КАЗАЧЕСТВО В ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ПЛАНАХ РОССИИ

КАЗАЧЕСТВО ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА XVII ВЕКА

Принято считать, что первое упоминание термина «казак» относится к 1489 г. Сам по себе тот год не привлекает внимание исследователей какими-либо яркими происшествиями. Но разве справедливо в таком далеком прошлом измерять значимость исторического явления или процесса отдельной датой? Даже сейчас, когда время фактически ощутимо и можно почувствовать разницу в смысловом наполнении каждого часа, а иногда и минуты, отличия происходившего в эти периоды, мы стараемся оперировать более широкими хронологическими интервалами. Принято говорить об определенном экономическом цикле, времени пребывания у власти какого-либо государственного деятеля, политической партии, существовании конкретной системы международных отношений и т.д. Для описания прошлого широкие мазки, сквозные характеристики периодов еще более уместны.

Если вписать упоминание о казачестве в событийный контекст конца XV столетия, то можно констатировать, что оно в полной мере созвучно тем бурным и драматическим реалиям. С конца этого века, после того как в 1482 г. португальский мореплаватель Диогу Кан высадился в устье реки Конго, начинается проникновение португальцев в Конго. Поиск новых территорий был сопряжен с ожиданием конца света, о чем миру вещали предсказания Византийской православной церкви. Это трагическое событие должно было наступить в 1492 г., в седьмой миллениум от Сотворения мира. Но этого не произошло. А вместо крушения мира начали вырисовываться иные пути и возможности. Закончилась Реконкиста, испанцы взяли последнюю арабскую крепость Гранаду. Христофором Колумбом был открыт новый континент, позже названный Америкой.

Приходит в движение и Русь. Это движение связано с изменениями порядка отсчета времени: вместо константинопольского календаря, использовавшегося с 988 г., вводится византийский календарь, в результате начало года отсчитывается с 1 сентября, а не с 1 марта. Все это было признаками перемен, которым нужны новые силы, новые идеи, новые люди.

После установления монгольского владычества, с XIII-XIV вв., жители центральных областей Руси, в которых теперь хозяйничали захватчики, бежали на окраины государства. Впоследствии эта миграция продолжалась как форма пассивного социального протеста, выразившегося в бегстве от усиливавшегося крепостного гнета. Власти хотя и не поощряли этот процесс, но и не препятствовали ему.

На окраинах Московского государства стали формироваться общности русских людей, которые занимались хозяйством на границе леса и степи, осваивали новые земли. Кроме того, то были отважные, предприимчивые люди, объективно игравшие роль своеобразного щита для центральных областей, несшие функции охраны границы. У этих людей сложились своеобразные формы самоуправления, землепользования, военная организация. Так, образовалось казачество: прежде на Дону, позже - на Тереке, Яике, в Сибири, других регионах[1] [2].

У правительства не было реальных сил для того, чтобы заставить казаков принять правовые нормы и иные установления русской жизни в полном объеме. Складывалось уникальное сосуществование властей и казачества, жившего по своим законам, чаще всего неписанным. Беглый холоп или крестьянин, будучи обнаружен и пойман в рамках урочных лет, должен был быть возвращен своему прежнему владельцу. Однако если он успел пробраться в казачьи области, то это правило не действовало, ибо здесь существовало другое правило - «с Дону выдачи Л 2 нет» .

В то время как основная масса уже давно обитавших в казачьих областях, «старых», «старожилых», «коренных» казаков, имели землю, собственность, недавно бежавшие в эти места новые, «голутвенные» казаки такой собственности не имели. Этот «новый» социальный элемент, «голытьба», был чужд коренным казакам, однако сосуществовать им надо было. Они стали собираться в «ватаги» и на «челнах», «стругах» совершать походы, в том числе морские, на сопредельные с Россией земли, а зачастую и на русские территории. То были походы за богатством, «за зипунами». Старожилые казаки также могли принимать участие в этих походах, но чаще они помогали деньгами, снаряжали эти походы, за что получали впоследствии часть добычи.

Казачьи ватаги в этих походах приобретали спайку, боевую выучку. У их участников оттачивалось чувство взаимопомощи и взаимовыручки. По мере увеличения численности данного контингента голытьба все активнее выступала за соблюдение своих экономических интересов.

XVII столетие было временем серьезных испытаний для Европейской цивилизации. Они разворачивались в разных сферах. Тридцатилетняя война (1618-1648), если бы ее театры действий вышли за пределы

Европы, могла бы быть названа мировой войной, но и, ограничившись европейским пространством, она явилась прообразом гибридных войн. В Тридцатилетней войне столкнулись две крупнейшие группировки держав первой половины XVII в. Первая - габсбургская, включающая испанских и австрийских Габсбургов, поддержанных римским папой и католическими князьями Германии, а также Речью Посполитой. Вторая - антигабсбургская коалиция, в которую входили Франция, Швеция, Дания, Республика Соединенных провинций (Голландия), Англия и Россия, опиравшаяся на протестантских князей Г ермании и антигабсбург- ское движение в Чехии, Трансильвании и Италии[3]. Вначале война развертывалась как религиозный конфликт между протестантами и католиками, разрешаемый вооруженным путем, однако позже религиозный характер был утрачен. На поверхность выступили ранее скрытые за конфессиональными различиями более глубокие процессы зарождения капитализма и складывания буржуазных наций.

Несмотря на внешнее четко разграниченное различие участвующих в войне сторон обнаружились силы, которые могли быть представлены в обоих сражающихся лагерях. Это обстоятельство связано с тем, что в XVII столетии в полной мере расцвела система наемнических армий. Одной из наиболее боеспособных и организованных частей этой силы стало казачество. Его представители воевали в войне на той стороне, которая их приглашала на службу. Несомненно, казаков, воевавших в то время под знаменами короля Речи Посполитой, своего сюзерена, нельзя было считать наемниками.

В это время в Европе не утихали религиозные конфликты, например противостояние католиков и гугенотов во Франции. Сложно шло утверждение новой модели государственности - абсолютной монархии. Развернулся страшнейший финансовый кризис.

В России, безусловно, ощущались отголоски западных конфликтов. Кроме того, на самом разгоне столетия с пресечением династии Рюриковичей возникли такие сложности, которые поставили под вопрос само существование самостоятельного Русского государства.

XVII в. также стал периодом, приобретшим особую значимость для исторических судеб российского казачества. Во-первых, к этому времени были в основных своих чертах выработаны организационные формы функционирования казачьих войск. Во-вторых, определились особенности хозяйственного строя казачьих станиц. В-третьих, общественная роль казачества становится исключительно весомой. В-четвертых, обозначаются четкие линии взаимовлияния казачества и Русского государства. Практически ни одно серьезное внутри- или внешнеполитическое мероприятие, социальное движение в государстве и обществе уже не обходились без активного участия казачества.

В последнее десятилетие XVI в. на Западе повышается стремление к установлению контактов с казаками. Трансильванский князь Стефан Баторий (1533-1586), ставший королем Польши, предпринимал шаги по организации жизни запорожского казачества. Казаков наделили землями, дали им возможность самим выбирать гетмана и военное начальство. При этом король обладал правом наделения гетмана знаменем, «булавой» и печатью и утверждения его после принятия присяги на верность. Сам Баторий считался «патроном» запорожских казаков. Такая позиция укрепила его жесткость в отношении подчиненных, действующих вопреки королевским планам. Баторий стремился к сохранению хороших отношений с турками, а в качестве геополитических соперников видел Ливонию и Московию. Поэтому в 1583 г. король отдал приказ о казни в присутствии турецких дипломатов 31 запорожского казака, участвовавшего в походе на турецкую крепость Бендеры.

Были, однако, политики, которых привлекала антитурецкая направленность активности казаков. Известно, что в декабре 1593 г. папа Климент VIII направил к казакам хорватского священника Александра Ко- муловича с 12 тысячами дукатов в качестве предварительной платы для подготовки к турецкой войне. Также Комуловичу было поручено передать предводителю казаков верительные письма, полученные им от агентов Ватикана купцов Монтелупи, и попытаться убедить его совершить поход на Монкастро (сейчас Белгород-Днестровский), этим спровоцировав втягивание Речи Посполитой в войну с Турцией. Эти папские письма к украинским казакам были озаглавлены: «Избранному благородному мужу, генеральному капитану казаков» и «Избранным сыновьям казацким военным». А вот в официальных документах Речи Посполитой вплоть до Зборовского мира (1649) военачальник казаков называется только «старшим». Возможно, таким обращением папская курия подчеркивала для самих казаков их важность для политики Ватикана. Письма Климента VIII предводителю казаков и самим казакам являются редчайшим случаем непосредственного обращения главы католической церкви к украинскому казачеству. Эти документы сохранились в архиве Ватикана в фонде «Послания к правителям». В середине XIX в. они были опубликованы теологом и историком Августином Тейнером в объемном археографическом издании «Древние памятники Польши и Литвы»[4]. В 1953 г. письма были перепечатаны в первом томе издания «Документы римских понтификов, освещающие историю Украины»[5], подготовленного отцами-василианами. Комулович прибыл в Подолию для тайной встречи с казацкими предводителями, которым, скорее всего, вручил деньги. Отчет Комуловича свидетельствует о том, что в мае-июне 1594 г. запорожские казаки во главе с атаманом Богданом Микошин- ским находились в черноморской экспедиции и поэтому он вынужден был вступить в переговоры с отрядами реестровых казаков снятинского старосты Николая Язловецкого и показачившихся крестьян Северина Наливайко[6].

В том же году Комулович и посол императора Рудольфа II, военный деятель и путешественник Эрих Лясота фон Штеблау, сумели за плату нанять и направить в Молдову, бывшую вассалом Порты, отряд из 12 тысяч казаков. Вернувшись в Регенсбург, он, оставивший весьма интересные записки о своей поездке в Запорожскую Сечь, записал, что они и послы казаков были милостиво приняты на аудиенции императором в присутствии тайных советников, причем казаки подарили цесарю два турецких флага[7]. Поход возглавил будущий руководитель восстания против поляков Наливайко. Молдавский господарь потерпел поражение и на некоторое время признал себя вассалом австрийских Габсбургов.

В 1604 г. гетман Семен Скалозуб с отрядом в четыре тысячи человек выступает в поход на черноморское побережье Турции. Этот поход стал причиной срыва намечавшегося вторжения турок в Австрию. Не ослабляют они активности на северных рубежах Порты и в последующем.

Во многом военные успехи казаков объяснялись тем, что их желание добыть славу, а с ней и богатство в бою, направлялось многими талантливыми лидерами, которые смогли превратить казацкие ватаги в регулярное дисциплинированное войско, способное к тому же учиться у собственных противников. Также заслугой казаков было ведение такой тактики боя, в которой активно использовалась пехота, в отличие от пехоты европейских стран, дополнявшей тяжелую конницу, самостоятельно ведущая боевые действия, сочетая огонь мушкетов с холодным оружием. Казаки отличались умением быстро и качественно строить практически любые защитные фортификационные сооружения - валы, окопы, редуты, подвижной лагерь из возов и пр.

Период с 1598 по 1613 гг. в истории России получил наименование Смутного времени. Он был ознаменован тяжелым политическим кризисом, социально-экономическим разорением страны, стихийными бедствиями, польско-шведской интервенцией. Голод 1601-1603 гг. имел следствием массовое бегство крестьян и холопов из Центральной России на границы, в основном в южные районы государства, где преимущественно проживало казачество. От власти и народа требовались немалые усилия по выходу из сложившегося положения. Огромную роль в развернувшихся событиях сыграли казаки. Отрезанные условиями договора России с Турцией от Черного и Азовского морей, казаки стали совершать набеги на земли Поволжья и Каспийское побережье. Геогра- фия казацких набегов постоянно расширялась.

Уже в последний год царствования Бориса Годунова, затем при правлении Лжедмитрия I и, наконец, при Василии Шуйском в стране происходил всплеск выступлений народных низов. Народные волнения начала XVII в. стали фактором, осложняющим консолидацию общества перед лицом внешних врагов.

Фактически в то же время развернулась польская операция по возведению на русский трон Лжедмитрия I. 16 октября 1604 г. начался поход на Москву войска, собранного и снаряженного с благословения польского короля Сигизмунда III магнатом Ежи Мнишеком. В окружении Лжедмитрия оказались некоторые представители московской знати, решившие связать с ним свое политическое будущее. Лжедмитрий двинулся не прямо, через Смоленск, а по южным окраинам государства, через Чернигов и Новгород-Северский, рассчитывая на помощь казаков и крестьян. Однако в январе 1605 г. он был разбит царскими воеводами и отошел в Путивль.

И все же Лжедмитрий I сумел воспользоваться шансом, который предоставила ему судьба - смертью Бориса Годунова. Ему удалось почти на год занять российский престол под именем «царевича Димитрия», якобы сына Ивана Грозного. Вместе тем Лжедмитрий воспринимался в обществе неоднозначно. Окружение предупреждало царя о возможности заговоров против него, но он игнорировал сигналы об угрозах. Тревожные сведения поступили весной 1606 г., когда в Москву пришло известие, что на Дону собралось казачье войско во главе с Илейкой Муромцем и двинулось к столице. Любопытно, что Муромец выдавал себя за мифического «внука» Ивана Грозного «Петра Федоровича». Ситуация стала обостряться, когда 24 апреля в Москву приехала Марина Мнишек с отцом в сопровождения двухтысячного польского отряда.

8 мая 1606 г. Марина Мнишек была коронована. Тогда же совершилось бракосочетание. Но в самый разгар свадебных торжеств, 17 мая, в Москве ударил набат. Москвичи восстали против власти, Дмитрий был убит. А 19 мая новым царем был избран главный заговорщик, человек, которого Лжедмитрий в начале своего царствования помиловал, отменив ему смертный приговор, - Василий Шуйский.

К середине 1606 г. протестные выступления приняли форму так называемой крестьянской (или казацко-крестьянской) войны, во главе которой стоял Иван Исаевич Болотников. Основной причиной недовольства было усиление эксплуатации крестьян в связи с ростом феодальной земельной собственности и развитием процесса оформления крепостного права. К тому времени было осуществлено введение заповедных лет, а также пятилетнего срока сыска беглых[8]. Болотников рассылал «листы» с призывом к расправе с феодалами, уничтожению их собственности, отмене крепостничества. Среди прочих требований была замена царя Шуйского «хорошим» царем Дмитрием. Себя Болотников именовал «воеводой царевича Димитрия», который якобы остался жив и скоро «явится самолично». Основными силами, определившими ход и течение войны, были стрельцы и казаки. Важную роль в событиях войны и последующих событиях сыграл отряд казаков под руководством Истомы Пашкова. В войне на начальном ее этапе участвовали дворянские отряды воеводы рязанского дворянского ополчения Григория Сумбулова и видного политического и военного деятеля Смутного времени Прокопия Ляпунова. Делу Болотникова сочувствовали воевода Путивля Г.П. Шаховской и воевода черниговский А.А. Телятевский.

Летом 1606 г. на Юго-Западе страны, в «украинных» городах стали оформляться вооруженные силы восставших. В центр движения превратился Путивль. Попытки подавить восстание в начальной стадии не удались. Разгромив в августе 1606 г. царских воевод Ю.Н. Трубецкого под Кромами и И.М. Воротынского под Ельцом, восставшие двинулись на Москву. К восстанию примкнули тульские и рязанские помещики, выступавшие против уже нового царя, избранного на престол после гибели Лжедмитрия, Василия Шуйского. На реке Пахре его войскам удалось нанести поражение Болотникову, но этот успех фактически был зачеркнут разгромом царских воевод близ Коломны у села Троицкого отрядами казаков Истомы Пашкова, которые 7 октября достигли Москвы, обеспечив восставшим успех всей операции. А три недели спустя под стены столицы подошел с главными силами сам Болотников.

Осада восставшими Москвы, продолжавшаяся с 7 октября до 2 декабря 1606 г., стала кульминацией крестьянской войны. В это время волнения, направленные против Шуйского, охватили свыше семидесяти городов России. Оказавшись не в состоянии одолеть восставших силой оружия, правительство Шуйского старалось использовать все методы борьбы, имевшиеся в его распоряжении.

С одной стороны, оно стремилось стянуть к столице войска, на которые еще можно было положиться. Рассчитывали в основном на смоленское дворянское ополчение. Вместе с тем уговорами и обещаниями Шуйский и его окружение попытались расколоть восставших. Основным объектом внимания власти стали дворяне и холопы: первым обещали расширение прав, увеличение доходов, вторым - облегчение положения. Действительно, часть дворянства удалось отколоть от протестующих. 15 ноября от восставших отошли одни из наиболее боеспособных частей войска, отряды рязанского дворянского ополчения Ляпунова и Сумбулова, а в конце месяца - еще и отряд казаков Пашкова. Некоторые холопы также заколебались. 2 декабря 1606 г. под Москвой, близ деревни Котлы, произошло сражение, в котором ослабленное внутренним нестроением войско восставших было опрокинуто. Сам Болотников с небольшим отрядом отступил к Калуге.

События второго этапа - обороны Калуги - разворачивались для восставших довольно успешно. Они выдержали натиск войск Шуйского, пытавшихся овладеть городом в течение зимы 1606-1607 гг. В период, когда Болотников удерживал Калугу, активизировались действия другого вождя восставших, казака Илейки Муромца. Его отряды, первоначально действовавшие на Волге, а затем на Дону, подошли к Путивлю и оттуда предприняли попытки соединиться с Болотниковым. Первый отряд Муромца в феврале 1607 г., правда, был разбит воеводами Шуйского близ Калуги, на реке Вырке. Однако следующая попытка, на Пчельне, оказалась успешной. Осада с города была снята. Болотников двинулся к Туле, где его отряды соединились с отрядами Илейки. Начался третий, заключительный этап войны. В мае правительственные войска направились к Туле. При войске находился и Шуйский. Болотников отступил в город и укрылся за стенами Кремля. Теперь войска Шуйского осадили восставших. Летом и осенью под стенами города происходили тяжелые бои. Шуйский постарался заручиться максимальной поддержкой в обществе, прежде всего среди служилых людей, которым обещал земельные и денежные пожалования. Натиск правительственных войск нарастал, но осажденные защищались упорно. Когда осаждавшие соорудили плотину на реке Упе, часть тульского кремля оказалась затопленной. Продовольственные запасы погибли. Несмотря ни на что осажденные не сдавались. Тогда Шуйский обратился к осажденным с обещанием сохранить им жизнь, если они сдадутся. 10 октября 1607 г. ворота Кремля были открыты. Шуйский не сдержал своего обещания.

Болотникова увезли в Каргополь, где он был ослеплен, а затем утоплен в проруби. Муромец был повешен. Воевода Шаховской насильно пострижен в монахи. Многие из участников восстания были казнены.

В 1607 г. начался новый этап польской интервенции. В августе на окраине государства появился новый, опять поддержанный Польшей, претендент на русский престол. В исторической традиции он получил имя ЛжеДмитрия II. Когда он появился на русско-польской границе в Стародубе, то именовал себя сначала «московским боярином Андреем Нагим», а затем - «царем Дмитрием Ивановичем». Однако Лжедмитрию II присягнули некоторые южные города. Двинувшись к Москве во главе войска, состоявшего из польских и литовских отрядов и запорожских казаков, Лжедмитрий II нанес войскам Шуйского поражение под Волховом (1 мая 1608 г.) и вынудил того отступить к столице. К концу 1608 г. значительные территории государства оказались под контролем Лже- дмитрия II. Осенью 1609 г. борьба Польши с Россией вступила в новую стадию - стадию открытого вооруженного вмешательства. В сентябре Сигизмунд III, король Польши и Литвы, вторгся в пределы России и осадил Смоленск.

В результате развития событий Шуйский был свергнут, но избрания нового монарха не произошло. Высшую власть в стране стал осуществлять совет, состоявший из группы высших бояр. Это правительство, находившееся у власти с 1610 по 1613 гг., получило название «семибоярщины». Считая главной опасностью Лжедмитрия II, «семибоярщина» обратилась за помощью против него к полякам. Те согласились, но поставили условием приглашение на русский престол сына Сигизмунда, Владислава. В августе начались соответствующие переговоры с Сигиз- мундом, для чего была сформирована делегация послов во главе с В.В. Голицыным. Не дожидаясь окончания переговоров, в ночь на 21 сентября 1610 г. новые правители впустили в Москву польские войска. Отдельные бояре присягнули Владиславу.

Потеря Россией самостоятельности была в тот момент реальной опасностью. Однако в стране началось движение против интервентов. Во главе этого Первого ополчения стояли лидеры дворянских формирований Прокопий Ляпунов и Дмитрий Трубецкой, руководитель казацких отрядов Иван Заруцкий, бывший простым казаком, а также некоторые воеводы Шуйского. Ополченцы начали осаду Москвы. Предпринимались попытки штурма, в ходе которых осаждающим удалось выбить поляков из Белого города и осадить Китай-город, но серьезного успеха достичь не удалось. Кроме того, среди осаждавших были существенные разногласия. В частности, это выразилось в различном отношении к программе дальнейших действий ополчения. Дворянство, находившееся в ополчении, настаивало на том, что казаки не имели права занимать высокие должности в войске и администрации, а крестьяне и холопы, участвовавшие в ополчении, должны были вернуться в свое прежнее состояние. В ополчении начались брожения. В результате вспыхнувших противоречий между дворянами и казаками летом 1611 г. Первое ополчение распалось. Правда, казаки Трубецкого после разгрома ополчения оставались недалеко от Москвы.

Осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде начинается движение по организации нового ополчения. Деятельность по сбору средств на Второе ополчение развернул земский староста Кузьма Минин. Воеводой народного ополчения стал стольник Суздальского уезда князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Летом 1612 г. Второе ополчение двинулось к Москве и 14 августа подошло к Троице-Сергиеву монастырю. Под стенами столицы ко Второму ополчению присоединились остатки Первого ополчения, которые, во главе с Заруцким и при активном участии его казаков, продолжали выполнять свой долг. Отсюда начался поход ополчения непосредственно на столицу.

В самый сложный момент боя за московский Кремль Минин обратился к казакам с просьбой помочь в отражении атаки поляков. Казаки ринулись в бой и опрокинули боевые порядки врага. В польском войске поднялась паника. Бросив обоз, артиллерию и провиант, гетман Ян Кароль Ходкевич спешно отступил из русской столицы, что и предрешило судьбу польского гарнизона в Кремле. 22 октября 1612 г., на день обретения иконы Казанской Божьей Матери, которая сопровождала ополчение, был взят Китай-город. А 26 октября поляки отступили за стены Кремля.

В феврале 1613 г. Земский собор избрал на царствование Михаила Федоровича Романова. Началось возрождение Российского государства. В его социальной структуре казачество призвано было сыграть важную роль опоры государства.

В XVII в. среди «служилых чинов» Московского государства был низший разряд служилых людей, в состав которого входили стрельцы, пушкари, драгуны и казаки. Их задача состояла в защите рубежей страны при отсутствии регулярной армии. Не была закончена борьба с Польшей, России требовалось разрешить ожесточенные споры с ней. В 1616 г. бывший претендент на Московский престол, Владислав, достиг совершеннолетия. В соответствии с обычаями того времени он вновь предъявил свои права, издав об этом соответствующую грамоту. Тогда же польско-литовское войско во главе с Владиславом и литовским гетманом Ходкевичем вторглось в пределы России.

Следует отметить, что основу польских сил составили запорожцы и «черкасы», т.е. малороссийские реестровые казаки, выступившие в поход во главе с гетманом Петром Сагайдачным. Войску удалось снять осаду Смоленска и дойти до Москвы и даже попытаться взять столицу штурмом. Но этот штурм оказался неудачным, после чего главные силы армии Речи Посполитой расположились в районе Троице-Сергиева монастыря, а отряд украинских казаков отошел к Калуге. Присутствие вражеских армий, истощение от многолетней Смуты и войн и внутренняя нестабильность заставили русское правительство согласиться на мирные переговоры на невыгодных для себя условиях.

1 декабря 1618 г. было подписано Деулинское перемирие, получившее название по деревне близ Троице-Сергиева монастыря, сроком на 14 лет 6 месяцев. Условия мира были унизительны для России, которая уступала неприятелю ряд территорий, включая Смоленск. При этом Польша вовсе не отказалась от претензий на российский престол. В 1632 г., когда подходил к концу срок Деулинского перемирия, умер Сигизмунд III. Россия, которая не могла смириться с условиями Деулинского перемирия, решила вернуть утраченные ею территории. К Смоленску двинулось тридцатитысячное русское войско. Сам момент наступления в целом был выбран верно. Экономика страны к этому времени укрепилась, и ее военные силы были в гораздо лучшем состоянии, чем в 1618 г. К тому же Польша и Швеция, которые в начале столетия часто выступали с общих позиций, на этот раз вели друг против друга военные действия как участники Тридцатилетней войны.

К сожалению, России не удалось избежать войны на два фронта. Так, начав в 1633 г. осаду Смоленска на западном направлении, русским войскам и на юге пришлось вести боевые действия против крымских и ногайских войск, а также малороссийских и запорожских казаков.

В августе 1633 г. начался поход нового польского короля Владислава на помощь Смоленску. 25 августа его 15-тысячное войско подошло к осажденному городу. Войско поляков в свою очередь окружило русских, осаждавших город, а немного позже им на помощь пришло еще

  • 20 тысяч запорожских казаков. Русские отважно защищались против численно превосходящего их противника, однако силы были неравны. К тому же на главнокомандующего русской армией Михаила Шеина «надавили» иностранные офицеры. И в феврале русские начали переговоры об условиях капитуляции. По условиям договора, заключенного
  • 21 февраля 1634 г. между русскими воеводами и Христофором Радзи- виллом по прозвищу Перун, русские войска с личным оружием, но без артиллерии, запасов и снаряжения, беспрепятственно отступили к границе.

После победы под Смоленском главная польская армия попыталась двинуться на территорию Московского государства, но была остановлена героической защитой гарнизона города-крепости Белая численностью немногим более тысячи человек. Во время вылазки русским удалось ранить самого короля. Всего в боях под городом противник потерял не менее четырех тысяч человек. Неожиданная неудача королевских войск вынудила польское правительство прекратить военные действия. 4 июня 1634 г. был подписан Поляновский мир, названный по пограничной реке Поляновке близ Вязьмы. России возвращался Серпейск с округой. В остальных пунктах договора по существу были подтверждены условия прежних соглашений. В то же время по условиям Поляновского мира был ликвидирован один из самых унизительных для России пунктов Деулинского перемирия: Владислав отказался от прав на царский трон.

Опыт войн с Польшей и ее союзниками позволил России увидеть, насколько опасным является южное стратегическое направление. Именно оттуда угрожали набегами крымцы, ногаи, запорожцы. Теперь Россия обратила на это направление особое внимание. В районе Дикого Поля стали укрепляться старые и строиться новые опорные пункты. В этих условиях казачество обретало особую важность как фактор стратегический. Целый ряд крепостей и других фортификационных сооружений был призван защищать южные границы государства от набегов крымских татар и ногайцев.

17 апреля 1636 г. в качестве опорного пункта Московского государства воеводой Романом Боборыкиным был основан Тамбов. На холме, у слияния рек Цны и Студенца была воздвигнута мощная крепость со стенами высотой до шести метров. В крепости расположился гарнизон в тысячу человек, а вскоре началась активная колонизация края. Крестьян привлекали плодородные земли, и они охотно селились здесь. С южной стороны крепость защищал глубокий ров, упиравшийся концами в реки. Ров заполнялся водой. Крепость занял гарнизон, насчитывавший свыше тысячи воинов. Строительство укрепленной черты потребовало громадных усилий от немногочисленного местного населения, но траты не были напрасными. Татарским набегам была поставлена надежная преграда. Тем временем под защитой началось заселение крепости. Крестьян привлекали в этом крае плодородные земли и возможность скрыться от помещиков.

Другим серьезным укреплением становится возникший в 1627 г. Козлов на реке Лесном Воронеже. Сначала здесь были скиты, потом построен монастырь (Козловский Троицкий монастырь), а в 1636 г. воеводы И. Буркин и М. Спешнев построили около монастыря земляной городок, названный Козловом, для обороны Рязанской «украины» от набегов крымских татар.

Одним из выдающихся событий в истории морских походов донских казаков было занятие в 1637 г. крепости Азов, закрывавшей выход из Дона в Азовское море. Захват крепости был осуществлен с помощью казацкой флотилии, на судах которой к Азову были доставлены необходимые для осады крепости с суши артиллерия, боеприпасы и продовольствие. Казаки укрепились в городе, и началось так называемое «Азовское сидение». Город был превращен казаками в базу, откуда они выходили в море. Понимая значение Азова для Русского государства, казаки вскоре после его взятия обратились к правительству с предложением занять Азов своими войсками.

Принятие предложения казаков означало войну с Турцией, а этого русское правительство не желало. Вопрос попытались решить на Земском Соборе (январь 1642 г.), однако на нем мнения разделились: служилые высказались за войну, посадские, торговые люди - против. В результате от посылки войск решено было отказаться. Узнав о решении Москвы, казаки в том же 1642 г. покинули город, предварительно разрушив его укрепления. В 1644 г. в Турцию для решения вопроса миром был отправлен посол И. Милославский, который уладил дело. Казакам за их «усердие» о государевых интересах было выдано 2000 рублей «премии».

Все это служило самым весомым основанием для привлечения казаков к сражениям Тридцати летней войны. Почти в самом ее начале, в октябре 1619 г., во время осады Вены восставшими чехами и трансильванцами под руководством Бетлена Габора десятитысячный отряд наемни- ков-казаков («охочих людей») вторгся через Польшу в Чехию и Моравию. Их по поручению короля Сигизмунда III завербовал шляхтич Александр Лисовский, получивший название «лисовичка»[9]. Казаки встали под знамена императора Фердинанда II Габсбурга. Но поведение казаков было жестоким, они разрушали, выжигали и грабили некатолические замки, города и села. В ноябре того же года казаки, завербованные венгерским феодальным магнатом Фридрихом Другетом, ворвались в Транс ил ьванию, а также осадили города Кошице и Пряшев в Словакии. После этого Габор Бетлен вынужден был подписать тайное перемирие с Габсбургами, что разрушило прежние планы антигабсбургской коалиции, заставив ее войска снять осаду Вены и позволив армии Фердинанда II перегруппировать силы после неудачной военной кампании в 1619 г. Но австрийцы выплатили казакам не полную сумму причитающихся средств, поэтому в середине декабря 1619 казаки вернулись в Сечь.

8 ноября 1920 г. в одном километре от Праги в сражении у Белой Горы 25-тысячная армия, которой командовал фельдмаршал Карл Бона- вентура де Бюкуа, разбила 23-тысячное войско протестантов-чехов под командованием герцога Христиана Ангальтского старшего. «Лисович- ки» принимали участие в битве на стороне Лиги.

Во время Тридцатилетней войны, в 1625 г. за службу королю Речи Посполитой после осуществления реестра казаков в шесть тысяч было установлено жалованье войску в размере 60 тысяч золотых и отдельно денежное вознаграждение казацкой старшине. Последней предназначались ежегодные должностные оклады: гетману- 600 золотых, двум есаулам - по 150, обозному, писарю и судье военному - по 100, шести полковникам - по 100, есаулам полковым - по 50, шестидесяти сотням - по 50 злотых[10].

В 1631 г. две тысячи казаков на стороне армии имперского генералиссимуса Альбрехта фон Валленштейна принимали участие в боевых действиях в Силезии против Саксонии. В книге Владимира Сичинского «Чужинщ про Украшу» приведены данные об участии четырехтысячного отряда казаков в боевых действиях под императорскими знаменами в Люксембурге из № 81 еженедельника Gazette de France за 1631 г. Сообщается, что конные казаки под руководством полковника Тарасского (вероятно, речь идет о Тарасе Трясило) воевали в Люксембурге, Фландрии и Пикардии против французских войск под руководством графа Людовика де Суассона, бывшего в то время губернатором Шампани. После первой неудачи «казаки напали на французов со страшным криком; наши люди (французы) не привыкли к такому крику, так испугались, что бросились бежать и отступили к болоту на другом берегу речки...»[11].

Казаки сражались в эскадронах легкой конницы в подразделениях генералов Иоганна Верта и Матиаса Галласа. Известно, что Валленштейн ценил казаков выше польских гусаров и хорватов. Австрийское командование формировало из казаков легкие кавалерийские полки и эскадроны, способные совершать глубокие рейды в северную и северо-восточную Францию. В феврале 1636 г. двухтысячный кавалерийский полк запорожцев через реку Маас возле Вердена ворвался в провинцию Шампань, разгромил части французов, которые были расквартированы в этих местах. После этого казаки с богатой добычей вернулись в Люксембург, к месту дислокации австрийских войск.

Император Священной Римской империи Фердинанд II также прибегал к военной помощи казаков в 1635 г. во время войны Франции с Испанией, послав в Бельгию их вместе с хорватами, чтобы истощить французские войска и разрушить их коммуникационные средства, что и было успешно сделано[12]. В результате во французском лагере наступил голод. Одним из наиболее успешных военачальников казаков был Павел Нос- ковский, чьи бойцы отличались в сражениях во Франции, Австрии и Люксембурге. Согласно контракту рядовой казак должен был получать ежемесячно до 6 талеров, а Носковский - 200 талеров, что по тем временам было астрономической суммой. Однако опять казаки не получали жалования, из-за чего было решено разорвать контракт с императором и уехать домой. Это вынудило императора 21 июля 1636 г. подписать новый контракт с большинством казаков и выплатить им некоторую часть денег. Три тысячи казаков под командованием Московского вошли в состав армии фельдмаршала Иоганна фон Гётца. Почти полторы тысячи казаков, прежде всего раненые и больные, вернулись домой через Нюрнберг, Верхний Пфальц и Чехию. А еще две тысячи наиболее опытных бойцов образовали вместе с хорватами графа Людвига Изола- ни ударную силу кавалерии Верта[13].

Во время Тридцатилетней войны Западной Европы достигла и морская слава казаков. Посол Франции в Польше граф де Брежи посоветовал кардиналу Джулио Мазарини взять казаков на службу. 2400 казаков на своих «чайках» вышли в Черное море, миновали Босфор и Средиземное море, прошли Гибралтар, обогнули Иберийский полуостров и дошли до Дюнкерка. Там казаки приняли участие в сражении с испанским флотом. Сведения об этом были обнаружены в 1899 г. в архиве Дюнкерка историком А.В. Половцевым в переписке принца Конде и кардинала Мазарини, относящейся к 1646 г.[14]

Поучительно имперское отношение к казакам, которым в очередной раз не платили жалования, а после бунта, устроенного ими около Гра- фенберге, где казаки ожидали обещанных денег, против них было выслано войско под предводительством графа Петра Эрнеста Мансфельда, которое и разбило казаков, убив несколько, вытеснив их за пределы империи. Кстати, обманывала казаков и другая, антигабсбургская сторона. В октябре 1645 г. отряды казаков принимали участие в боевых действиях во Фландрии и взятии приступом крепости Дюнкерк. Решение о капитуляции испанского гарнизона было принято 11 октября 1646 г. Но местные власти казакам не заплатили, а потому часть из них перешли на сторону испанцев. Другие же вернулись домой[15].

Справедливости ради следует заметить, что задержки жалования наемникам были в те времена повсеместной практикой. А потому не одни казаки становились жертвой нечестных исполнителей контракта. Никколо Макиавелли в трактате «Государь» весьма критически отзывался о сильно возросшей к началу XVI в. зависимости Франции от таких наемных войск. А во Франции в период Итальянских войн (1494-1559) появилась поговорка Point d'argent, point de Suisse («Нет денег- нет и швейцарца»), констатирующая дезертирство швейцарских наемников армии Франциска I (1494-1547) в разгар боевых действий из-за задержки оплаты.

Тридцатилетняя война завершилась в 1648 г. Вестфальским миром, основу которого составили два договора, подписанные в Мюнстере и Оснабрюке. Но даже когда боевые действия прекратились, некоторые отряды запорожских казаков вплоть до 1655 г. продолжали сражаться с французами во Фландрии на стороне испанцев.

Вряд ли будет справедливым считать, что западные государства в лице своих военачальников использовали казаков в Тридцатилетней войне лишь как пушечное мясо. Опыт ведения боевых действий передовыми европейскими полководцами впитывался казаками не в теории, а на практике. Этот же опыт пригодился непосредственно в год окончания этой общеевропейской войны, когда казаки приняли участие в борьбе с Речью Посполитой, сражаясь у Желтых Вод, под Кор- сунем, Пилявцами, а в 1649 г. - Зборовом. В итоге войны многие отличившиеся казаки вошли в состав национальной элиты. Была уничтожена польская администрация в крае. Произошел переход Войска Запорожского со всеми городами и православным населением под руку русского государя.

Важным направлением внешней политики России было украинское. С одной стороны, это был особый регион, который «тянулся» к России исторически и культурно. С другой стороны, как показала история, особенно в XVII в., с территории Украины могла исходить для России опасность: украинское казачество могло блокироваться с Польшей (они составляли часть коронной армии), Литвой, ногаями или крымчаками, и выступать против России единым с ними фронтом.

Украина не имела в то время своей государственности в прямом смысле этого слова. Она была частью Речи Посполитой, частью, пользовавшейся определенной автономией. Эта автономия выражалась в том, что Украина имела самоуправляющиеся территории, на которых имелась собственная администрация, украинцы исповедовали Православие, в то время как Польша была католической страной, а Литва - окатоличенной.

Войско Украины состояло из запорожских и городовых казаков. Эти казаки были внесены в особые списки («реестры»), что было знаком того, что польское правительство считает их официальной военной силой. Служили реестровые казаки за плату. Количество реестровых казаков менялось в зависимости от конкретной военно-политической обстановки. Хотя обычно такое «реестровое» казачество не исчерпывало всего военного потенциала Украины, и в случае набегов или войн Украина могла выставить больше бойцов, чем имела право выставить официально. Во главе реестровых казаков стоял гетман, который утверждался в должности королем. Основной военной единицей был курень. Запорожский Кош (то есть, Сечь) состоял из куреней, управляемых куренными атаманами. Курени получали название по именам городов, из которых преимущественно и были выходцы соответствующего куреня. Каждый курень имел свое хозяйство.

Когда Войско Запорожское выступало в поход по суше, то делилось оно не на курени, а на полки («паланки») так, что полк состоял из казаков нескольких куреней. Во главе куреня стоял атаман. Атамана выбирал куренной казацкий совет - «куренная рада». 1 января каждого года в Сечи созывалась «Сечевая рада», в которой участвовали все запорожцы. Несмотря на своеобразную организацию казачества, в некоторых видах военных действий оно было достаточно боеспособным.

В начале XVII в. Украина была в союзничестве с поляками, Литвой, ногаями и крымцами, которые поддержали военные предприятия Лже- дмитрия I, Сигизмунда III и затем Владислава в борьбе с русской государственностью. И Сигизмунд, и Владислав высоко ценили военные услуги Сагайдачного и вообще казачества. Однако Речь Посполитая в это время ввязалась уже в очень большое количество военных предприятий. Она требовала от Украины все больше военной помощи: против Турции, Швеции, России и других соперников. Кроме того, в войнах с Россией Речь Посполитая усиливала давление на Восток, а для этого ей нужны были спокойные тылы и коммуникации. Это в рассматриваемое время привело к тому, что Украина стала терять некоторые атрибуты своей самостоятельности. Начинается наступление на права украинской шляхты. Расширяется католическая экспансия на Восток. Поэтому украинская шляхта оказалась между двумя полюсами притяжения: один - старый, в лице Речи Посполитой, другой - новый, в лице крепнущего Русского государства. Отсюда усиление расслоения в среде шляхты и казачества: часть из них ориентировалась на Польшу, часть - на Россию.

Крестьянство в этих условиях делало более определенный выбор. Проблема состояла в том, что после принятия Люблинской унии 1569 г., объединившей Польшу и Литву в единое государство - Речь Посполи- тую, в нее также были включены Белоруссия и большая часть Украины, и положение народа резко ухудшилось. Население Украины испытывало тройной гнет: крепостнический, национальный и религиозный. Значительным источником пополнения рядов казачества было крестьянство, которое бежало на Хортицу, на Запорожскую сечь, спасаясь от усиливающегося гнета. Действительно, в этих условиях для значительной части населения Украины и Белоруссии Православная Россия оказалась естественным союзником Украины. С XVI в. мощные антипольские восстания становятся все более частыми и опасными для короны.

Первым гетманом реестровых казаков, который обратился к России за помощью, был Кришоф Косинский (1545-1593), который возглавил антипольское восстание в 1591-1593 гг., названное его именем. За год до восстания он стал полковником Войска Запорожского реестрового, а в период восстания был гетманом казаков-низовиков. Косинский проявил себя как дипломат. В период восстания он вел переписку с Российским государем, предлагая ему свою службу. В письме царя Федора от 20 марта говорится о предложении: «черкасом запорожским гетману Хриштопу Косинскому и всем атаманам и черкасом быть на Донце»[16].

Особенно грозным для польской короны было крестьянско-казацкое восстание под руководством Наливайко 1596-1597 гг.

XVII в. оказался периодом, наполненным множеством противоречий. Несовпадения интересов разных социальных групп простирались весьма широко, определяя нестабильность функционирования отечественной государственности, экономического взаимодействия, социально-культурных аспектов российской жизни. Это столетие вошло в историю России как «бунташный век». Действительно, данный период был, как никакой более ранний, наполнен народными движениями, в ходе которых применялись самые острые формы борьбы со стороны как бунтующих, так и власти. В середине XVII в. в стране наблюдалось критическое накопление социального недовольства. Затронуло оно и то сословие, которое до этого времени не было захвачено бунтарской волной, а именно казачество. Достаточно сказать, что из трех казацко-крестьянских войн две приходятся на XVII в. Активнейшее участие в них принимало именно казачество, создавшее к этому времени собственную оригинальную и эффективную военно-служилую организацию, обладавшее богатым опытом военных действий и стремившееся достигнуть в этой борьбе своих сословных целей.

Неудивительно, что один из лидеров казачества - Сагайдачный, который долгое время был серьезным военным противником России, - став в 1620 г. главой реестрового казачества и столкнувшись с отказом Сигизмунда увеличить количество реестровых казаков, обиделся на короля и направил в Москву делегацию запорожцев во главе с Петром Одинцом с просьбой о принятии их в русское подданство. Однако и тогда это начинание не получило продолжения. Прежде всего потому, что такой шаг со стороны России вызвал бы немедленно тяжелую войну с Речью Посполитой, а к такой войне России не была готова. Несмотря на неудачу посольства, на Украине в 1620-1630-х гг. нарастает социальная напряженность, на фоне которой расширяются анти- польские движения.

Эти движения слились в широкое освободительное движение в 1648 г., когда во главе его встал сотник, а впоследствии гетман Богдан Хмельницкий (1595-1657). Происходивший из рядов обедневшей украинской шляхты, он был достаточно хорошо по тем временам образован, знал латынь, польский и турецкий языки. Был талантливым военачальником. Его казацко-крестьянское войско одержало ряд побед, из которых важнейшие были под Корсунем и Желтыми Водами (май 1648 г.), а в сентябре - под Пилявцами; были очищены от поляков Волынь и По- долия, а в декабре его войсками был занят Киев.

Летом 1649 г. войско Хмельницкого, действуя совместно с татарами, нанесло полякам ряд новых поражений, а в начале августа польские войска оказались под угрозой полного уничтожения. Их спасла от этого лишь фактическая измена татар (крымский хан Ислам-Г ирей III предъявил Хмельницкому требование заключить мир, угрожая в противном случае перейти на сторону короля). В августе 1649 г. в Зборове между Хмельницким и Яном Казимиром был подписан мирный договор на выгодных для Украины условиях: украинское самоуправление вводилось на территории трех воеводств: Киевского, Черниговского и Брацлавского. Здесь ограничивались права польской шляхты, а официальные должности могли занимать православные. Количество реестровых казаков доводилось до 40 тысяч человек.

Однако на этом освободительная война завершиться не могла, и в 1650 г. военные действия были возобновлены. В январе 1650 г. война была продолжена. Правда, на этот раз для Хмельницкого дела складывались уже не столь успешно. Летом 1651 г. его войско потерпело поражение, и снова это было следствием измены подкупленных поляками татар, которые вывели свои войска из сражения. Эта неудача и ряд последовавших поражений восставших крестьян от польских войск вынудили

Хмельницкого под Белой Церковью заключить новый мирный договор (18 сентября 1651 г.). Условия его были гораздо тяжелее. Самоуправление оставалось лишь в Киевском воеводстве, количество реестровых казаков сокращалось до 20 тысяч. Значительная часть украинских крестьян вновь попала в неволю. Ненова борьба продолжилась. В 1652 г. польской армии было нанесено тяжелое поражение под Батогом.

Вместе с тем Хмельницкий понимал, что без помощи России ему эту тяжелую борьбу не выдержать. Он трижды посылал послов в Москву, но там по-прежнему не решались принять важное решение, хотя и старались оказывать Украине дипломатическую и иную возможную поддержку. Принципиальное решение о принятии Украины в подданство было принято на Земском соборе в октябре 1651 г., однако процедура оказалась нескорой. Осенью 1653 г. в Москву была направлена очередная «Челобитная Войска Запорожского Речи Посполитой Московскому Царству о принятии запорожцев в подданство русского Царя и оказании им защиты против шляхетской Речи Посполитой».

В том же году в Польшу отправилось русское посольство, которое потребовало от короля наказать польских чиновников, виновных в «умалении» царского титула, прекратить притеснять православных, отказаться от Унии и вернуться во взаимоотношениях с Хмельницким и его людям к нормам Зборовского мира. Поляки эти условия отвергли и в ответ на них двинули на силы Хмельницкого свои войска. Теперь с колебаниями было покончено. Алексей Михайлович заявил гетману, что принимает его под свою власть, и 1 октября 1653 г. созвал Земский собор, который приговорил, что надо принять казаков и объявить войну Польше за притеснения Православной веры и за оскорбление царской чести. К Хмельницкому было направлено посольство во главе с В.В. Бутурлиным. После решения Земского собора о принятии Войска Запорожского в российское подданство 8 января 1654 г. в столице войска, которой в то время был Переяслав, город, расположенный на реке Тру- беже, левом притоке Днепра, состоялось собрание представителей запорожского казачества и переяславского мещанства во главе с гетманом Богданом Хмельницким. На этом собрании после речи Хмельницкого, указывавшего на необходимость для Украины выбрать кого-нибудь из четырех государей: султана турецкого, хана крымского, короля польского или царя московского и отдаться в его подданство, народ единодушно закричал: «Волим под царя московского, православного»[17].

На присоединенных землях сохранялись гетманская власть, местные должностные лица (воеводы, полковники и т.д.). Эти должности, равно как и должность гетмана, были выборными. Войско выбирало и гетмана, условием было лишь извещение о соответствующем выборе Москвы. Украинская казацкая старшина, шляхта и духовенство сохраняли право владения наследственными землями, а городское население - права самоуправления, определяемые так называемым Магдебургским правом (нем. Magdeburger Recht), которое было одним из наиболее распространенных систем городского права в Европе, сформировавшейся еще в XIII столетии. Таким образом, население сохраняло все свои прежние права и привилегии. Казачий реестр был сохранен и увеличен до небывалой ранее цифры - 60 тысяч человек. За ними оставлено право выбирать старшину и гетмана, «кого захотят», только с последующим доведением до сведения Москвы. Разрешено было принимать и иностранные посольства.

Все доходы с городов и сел Малороссии оставались в гетманской казне. На практике это означало систему постоянных субсидий из центра, так как местные власти плохо заботились о состоянии укреплений и инфраструктуры. Гетман и войско сохраняли также право сношений с другими государствами; единственным ограничением было лишь то, что сношения с Польшей и Турцией осуществлялись под контролем московских властей.

Воссоединенные территории получили для своего развития гораздо более благоприятные условия, чем ранее. Конечно, в России в это время уже было введено крепостное право, но в русском варианте оно все-таки было менее жестоким, чем в Польше, где царил произвол мелкой шляхты, барщина доходила до шести дней в году. Владелец крестьянина фактически не отвечал за его убийство. В России в это время активно складывался общегосударственный рынок, и присоединенные территории находили в нем свое место.

Прямым следствием воссоединения Украины и России стала Русско- польская война 1654-1667 гг. Уже 23 октября 1653 г., всего через месяц после решения Земского Собора о принятии Войска Запорожского в российское подданство и за два месяца до официального присоединения Гетманщины к России (то есть до Переяславской Рады), Россия официально объявила войну Речи Посполитой. Целью войны была названа борьба за освобождение Украины и Белоруссии. В 1654 г. русские войска освободили Смоленск и ряд других русских городов. Казаки заняли Гомель, Рогачев, Чичерск и некоторые другие города Украины и Белоруссии. В конце года Речь Посполитая совместно с Крымским ханством нанесли русским и украинским соединениям ряд серьезных поражений, в результате которых более 200 тысяч человек было убито или попало в плен.

В следующем, 1655 г., территория Западной Руси и Белоруссии была практически полностью освобождена и военные действия были перенесены уже непосредственно на этническую территорию Польши и Литвы. Гетману Даниилу Выговскому удалось взять Люблин, Раву и другие польские города. К 1656 г. под контроль России перешла большая часть территории Великого княжества Литовского. Тогда же было подписано Виленское перемирие, и до 1658 г. там же, в Вильне, шли переговоры об условиях мира с Речью Посполитой.

Тем временем ситуация на Украине обострилась. Сподвижники Хмельницкого, часть украинской шляхты и казачества не признали власти Выговского. Его политика вызвала активное сопротивление. Сече- вые казаки во главе с кошевым атаманом Яковом Барабашем отказались признать нового гетмана и подняли восстание. Мятеж поддержал соседствовавший с Сечью и связанный с ней экономически Полтавский полк во главе с полковником Мартыном Пушкарем. Восставшие обвинили Выговского в измене за политику в отношении Речи Посполитой и сношения с Крымским ханством; для этих обвинений были весьма веские основания. Это было вскоре продемонстрировано с полной очевидностью, когда Выговский призвал на помощь против оппозиции крымских татар. Расплачивался с ними за помощь он «живым товаром» - украинским населением.

Активизировались на Украине и поляки. Они распространяли среди населения слухи о том, что якобы скоро Москва назначит в украинские города воевод, казацкие полки будут переформированы в драгунские, а налоги с местного населения будут отправлять в Москву. Восставшие против нового гетмана, прежде всего Барабаш и Пушкарь, просили царя о помощи, но Алексей Михайлович долго пытался примирить стороны. К тому же ситуация была во многом неясной. Разобраться, какова расстановка сил на Украине, кого и как поддерживать в сложившейся ситуации, подчас было очень сложно. Сам Выговский старался не занимать по отношению к Москве бескомпромиссной позиции и вел довольно сложную игру, вплоть до предложения царю принять участие в формировании польско-украинско-крымско-русской коалиции. В результате в 1657-1687 гг. на территории Украины и Запорожского войска начался период, который фактически стал временем Гражданской войны. Казачество и шляхта воевали между собой. В ситуацию периодически вмешивались Россия, Речь Посполитая, Швеция и Турция (в лице крымских татар), стараясь повернуть ситуацию максимально в свою пользу.

В такой обстановке наступает завершающий этап русско-польской войны. В январе 1667 г. сторонами было подписано Андрусовское перемирие, которое фактически и завершило войну. По его условиям России возвращались районы, отошедшие к Польше после польско-шведской интервенции начала XVII в., а именно: Чернигово-Северская и Смоленская земли, города Невель, Велиж и ряд других. Польша признала воссоединение Левобережной Украины с Россией. Россия, в свою очередь, отказалась в пользу Польши от Правобережной Украины. Киев с округой передавался России на два года, до 1669 г., хотя на деле остался за Россией и после этого срока. Запорожская Сечь подлежала совместному контролю России и Польши. Перемирие заключалось на срок в тринадцать с половиной лет, однако стороны взаимно решили не пересматривать итоги войны. В 1686 г. условия «перемирия» были подтверждены аналогичными условиями «Вечного мира» между Россией и Польшей.

Воссоединение Украины с Россией и последовавшие за этим события имели огромное историческое значение для всех втянутых в эти события сторон. Ситуация на юго-западных российских границах наконец-то стабилизировалась. Для Украины (в тех границах, в которых она была воссоединена с Россией) открылись перспективы: ее народ был освобожден от религиозных и национальных притеснений. Создавались благоприятные условия для формирования украинской нации. Сейчас появились новые трактовки этого решения Хмельницкого, объясняющие действия гетмана как стремление заключить временный военно-политический союз с московским государем против Речи Посполитой. Французский историк и секретарь Французской академии Элен Каррер д’Анкосс считает, что в 1654 г. состоялось воссоединение России и Украины, а не идет речь об аннексии. Это воссоединение явилось результатом религиозного, политического и национального кризиса, начавшегося на Украине за полвека до этого. Овладение Украиной означало сближение России с Европой, оно привело к появлению в Москве «более западных, более образованных элит, чем доморощенные правящие круги»[18].

Боевые успехи запорожского казачества к концу XVI в. побуждали как светские, так и духовные власти в лице Ватикана просчитывать возможности извлечения военной выгоды от использования отрядов казаков непосредственно в сражениях. И хотя в то время украинские земли входили в состав Речи Посполитой, а запорожские казаки являлись подданными польского короля, это не мешало им вести самостоятельную военную политику. В 1680-х гг. казаки совершили несколько удачных походов, после чего папская дипломатия задумалась о привлечении казачьих отрядов к участию в «Священной Лиге», антитурецкой коалиции под патронатом римского папы, сложившейся в ходе начавшейся в 1683 г. Великой Турецкой войне. Такое название получили длящиеся по 1699 г. конфликты между Османской империей и союзом христианских европейских государств (Священной лигой), куда входили Священная Римская империя (Габсбургская Австрия), Речь Посполитая, Русское царство, Венецианская республика и Мальта. Именно в это время обозначились различия интересов казаков и Польши, которая по отношению к Турции занимала примиренческую позицию.

Развитие российского казачества в XVII столетии вписывается в рамки «военной» революции, под которой понимаются радикальные преобразования в стратегии и тактике военного дела, вызванные существенными изменениями в государственном управлении и в свою очередь оказавшие влияние на государство[19]. Участие казачества в европейской Тридцати летней войне стало подтверждением превращения его в самостоятельного геополитического игрока.

  • [1] Гордеев АЛ. История казаков. Часть 1. Золотая Орда и зарождение казачества. М.: Страстной бульвар, 1992.
  • [2] Малыхин К.Г. История Донского края. М.: МарТ, 2006; Пудавовъ М.В. История Войска Донского и старобытность начал казачества. М.: Мир русскогослова, СверХновая Былина, 2015.
  • [3] Алексеев В.М. Тридцатилетняя война. Л.: Учпедгиз, 1961; Веджвуд С.В.Тридцатилетняя война. М.: ACT, Астрель, Полиграфиздат, 2012; Поршнев Б.Ф.Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства.М.: Наука, 1976.
  • [4] Theiner A. Vetera monumenta Poloniae et Lithuaniae gentium-que finitimarumhistoriam illustrantia. Romae: Typis Vaticania, 1861. V. III. P. 211-213.
  • [5] Documenta pontificum Romanorum historiam Ucrainae illustranta. Romae:Sumptibus PP, 1953. V. I. P. 233-235.
  • [6] Плохий C.H. Политика Ватикана в Северном Причерноморье и украинскоеказачество в конце XVI в. / Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Ростов-н/Д: РГПИ, 1986. С. 117-126.
  • [7] Мемуары относяпцеся къ исторш Южной Руси. Михаил Литвин, Б. де-Ви-женер, Л. Горецкий, Э. Ляссота / Перевод К. Мельник; под ред. В. Антоновича.Выпуск I (XVI ст.). Юевъ: Типограф1я Г.Т. Корчакъ-Новицкаго, 1890.
  • [8] Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М.: Наука, 1978. С. 90-101.
  • [9] Мельниченко И. «Белое пятно» украинской историографии: казаки-кон-дотьеры в Чехии и Моравии / Украина Incognita / Под общ. ред. Л. Ившиной. 4-еизд. М.: Украинская пресс-группа, 2005. С. 124-125.
  • [10] Сергийчук В.И. Именем Войска Запорожского: Украинское казачествов международных отношениях XVI- середины XVII века. М.: Украина, 1991. С. 112-113.
  • [11] Сичинский В. Чужинщ про Украшу. Кшв: Ярослав1в Вал, 2011.
  • [12] Баран А. Казаки на императорской службе в годах 1635-1636 // Украинский историк. Мюнхен; Торонто; Нью-Йорк, 1979. № 1-3. С. 6.
  • [13] Проблемы комплектования Вооруженных Сил Украины военнослужащимипо контракту: социальный аспект анализа / Под ред. Н.Н. Шевченко. М.: НАОУ,2007. С. 24.
  • [14] Смирнов А.А. Морская история казачества. М.: Яуза; Эксмо, 2006.
  • [15] Махун С. Казаки-наемники на службе европейских государств // УкраинаIncognita / Под общ. ред. Л. Ившиной. 4-е изд. М.: Украинская пресс-группа,2005. С.121-122.
  • [16] Цит. по: История Украинской ССР в 10 томах. Т. 2. Киев: Наукова думка,1982. С. 356.
  • [17] Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в 3 тт. (Сборник документов и материалов 1620-1654 гг., посвященных освободительнойвойне Б. Хмельницкого и Переяславской раде). М.: Издательство Академии наук СССР, 1953. Т.З. С. 373.
  • [18] Каррер д'Анкосс Э. Евразийская империя: История Российской империис 1552 г. до наших дней. М.: РОССПЭН, 2010. С. 44.
  • [19] Parker G. The Military Revolution: Military Innovation and the Rise of theWest, 1500-1800. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Roberts M. Themilitary revolution, 1560-1660; an inaugural lecture delivered before the Queen'sUniversity of Belfast. Belfast: M. Boyd, 1956.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >