ошибках, связанных с их нарушением, пойдет речь во 2-й части книги, посвященной аргументации.

  • [1] Цит. по: Вересаев В. Собр. соч.: В 5 т. — М., 1961. — Т. 4. — С. 357.
  • [2] Там же. С. 356.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >