КАЗАЧЕСТВО В ВОЙНАХ XVIII-XIX СТОЛЕТИЙ

В XVIII в. значение казачества как военной силы уменьшилось. Это было связано, прежде всего, с военными реформами Петра I и административными реформами Петра и Екатерины II. Регулярная армия, административный аппарат Империи и его полицейский аппарат теперь установили контроль над территорией практически всей Империи.

На протяжении XVII-XVIII вв. правительство проводило последовательное наступление на права и привилегии российского казачества. Дело в том, что в предшествующие времена казачество играло роль форпоста на окраинах государства. В новых условиях оно переставало в нем нуждаться. В то же время особый уклад жизни казаков, их традиции «воли» и своеобразной демократии настораживали власти, а их военная организация казалась опасной. Так, уже в 1740-х гг. была отменена выборность войсковых атаманов, казаки стали привлекаться на службу вдали от родных мест. Ущемлялись их хозяйственные интересы.

Вместе с тем как военно-служилое сословие казачество сохраняется. Недооценку важности регулирования отношений с казачеством показали события семидесятых годов XVIII в., когда вспыхнула очередная крестьянско-казацкая война под предводительством Емельяна Ивановича Пугачева (1742-1775).

Уже в то время российские политические события плотно переплетались с европейскими реалиями. Поскольку во многих событиях внутриполитической жизни было активно занято казачество, оно волей судьбы оказывалось втянутым в действия геополитического порядка. В 1700 г. началось противостояние России со Швецией, которое вылилось в длившуюся более двух десятилетий Северную войну. Решающий момент борьбы наступил в 1708-1709 гг., когда Карл XII покинул пределы Саксонии и двинулся в Россию. Он занял Минск, Могилев, но 28 сентября 1708 г. у деревни Лесной произошла битва, которая завершилась победой русских.

Победа эта имела большое значение для всего хода войны. В октябре в окружении Петра I стало известно об измене гетмана Запорожских казаков Ивана Мазепы[1]. Это известие явилось сильным разочарованием для Петра, который всецело доверял Мазепе. Гетман давно находился со шведским королем в тайной переписке, а теперь открыто прибыл в ставку Карла. Однако он смог привести с собой лишь 5 тысяч запорожцев, хотя ранее обещал шведам до 50 тысяч войска. Кроме того, он обещал также предоставить им удобные зимние квартиры и продовольствие, так как запасы шведов стремительно сокращались, а то, что вез капитан Карл Левенгаупт, попало русским после сражения при Лесной. Александр Ментиков, узнав об измене гетмана, проявил инициативу и уничтожил базы, на которые рассчитывал Мазепа. В частности, он разорил его ставку, Батурин, где были заготовлены для передачи Карлу продовольствие, боеприпасы и 70 орудий.

Решающее столкновение двух армий произошло 27 июня 1709 г. под Полтавой. Битва стала триумфом русского оружия. Шведская армия была разгромлена. Остатки шведской армии бежали. На следующий день, 28 июня, беглецов у Переволочны настиг Меншиков. 17 тысяч деморализованных шведских солдат даже не попытались оказать сопротивление и сдались Меншикову, у которого было 9 тысяч солдат. Карлу XII и Мазепе удалось бежать с незначительным числом приближенных в Бендеры, владения Османской Империи. Вскоре, 22 сентября 1709 г., Мазепа скончался. Это не помешало Карлу XII вынашивать планы реванша.

Карл XII после поражения в Полтавском сражении укрылся во владениях Османской империи. Петр I стремился оказать давление на Турцию, добиваясь выдачи ему Карла. Удалось добиться заключения договора с султаном Ахмедом III о выдаче короля и бежавших с ним казаков, но турки уклонялись от его выполнения. Они не могли смириться с потерей Азова, а кроме того, рассчитывали использовать Карла в политической игре против России. Петр I начал угрожать, однако 20 ноября 1710 г. султан первым объявил войну России.

В борьбе с Россией Турция была не одинока. В декабре 1710 г. фактически сложилась коалиция антирусских сил. Наибольшую активность проявил крымский хан Девлет II Г ирей, который встречался в Бендерах с Карлом XII и гетманом Правобережной Украины Филиппом Орликом. Основными силами в борьбе с Россией должны были стать, кроме турок, войска крымского хана, запорожцы и часть поляков, которые выступали против Петра I. Правда, эта коалиция оказалась непрочной. Устремления участников были различными: запорожцы выступали за независимость Украины, поляки хотели ее возвращения в состав Польши, а крымские татары желали просто заниматься грабежом и угоном пленных.

В первой половине 1711 г. русские совместно с донскими, яицкими казаками и калмыцкими отрядами добились ряда успехов на Украине и Кубани, но поход Александра Бутурлина и украинских казаков гетмана Скоропадского в Крым был неудачным. Петр I решил нанести основной удар через Молдавию и Валахию, рассчитывая на поддержку проживающих там христиан. К тому же в апреле 1711 г. он заключил союз с молдавским господарем Дмитрием Кантемиром.

В мае 1711 г. русская армия, во главе которой стоял Шереметев, двинулась на Дунай. В войске находились сам Петр I и Екатерина, а также Кантемир. Это было военное предприятие, получившее впоследствии известность как Прутский поход[2]. Он сложился для русских неудачно. Мирный договор между Россией и Турцией был подписан 12 (23) июля 1711 г. на реке Прут, близ города Яссы русскими посланниками П. Ша- фировым и Б.П. Шереметевым и турецким представителем - великим визирем Балтаджи Мехмедом-пашой. Однако война не была закончена: военные действия растянулись еще на два года.

После длительных дипломатических маневров 13 июля 1713 г. был наконец заключен Адрианопольский мирный договор на условиях Прутского мирного договора 1711 г. По этим условиям Азов был сдан Турции в полной сохранности, включая орудия, захваченные у Турции в 1696 г., крепости на Азовском море были уничтожены. Кроме того, Россия лишалась своего Азовского флота, включавшего около 500 кораблей различного типа, а Запорожская Сечь переходила под юрисдикцию султана.

Победы России на море, и особенно экспедиции русских в окрестности шведской столицы, заставили Швецию ускорить принятие решения о мире. 8 мая 1721 г. начались новые переговоры о мире в Ништадте, а 30 августа выгодный для России мир был подписан. По итогам Ни- штадтского мира к России были присоединены Ингрия (Ижора), Карелия, Эстляндия, Лифляндия (Ливония) и южная часть Финляндии (до Выборга), ряд островов в Балтийском море (Эзель, Даго и др.). Был основан Санкт-Петербург. Российское влияние прочно утвердилось и в Курляндии. Россия возвращала Швеции завоеванную ею Финляндию и выплачивала в качестве компенсации 2 млн ефимков (западноевропейских талеров). Кроме того, восстанавливалась торговля между двумя странами.

Казацко-крестьянские войны всегда показывали «болевые точки» общества, что в полной мере дает основание отнести их к такому типу войн, как гражданские. Подобно другим волнениям XV-XVII вв., вылившимся в вооруженное противостояние различных социальных групп внутри одного государства, их основной движущей силой выступало аграрное население, видевшее цель в разрушении самых жестких устоев феодального строя. Несмотря на то, что такие крестьянские войны заканчивались поражением восставших, они прокладывали дорогу новому буржуазному порядку. Однако прогрессивное значение подобных войн этим не исчерпывалось. Опыт неудач из-за отсутствия ясно выраженной программы, стихийности протеста, плохого вооружения учил массы и, главное, их будущих лидеров необходимости не только осознавать цель социального протеста, но и формулировать конкретные требования, готовить отряды вооруженного сопротивления, знать тактику ведения боя и пр.

С исторической и геополитической точек зрения важно, что казацко- крестьянские войны в России имели причины, близкие к крестьянскому социальному протесту в Европе (англ. Popular revolt in late-medieval Europe). Исследователи отмечали в качестве таких причин увеличивающуюся социальную пропасть между знатью и остальным населением, рост поборов в пользу феодальной элиты, усиление инфляции, массовый голод и эпидемии[3]. Результатом явились война в Германии 1524— 1526 гг., война в Австрии 1626 г. Эти же причина имела крестьянская война в Китае 1628-1645 гг.

Как и в других странах, в России участие казачества в социальных битвах XV11-XVI11 столетий не прошло бесследно. Крестьянская война под предводительством Пугачева, безусловно, оказала влияние на последующую законодательную деятельность Екатерины. Казачество сыграло свою роль в организации Российского государства. Но времена изменились. Изменилось само казачество: формы и методы его организации, задачи, которые ставило перед собой казацкое сообщество. К чести самого казачества и к чести Российского государства, казачеству удалось найти свое место и в социальной структуре государства, и в его военной организации. В ближайшей к рассматриваемому времени перспективе это нашло свое выражение в участии казачества в Отечественной войне 1812 г.

В начале XIX в. Россия меняет геополитических союзников и вступает в Наполеоновские войны. Казаки принимают в них непосредственное участие. К старту военных действий против армии Наполеона в вооруженных силах России, согласно «Записке о донских казачьих полках, находящихся на службе», составленной войсковым атаманом Платовым, отмечалось, что в составе русской армии насчитывалось 65 донских казачьих полков, 2 конно-артиллерийские роты, 13 команд, 112 штаб-офицеров, 1173 обер-офицера, 1092 урядника и писаря, 39 639 казаков. Половина из них входила в состав трех русских армий, расположенных вдоль западной границы: 1-й Западной под командование генерала М.Б. Барклая-де-Толли, 2-й Западной под командованием генерала П.И. Багратиона и 3-й Западной под командованием генерала

A. П. Тормасова[4].

В Отечественную войну 1812 г. десять донских казачьих полков и уральские казачьи полки были в составе Дунайской армии адмирала

B. Я. Чичагова, участвовали в зарубежных походах в корпусах генералов Ф.К. Корфа и Д.С. Дохтурова. Донские полки находились и на пограничной службе в Финляндии и на Кавказе. В соответствии с приказом командующего 1-й Западной армией Барклая-де-Толли, казаки в случае разрыва дипломатических отношений и начала военных действий должны были «узнать заблаговременно обо всех неприятельских мероприятиях, беспокоить неприятеля денно и нощно, действовать ему в тыл и во фланги, стараться овладеть его транспортами и истреблять в тылу неприятельском все, что только может поспешествовать его действиям, отнимать у неприятеля все способы к продовольствию»[5]. Накануне войны все донские полки, расположенные на западной границе, были сведены в особый «летучий корпус» и переданы под командование донского войскового атамана Платова.

Воевали и бузавы, донские калмыки-казаки. Предположительно самоназвание происходит от слова «бу» (ружье), т.е. означает «вооруженный человек». Когда в 1813 г. войска союзников торжественным маршем вступали в Париж, то первыми, в признание воинских заслуг, войти в столицу Франции были удостоены чести бузавы. Под развевающимся старым боевым знаменем, пробитым в шести местах французскими пулями, в конном строю во главе со своим командиром калмыцкий полк торжественно проехал по улицам Парижа, удивляя парижан красивой формой, дисциплиной и мастерством всадников. Французы убедились, что россказни о том, что калмыки - «дикари, варвары и людоеды» - всего лишь «страшные сказки». А всего калмыков было около 500 человек. Дикий вид, крики, и самое главное - нескончаемый поток всадников, были военной хитростью Тюменя и Милорадовича. Тюмень, зная, какие ужасы рассказывают друг другу о калмыках французы, предложил, чтобы во время переговоров калмыки сняли форму и на неоседланных конях и верблюдах, с оружием наголо, измазавшись в крови, с дикими криками скакали между холмами, создавая впечатление неисчислимого множества людей. Так, благодаря военной хитрости, Париж был взят без единого выстрела. Отечественная война 1812 г. оставила заметный след в фольклоре калмыцкого народа. Парижане называли калмыков «ангелами» потому, что они были вооружены луками.

До настоящего времени остаются малоизученными эпизоды участия казаков в Отечественной войне 1812 г. С одним из зарубежных государств в годы Наполеоновских войн были совершенно по-особому связаны судьбы казаков. И совсем не случайно через двести лет 2013 год был объявлен Годом России в Королевстве Нидерландов и Годом Нидерландов в России. В течение того года, начиная с февраля, на территории обоих государств организованы многочисленные мероприятия, помогающие гражданам этих стран не только лучше узнать друг друга, но и вспомнить знаковые страницы совместной истории. Современная история Королевства Нидерланды ведет свой отсчет с 24 ноября 1813 г., когда российские казаки вместе с прусскими войсками вошли в Амстердам и освободили страну от войск Наполеона. Нидерланды стали королевством во главе с Виллемом I Оранским. С тех лет слово «казак» приобрело в Голландии невероятную популярность, превратившись в символ освобождения.

Война опустошила карманы голландских купцов и ремесленников, а 9 июля 1810 г. Наполеон лишил их родину даже малой независимости, ликвидировав Голландское королевство и присоединив его к Франции. В 1811 г. Наполеон утвердил план, по которому голландская территория была опоясана цепью мощных фортов, прикрывавших страну с суши. Освобождение Г олландии Россией готовилось в глубокой тайне от союзников и, прежде всего, от англичан, которые стремились опередить союзников по борьбе с Наполеоном. Действиями русских войск в Голландии руководил Александр Христофорович Бенкендорф, который официально получил приказ овладеть крепостью Девентер и закрепиться на реке Изель, чтобы обеспечить прикрытие союзной армии с севера. Но никто не мог предположить, что русский отряд двинется вглубь страны. В распоряжении командования имелись лишь два батальона Тульского пехотного полка, Павлограде кий гусарский полк, 2-й егерский батальон и 5 казачьих полков, насчитывающих менее пяти тысяч человек всего с десятью пушками. Им противостояли вчетверо большие силы противника, располагающие сотнями орудий, размещенных в хорошо укрепленных сооружениях. Поэтому, планируя операцию, Бенкендорф сделал ставку на неожиданность, подвижность своего отряда и ан- тифранцузские настроения голландцев, многие из которых были готовы восстать против оккупантов.

Освободительная операция началась 2 ноября 1813 г. После демонстративной атаки на Девентер Бенкендорф обошел крепость и тремя колоннами двинулся вглубь Нидерландов. Впечатление вторжения огромной армии создалось стремительными действиями гусарских эскадронов и казачьих сотен, которые умудрялись появляться сразу в нескольких места, вынудив к капитуляции несколько гарнизонов. Возглас «Русские идут!» воспринимался в те дни в Голландии как выражение надежды и успеха. Появление 14 ноября в Амстердаме отряда, включавшего две сотни казаков, явилось причиной вывода французского гарнизона из города. В это же время русская пехота погрузилась на мелкие рыболовные и торговые суда и, обманув ожидания французов встретить соперника на суше, высадилась в амстердамском порту. Наполеоновская флотилия бездействовала, экипажи ее кораблей наполовину состояли из голландцев, и командовал ими уроженец Нидерландов адмирал Шарль Анри Верюэль, который после переговоров с русским командованием сдал важную крепость Гельдерн. Затем капитулировали прикрывающие Амстердам с суши крепости Гальвиг и Мюнден.

24 ноября 1813 г. русский отряд во главе с Бенкендорфом вступил в Амстердам, где его ожидало восставшее против французов население. Местные жители встречали казаков как освободителей, предлагая им «фрукты и напитки». Единственная просьба голландцев заключалась в том, чтобы войска не проводили насильственные «реквизиции», они обещали добровольно снабжать отряд всем необходимым. «Реквизиции» были быстро прекращены, а за поставку фуража, провианта и снаряжения с Голландией позже полностью расплатился император Александр I. Однако численность русских отрядов была слишком маленькой, поэтому была избрана тактика повсюду рассылать казачьи отряды. Они и рассыпались по стране, чтобы быстротой перемещения и неожиданностью своего появления создавать видимость действий крупных сил.

Амстердам украсил оранжевыми лентами и флагами - цвета Оранской династии - улицы и площади. Повсюду исполняли новый гимн «Реставрации и освобождения». Торжественная высадка будущего монарха произошла 30 ноября в Схевенингене. 1 декабря состоялся его официальный въезд в Амстердам с казачьим эскортом. Бенкендорф выстроил в качестве почетного караула у дверей дворца пехоту, сам же первым встретил принца у кареты, подал ему руку и провел через ликующую толпу к резиденции.

Легкость взятия Амстердама заставила французов поверить в наличие русских отрядов численностью до шести тысяч человек, как это указывалось в прокламациях, распространенных по всей Голландии. Когда утром 28 ноября отряд князя Спиридона Жевахова появился на подходе к северным воротам Утрехта, являвшегося главной военной базой французов, оккупанты, не полагаясь на глубину рвов и прочность стен, ретировались через южные ворота. День появления казаков стал городским праздником, который и назвали «День казака» (нидерланд. Kozakkendag). Этот праздник отмечали до 1914 г., пока во время Первой мировой войны Утрехт не заняли на этот раз германские войска[6].

Наполеон, возмущенный потерей Нидерландов, отдал приказ выбить оттуда русский отряд. Была послана семитысячная усиленная кавалерией и артиллерией дивизия Молодой гвардии во главе с генералом Франсуа Роге. Войскам была поставлена задача выбить передовой отряд русских из расположенной вблизи южной границы Нидерландов крепости Бреда. Эта крепость во время Тридцатилетней войны осаждалась в течение десяти месяцев. Амброзио Спиноле, одному из крупнейших полководцев Испании, в итоге удалось добиться ее сдачи. Эту сцену увековечил водноименной картине великий Диего Веласкес. К 1813 г. старая крепость была разоружена, а захвативший ее русский передовой отряд насчитывал меньше тысячи солдат с четырьмя орудиями. В битве за Бреду защитникам крепости - русским, голландцам, пруссакам и англичанам, сражавшимся под командованием генерала Бенкендорфа, - удалось одержать победу. В тыл французам ударили казаки, пришедшие с востока, откуда неприятель опасался появления пруссаков. 27 ноября после непродолжительного боя эта, по мнению Бенкендорфа, «одна из самых сильных крепостей и ключ Голландии» пала[7]. Подоспевшие союзные войска заставили французов бежать. Нидерланды были освобождены всего за сорок дней. Русские потеряли 460 человек убитыми и ранеными. Операции отряда Бенкендорфа стали блестящим примером сочетания средств войны и тайной дипломатии[8]. А на золотой шпаге, подаренной ему королем Нидерландов Виллемом I Оранским, было выбито «Амстердам и Бреда». Ключи от города-«ключа» хранятся теперь в Москве, в Государственном историческом музее.

Донские и Бугские казаки сыграли решающую роль в освобождении Голландии. Весной 1814 г. они покинули ее, чтобы принять участие в сражении под Ватерлоо и в наступлении на Париж. Данью памяти всем казакам, участвовавшим в этой операции, стали воспоминания А.Х. Бенкендорфа о Голландской компании, в конце которых идет перечисление всех задействованных в ней казачьих частей[9].

Память о пребывании казаков в Голландии сохранилась в искусстве. Появление в Утрехте русских казаков было запечатлено на картине, написанной голландцем Питером ван Осом в 1816 г. Художник, будучи патриотом, в дни освобождения Нидерландов оставил занятия живописью, чтобы вступить в Национальную гвардию. С окончанием Наполеоновских войн он вернулся к пейзажам, однако изобразил и памятные дни освобождения своей страны в серии из десяти картин. Одна из них, «Казаки, входящие в Утрехт в 1813 году», была подарена императору Александру I. На ней казаки врываются на Ратушную площадь, из-под лошадиных копыт бежит прочь петух, символизирующий французов, восторженные жители приветственно машут руками... Вот какими казаков видели жители Утрехта: «Они пришли не как враги, а как друзья, хотя вид их внушал страх. На них в беспорядке были надеты теплые меховые кафтаны, шубы, шинели, пальто и прочее, а также разнообразные шапки, отделанные мехом. Они были вооружены длинными пиками, ружьями, пистолетами, длинными кинжалами и короткими палицами»[10].

В послании от 18 декабря 1824 г. министр иностранных дел России Карл Нессельроде написал художнику, что картина императору понравилась. Вместе с письмом в знак благодарности ему был передан перстень с бриллиантом. Однако в советское время эта картина в духе «голландцев XVII века» была признана не имеющей художественной ценности, и ее продали обратно в Голландию. Так она попала в Утрехт, где ей предоставили самое почетное место - на возвышении, в отдельном зале центрального музея города.

Есть и музыкальное напоминание об освобождении Г олландии. Еще в 1591 г. царь Феодор Иоаннович создал полк Уральских казаков. До революции в 1917 г. этот полк был частью царской армии не только как военная единица, но и как собственный эскадрон монарха. После ниспровержения царского правительства полк не принял новую власть и перешел на сторону «белых», был официально расформирован, но продолжал существовать неофициально. В 1924 г. в Париже казачий старшина Андрей Шолух создал знаменитый «Хор уральских казаков» (англ. Ural Cossacks Choir). В него вошли казаки Уральского полка, уехавшие во Францию после революции 1917 г. Этот хор пользовался особой популярностью в Германии, выступал по всей Европе. В начале Второй мировой войны в 1940 г., находясь в Германии, «Хор уральских казаков» распался. Его участники разъехались по разным странам. Но после войны, в 1955 г., хор вновь возродился и работал в Германии до конца 1960-х гг. В этом хоре в начале своей певческой карьеры выступал будущий известный немецкий певец, выдающийся бас с диапазоном голоса в четыре октавы Иван Ребров. Именно Шолух предложил ему взять сценический псевдоним «Ребров», что соответствовало переводу на русский фамилии его отца, инженера из Гессена Пауля Рипперта (нем. die Rippe - «ребро»), заметив: «Иван Павлович, если хочешь сделать карьеру с русскими песнями, - пой только по-русски!» Хор под руководством Шолуха официально прекратил свою деятельность в 1972 г., но после этого еще периодически давал концерты. В начале 1970-х гг., когда из-за преклонного возраста большинства артистов существование хора оказалось под угрозой, Шолух передал все права и знаки отличия родного казачьего полка своим последователям, после чего казачий хор переехал в Голландию. Там хору было позволено даже иметь полковое оружие. Появились новые участники. Руководителем хора стал Николай Бессалов, бывший певец «Хора уральских казаков» Шолуха, использовавший его имя для названия коллектива. После смерти Бессалова и Шолуха в 1983— 84 гг. молодые участники «Хора уральских казаков» снова объединились под руководством Михаила Минского, бывшего участника «Черноморского казачьего хора» Б. Ледковскош и «Хора донских казаков» С. Жарова, и начали официальные выступления и гастроли.

Этот певческий коллектив имел успех в странах Бенилюкса, ФРГ, Франции, Норвегии, Швеции и Австрии. После смерти Минского в 1988 г. ансамбль продолжил свою работу. С 1993 г., постоянным руководителем, аранжировщиком и первым дирижером хора стал Г регор Бак, окончивший Факультет музыкальных наук Университета в Утрехте и работавший с ансамблем еще с середины 1980-х гг. С этого времени Бак углубился в литургическое музыкально-певческое искусство. Произведения церковного православного песнопения, а также авторская литургия, наряду с русскими народными и казачьими песнями занимают в репертуаре хора важное место. В состав хора входят русские и украинцы, коллектив продолжает свою гастрольную деятельность и записи дисков. В настоящее время «Хор уральских казаков» базируется в Гааге. Ансамбль гастролирует по Европе, бывает и в России. Однако молодое поколение голландских казаков хора не владеют русским языком, а свой репертуар разучивают по транскрибированным латиницей текстам[11].

Помимо этого профессионального хора в Голландии постоянно репетируют и выступают как минимум пять любительских казачьих хоров (нидерланд. Oeralkozakenkoor). Например, в Г ааге преображение из представителя голландского среднего класса - в хоре поют булочник, мясник, банкиры, бизнесмены и даже судья - в уральского казака происходит каждый понедельник, когда участники хора собираются на репетицию. Между собой они говорят по-голландски, а со своим слушателем - на русском, т.е. словами народных казачьих песен. Нынешний директор хора Эмиль Вагенар, в обычной жизни полицейский инспектор, поет казацкие песни более трех десятков лет и признается: «Я - голландец, но когда я пою в казачьем хоре, чувствую себя настоящим казаком. Когда мы выступаем и поем ваши песни, у меня мурашки по коже бегут, поэтому я этим и занимаюсь уже столько лет»[12]. Строчку «Рушилась слава Наполеона, враг побежал» участники хора выводят с особенным рвением.

Подробности операции Бенкендорфа большинству гаагских «казаков» неизвестны, но один из хористов - бизнесмен на пенсии Тон ван ден Аккер, назначенный атаманом приказом Уральского казачьего войска, - в свое свободное время, вооружившись картой и немногочисленными историческими источниками, колесит по голландской провинции в поисках следов казачьего присутствия. Воспоминание о казаках сохранилось в голландской топографии. По реке Айсель, что близ города Девентер, проходила граница уже освобожденной от Наполеона Германии и еще подконтрольных Франции Нидерландов. Сегодня через реку ходит казачий паром. В ноябре 1813 г. казаки под командованием князя Гагарина установили здесь переправу. Лодки были выстроены в ряд от берега до берега, и по ним можно было передвигаться, как по мосту. Проселочная «казачья дорога» в окрестностях Девентера до сих пор так и называется Kozakkenweg. В городке Горссель также есть своя «Казачья дорога», а еще «Гусарский проезд» и холм «Казачья шишка», на котором до 1941 г. простоял домик «Казачий шалаш» (нидерланд. Kozakkenbelt). Указатели, означающие, что в ближайшем поле был разбит лагерь, можно встретить по всей стране.

Разбивать лагеря казакам позволяли лишь вдали от населенных пунктов. О причине опасений можно предположить по документам, описывающим провиант бойцов того времени. «4 января 1814 г. расквартированным тут казакам доставили 760 литров спиртного. Спустя два дня они заказали еще 230 литров», - рассказал ван дер Аккер[13]. Но и казаков можно понять: холодную по европейским меркам зиму 1813/1814 гг. в некоторых провинциях Голландии окрестили «казацкой зимой». Высокие деревья, согласно легенде, казаки использовали как наблюдательные пункты. Липу, которая, возможно, видела и русскую, и наполеоновскую армии, местные жители так и прозвали - «казачье дерево» (нидерланд. Kozakkenlinde). В Веркендаме есть футбольный клуб

Kozakken Boys («Казачки»). На дороге от Арнхейма к Роттердаму успешно функционирует кафе-бар «У казака», а в провинции Гельдерланд угощают «казачьим пирогом». Все это говорит о том, что, несмотря на два столетия, в Голландии сохранилась память о присутствии там казаков.

А что может быть прочнее, чем память места? Она живет вопреки сменам политических декораций, обнаруживается в тех деталях, которые неподвластны ни экономическим неурядицам, ни желаниям политиков, ни влиянию моды. Ее можно назвать самой прочной. Именно такая память о казаках живет в Голландии.

Опыт участия казачества в Наполеоновских войнах стал бесценным для укрепления чувства воинского братства и его особых ценностей. Важно подчеркнуть, что испытания, перенесенные казачеством вместе с Отчизной в те суровые годы, стали основанием для формирования ценности службы Отечеству, понимания высокой чести службы государству, ответственности за обеспечение его силы и безопасности.

Ценным оказался этот опыт и для боевых действий в период Крымской войны. Несмотря на то, что в научной литературе эти события освещаются фрагментарно и солидных исследований в последние годы, за исключением диссертации О.В. Дидух «Участие донских казаков в Крымской войне 1853-1856 годов»[14], не появилось, эта тема отличается особой актуальностью. Воссоединение Крыма с Россией в 2014 году, существенные изменения в повышении боеготовности Черноморского флота России добавили значимости деятельности по восстановлению исторической памяти, которую ведут Российское историческое общество, Российское военно-историческое общество, другие организации и многие энтузиасты, не безразличные к Отечественной истории, ее страницам, которые оказались незаслуженно забыты или переписаны.

Казачество принимало участие практические во всех знаковых битвах той войны, которая в XIX в. называлась Восточной. Казаки были представлены разными подразделениями. А к особенно важным битвам надо отнести Альминское сражение 8(20) сентября 1854 г. между русскими и франко-английскими войсками, во время которого 3-я Донская артиллерийская батарея наносила удары по противнику.

Также в Балаклавском сражении в октябре 1854 г. отличились упомянутая выше 3-я Донская артбатарея, 1-й Уральский казачий полк, 53-й Донской казачий полк и 2-й линейный (пластунский) батальон Черноморского казачьего войска. Во время этого сражения родилось выражение «Тонкая красная линия» (англ. The Thin Red Line), отражающее действия 93-го шотландского пехотного полка против атаки 1-го Уральского казачьего полка подполковника Александра Павловича Хорошхи- на 25 октября. Генерал-майор сэр Колин Кэмпбелл приказал своим солдатам построиться в шеренгу по двое, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре с целью прикрыть очень широкий фронт атаки русской кавалерии. Поскольку шотландские мундиры были красного цвета, они выглядели как растянутая красная линия. А выражение «Тонкая красная линия» с тех пор является символом упорства в обороне из последних сил.

После Балаклавской битвы командование перебросило 2-й Черноморский казачий пластунский батальон в Севастополь. Там позже к нему присоединился 8-й пластунский батальон этого же казачьего войска. Казаки-пластуны успешно выполняли разведывательные функции. Но во время самих боев за Севастополь среди казаков-черноморцев были огромные потери, что потребовало в апреле-мае 1855 г. вывести их из осажденного города. Но память об их участии в боях сохранилась в названии одной из улиц Нахимовского района Севастополя - «Пластунской». До лета 1856 г. казачьи части были расположены по всему Крыму. Те из них, что находились в Феодосии и на Керченском полуострове, приняли участие в боях с англо-французскими войсками, высадившимися летом 1855 г. в Керчи. Самые большие успехи были у русской армии на Кавказе. Именно там отличились донские полки. Донские казаки во главе с легендарным генералом Яковом Петровичем Баклановым 16 ноября 1855 г. овладели укрепленной турецкой крепостью Карс. А по условиям Парижского мирного договора 1856 г. Севастополь был возвращен России именно в обмен на Карс.

После Крымской войны началось перевооружение казачьих войск. Также происходили реформы системы их управления. При Главном Управлении казачьих войск действовал комитет казачьих войск, который рассматривал все законодательные и хозяйственные вопросы. Казачьим войскам было отведено конкретное место в структуре Вооруженных сил Российской империи, предпринимались меры по сохранению военных традиций казачества. Невзирая на военные реформы, страна оказалась ни геополитически, ни экономически не подготовленной к войне с Японией. Этот печальный факт подтвердился во время боевых действий казаков на неподготовленном театре военных действий у села Тюренчен и станции Вафашоу в первых боевых операциях Русско-японской войны.

После окончания войны власть направила казаков на поддержание общественного порядка, сдерживание нарастающего недовольства населения, проявляемого в различных массовых манифестациях. Но выполнение полицейских функций и применение силы внутри страны далеко не всеми казаками считалось частью их службы Отечеству. Исполняя долг, казаки не только впрямую оказывались жертвами революционного террора, но и втягиваясь в новые революционные битвы, подрывали основы уклада жизни казачьих хозяйств, в которых внутреннее экономическое развитие тесно было связано с несением военных обязанностей. Это был своеобразный вызов новой революционной эпохи казачеству. Ответить на него оно оказалось не в состоянии, что показали события Первой мировой войны и революции 1917 г.

  • [1] Беляков С.С. Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя. М.: Издательство ACT, Редакция Елены Шубиной, 2016.
  • [2] Белова Е.В. Прутский поход. Поражение на пути к победе? М.: Вече, 2011.
  • [3] Hilton R. Bond Men Made Free: Medieval Peasant Movements and the EnglishPeasant Rising of 1381. London: Routledge, 1988; Norbert E. The Civilizing Process.N.Y.: Urizen Books, 1978.
  • [4] Летучий корпус. Донские казаки в войне 1812 года (к 200-летию Отечест венной войны 1812 года): информационное биобиблиографическое издание длявсех категорий пользователей / ИБЦ МБУК Мясниковского района «МЦБ»; отв.за изд. К.С. Секизян; сост. А.А. Барашян; комп, набор и верстка К.В. Хаспекян.Чалтырь, 2012 // URL: http://www.chaltlib.ru/articles/Library/bic/donskie_ kazaki_v_voine_l 812_goda.
  • [5] Донские казаки в 1812 году: сб. документов. Ростов-н/Д.: Книжное издательство, 1954. С. 28-29.
  • [6] Национальный День Казака в Нидерландах // URL: http://blog.amsterdamtours.eu/2013/06/06.
  • [7] Олейников Д.И. Бенкендорф. М.: Молодая гвардия, 2009 // URL: http://lib.rus.ec/b/347227.
  • [8] Нерсесов Ю. Голландский блицкриг Бенкендорфа // URL: http://history-russia.livejoumal.com/166175.html.
  • [9] Бенкендорф А.Х. Записки Бенкендорфа. 1812 год. Отечественная война.1813 год. Освобождение Нидерландов / Сост., прим, и сопровод. ст. П.Н. Грюнберга. М.: Языки славянской культуры, 2001.
  • [10] Национальный День Казака в Нидерландах // URL: http://blog.amsterdamtours.eu/2013/06/06.
  • [11] Казаки в Нидерландах // URL: http://passion-don.org/museum/netherlands.html.
  • [12] Голландские «казаки» не забывают традиции // URL:http://kazakikerchi.com.ua/modem-cossacks/kazaki-rossii/360-gollandskie-qkazakiq-ne-zabyvajut-tradici.html.
  • [13] Там же.
  • [14] Дидух О.В. Участие донских казаков в Крымской войне 1853-1856 годов:дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 Ростов-н/Д., 2006.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >