ВОИНСКИЕ НАВЫКИ КАЗАКОВ - ЗАЛОГ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ УСПЕХОВ

«БЫТЬ ПЛАСТУНОМ - УМЕТЬ ОСОБО ВОЕВАТЬ»

В самом начале января 2015 г. исполнилось сто лет с одной из решающих побед русской армии в Первой мировой войне - при Сарыка- мыше. Сейчас мало кто помнит об этом сражении, а также знает, что решающий вклад в его исход был внесен казаками-пластунами. Пластуны - особый род казачества. Их название «пластун» выводят из украинского слова «пластувати», т.е. «ползти». Есть и версия о происхождении этого слова от прозвища казака. Из пластунов формировались воинские части, выполняющие самые разные задачи, начиная от разведки и заканчивая диверсиями в тылу врага.

Боевым братством пластуны стали в Запорожской Сечи в XVI в. Тогда каждый курень называли в честь атамана-основателя или по месторождению. Но курень Пластуновский был назван по отличительной черте составлявших его казаков, которые на юго-западной окраине Дикого Поля, в днепровских камышовых зарослях, переползая, отслеживали передвижения турок, татар, поляков, сближались с врагом в бою.

В пластуны отбирались самые выносливые, сильные, находчивые казаки, хорошо владевшие как огнестрельным, так и холодным оружием. Пластуны были по-особому организованы, имели свои приемы в военном деле, особый военный быт, традиции, историю. Среди них было развито чувство товарищества, если один пластун спасал жизнь другому в битве, они менялись шейными крестами и становились побратимами, всю жизнь стоявшими друг за друга горой.

История пластунов на государевой службе началась в 1787 г.[1] За заслуги в Русско-турецкой войне, для охраны рубежей и по просьбе самих запорожцев по указу Екатерины II от 30 июня 1792 г. они переселились на Кавказ и стали Черноморским казачьим войском. На Кавказе их главной задачей была защита Кордонной линии. Это - 260 верст от Черного до Каспийского моря вдоль Кубани и Терека, на которых располагались простейшие блокпосты, сделанные без единого гвоздя. На Линии пластуны сдерживали опасного врага не только с помощью укреплений, но «самими собою», ведя наблюдение из мест-секретов, стоя живым капканом на путях возможного проникновения. Во время возникновения угрозы границе стража усиливалась, патрули разъезжали днем и ночью, за ружье брались все казаки. Многие из пластунов знали горские наречия и нравы, в аулах у них были приятели-кунаки, сообщавшие им замыслы противника.

Веками складывалась тактика пластунов, называемая «волчья пасть и лисий хвост», так или иначе связанная с «сакмой». Это татарское слово, означавшее след человека или зверя, понималось пластунами шире. Умение «читать сакму» было частью искусства пользоваться местностью. В дозоре каждый внимательно следил за остальными, чтобы вовремя помочь. Пластуны подражали крику птиц, плачу шакала, перекликались друг с другом, предупреждая об опасностях. В плен они не сдавались, раненых не бросали, павших хоронили на месте или уносили с собой. Пластуны были уникальными стрелками, поэтому в Русской армии, кроме разведки, они выполняли функцию элитных «стрелков на выбор», т.е. по вражеским офицерам, орудийной прислуге, вестовым противника. Пластунам приходилось выполнять гораздо более широкий круг обязанностей, чем другим воинским подразделениям. Они были следопытами и разведчиками, диверсантами и стрелками, им необходимо было знать артиллерийское и саперное дело, искусно лазить по горам и плавать в бурных реках. Война заставила их овладеть навыками ведения рукопашного боя.

В 1818г. начальник Кавказского корпуса генерал А.П. Ермолов, обнаружив при объезде Кордонной линии пластунские команды, удивился феномену «пеший казак» и недоверчиво отозвался об их боевой пригодности. Но, убедившись на деле в боевых качествах пластунов, полностью изменил свое мнение и со свойственной ему энергией стал создавать мобильные пластунские команды.

В 1830-е гг. пластунов поставили на казенное довольствие, в 1840-е гг. ввели для них единую форму черного цвета. Одним из первых, кто понял неоценимую полезность пластунов в армии, стал князь А.И. Барятинский, первым создавший в своем полку специальную пластунскую команду. Войсковым Положением 1842 г. пластуны были официально признаны отдельным родом Черноморского казачьего войска и был определен их штат. Из уважения к тяготам службы пластунам было назначено большее жалованье, чем другим казакам.

Пластунство было совершенно особым образом жизни. Как правило, представители этой вольницы не женились, пока не принимали решение отойти от дел, а большую часть времени проводили за Кубанью, выходя к заставам, только чтобы обменять дичь на боеприпасы или обменяться новостями. У пластунов были свои музыка и песни, которые они сами сочиняли. В них пелось о пластунской службе, «чужой стороненьке», куда занесло «буйную головоньку», матушке, которая провожала пластуна в поход. Из-за необычности внешнего вида пластунов другие военные порой называли их «пряничным войском России». Пластуны одевались, как горцы, причем самые бедные, что позволяло им действовать в тылу противника. Одежда, вооружение и характер боевых действий соответствовали местным условиям. В казачьей песне 1855 г. пелось:

Серым волком в поле рыщешь,

Бродишь лешим по ночам - И себе ты славы ищешь,

И несешь ты смерть врагам...

Одежда пластунов была максимально легкой и удобной, не мешала скрытности, маневренности и быстроте передвижения. Для маскировки порой носили бороду, иногда даже крашеную. От прочих казаков их отличали походка, взгляд из-под нависших бровей, бронзовое от загара и непогоды лицо. На поясе у пластуна, как правило, висели длинный кинжал, пороховница и мешочек для пуль. В руках был дальнобойный штуцер. Незаменимым предметом для казака была нагайка, использовавшаяся в бою, для погона лошадей и в охоте. Шашку пластун носил только тогда, когда этого требовали воинский порядок и необходимость при ведении открытого боя. Что касается отличий в парадной форме одежды, то пластуны носили черкески цвета своих войск и, в отличие от других казаков, лампас не имели[2].

Пластуны ответственно относились к отбору в свои ряды. Будущего казака готовили с детства. Огромную роль играли ветераны, которые воспитывали детей рассказами о сражениях, заставляли их учить язык горцев. Как правило, кандидатов выбирали ветераны и старейшины, учитывавшие не только воинские достоинства казака, но и его характер, психологическую и физическую устойчивость к экстремальным ситуациям. Одним из условий, предъявляемых кандидату, было происхождение воина из заслуженной казачьей семьи, хорошо проявившей себя в военных действиях. В пластуны обычно брали людей зрелого возраста, доказавших свои воинские и человеческие качества. Об этом говорили и заповеди пластунов:

«Ты, твоя плоть, твоя кровь, душа - принадлежат Отечеству. Оно - твой дом, отец, мать. Ты должен умереть за него, если потребуется».

«Никогда не ставь себя выше других в боевом деле, тогда удача не изменит тебе, не отвернется Господь».

«Стань призраком в стане врагов. Призрак внушает врагу ужас».

«Среди врагов будь хитрым и осторожным, яко змея. Несущий смерть врагу должен так же внезапно исчезать, как и появляться. Помни: смерть для врага тихо и внезапно пришла и так же ушла».

«Чтобы прожить среди волков, нужно стать волком, чтобы прожить среди лисиц, нужно стать лисицей».

«Сделай так, чтобы все работало на тебя. Гармония с окружающим миром поможет тебе выполнить боевую задачу».

«Во время выполнения боевой задачи используй все подручные средства, вступая в бой с врагом, будь беспощаден».

Впервые европейские армии столкнулись с действиями пластунов во время Крымской войны (1853-1856). Из-за отставания от английских и французских войск в качестве вооружения командование Русской армии применило в бою отряды пластунов, которые были способны незаметно проникать в расположение противника, уничтожать его живую силу и выводить из строя целые артиллерийские батареи, а затем быстро и без потерь возвращаться на свои позиции. В Севастополь были откомандированы II и VIII пластунские батальоны, которые сражались на самых важных точках обороны - Малаховом кургане, реке Каче, под Бахчисараем и Балаклавой. В дозорах и разведке они замечали мелкие, на первый взгляд, детали в деятельности врага, вскрывали артиллерийские позиции и туннели для закладки мин под расположением русских войск. В диверсионном рейде 28 ноября 1854 г. пластуны, вырезав часовых, взяли в плен мортирную батарею 4-го бастиона противника и с помощью пленных французов утащили к себе три шестипудовых ствола мортир. В ноябре 1855 г. пластуны под покровом ночи ликвидировали неприятельскую мортирную батарею, попутно перебив в ближнем бою значительную часть противника и захватив с собой три орудия.

Несмотря на успехи пластунов и героизм русских солдат и офицеров, неприятелю удалось захватить Севастополь. Однако пластуны отличились в выдающих военных операциях генерала Николая Николаевича Муравьева по осаде и взятию крепостей Карс и Эрзерум на территории Османской империи. Этот русский военачальник, дипломат и путешественник происходил из рода Муравьевых. Он являлся близким другом и родственником декабристов. А в 1854-1856 гг. был Кавказским наместником. За взятие Карса Муравьев получил почетное прозвище «Карсский».

Непосредственное участие в этих сражениях на «кубанской линии», как было сказано выше, принимали казаки-пластуны, под командованием генерал-майора Бакланова. Боевые действия Кавказской армии привели к завоеванию стратегических крепостей и обширных территорий противника, которые на Парижских переговорах Россия обменяла на Севастополь и другие русские города, занятые союзниками. Отечество по достоинству оценило подвиги пластунов: каждый месяц участия в Крымской войне был зачтен им за год службы; батальонам пожалованы Георгиевские знамена; почти все нижние чины награждены Георгиевскими крестами, медалями, многим были присвоены офицерские звания.

В Русско-турецкой войне (1877-1878) шесть пластунских батальонов дрались на Балканах. 350 пластунов VII батальона, острие авангарда Дунайской армии, отличились при захвате переправ через Дунай, штурме Систовских высот и Шипкинского перевала. За подвиги в этой войне все пластуны были награждены Георгиевскими крестами, многим нижним чинам присвоены унтер-офицерские и офицерские звания.

К началу XX в. пластуны получили всеобщее признание. В 1902 г. было издано пособие для частей Русской армии: «Тактика пластунского боя. Конспект тактики массовых армий». В Русско-японской войне (1904— 1905) воевало шесть пластунских батальонов 2-й Кубанской пластунской бригады. Принимая во внимание опыт пластунов Русско-японской войны, Кавалерийский устав 1912 г. стал требовать, чтобы каждый кавалерист «был готов драться с винтовкой в руках так же, как пехотинец»[3]. При отборе в командный состав пластунских частей предпочтение отдавалось выходцам из казаков, окончившим военные училища и имеющим боевой опыт. А к началу Первой мировой войны командование Русской армии стало готовить офицеров-дворян для службы в этих войсках. Изменялись условия призыва в пластунские части и контингент призывников. С ростом числа казачьей бедноты пластунами становились уже не охотники- добровольцы времен черноморского казачества, а казаки, не имевшие средств для приобретения строевого коня. Поэтому в годы первой русской революции среди пластунов было немало сочувствующих революции. Три пластунских батальона отказались исполнять карательные функции, заявив начальству, что призваны на службу для защиты Родины от внешних врагов, а прекращение беспорядка в самой России между мирными жителями не подходит духу казака.

В самом начале Первой мировой войны по мобилизационному призыву на фронт было отправлено 18 пластунских батальонов, к апрелю 1915 г. в войне уже участвовало 22 пластунских батальона. Одна из наиболее ярких героических страниц связана с обороной Сарыкамыша в 1915 г. Турецкие войска предприняли масштабное наступление в районе этого приграничного городка. В ожесточенных боях русские постепенно сдавали свои позиции. На помощь защитникам Сарыкамыша подошел казачий полк, в составе которого была 2-я пластунская бригада генерала Ивана Емельяновича Гулыги. Ему посвятил песню старший урядник 5-го Кубанского пластунского батальона Петр Засоба[4].

Генерал Гулыга бравый,

Из кубанских удальцов,

Как на пир, на бой кровавый Поведет нас, пластунов.

Г ей вы, Царские орлята,

Не забудьте, что в бою С неприятелем, ребята,

Надо помнить мать свою,

Мать свою, Кубань родную,

Царя-батюшку, народ,

Также славу боевую,

Что к победам нас ведет.

Так поддержим же, ребята,

Славу старую свою:

Полетим на супостата Мы в турецкую страну.

В тяжелейших погодных условиях при 30-градусном морозе и сугробах по пояс пластуны ночным броском атаковали и захватили штаб турецкой пехотной дивизии. У подножья горы произошла жестокая схватка, ставшая переломной в битве за Сарыкамыш. 4 января Кавказской армией под Сарыкамышем была одержана победа, предопределившая течение войны на Азиатском театре. 7 января 1915 г. русскими силами был восстановлен фронт, который они занимали перед Сарыкамышской операцией. Из 90-тысячного состава 3-й армии турки потеряли 60 тысяч убитыми и ранеными и около 18 тысяч обмороженными. Потери Русской армии составили около 20 тысяч убитых, раненых и больных и около 6 тысяч обмороженных.

Именно Кубанские пластунские батальоны и полки, подготовленные к действиям в горной местности, были главной ударной силой, остановившей многотысячные отряды отборных турецких горных стрелков, которых бросил на штурм Сарыкамыша заместитель главнокомандующего Турецкой армии Энвер-паша. Турки, что гнались за отступавшими пластунами с Кеприкея, и наступавшие на Сарыкамыш, в спину пластунов никогда не видели. Потому генерал Гулыга заявил врачам, что раненого пластуна переворачивать без толку, отыскивая входную и выходную рану. Входных ран в спину у пластунов не может быть. Сарыка- мышская победа дала возможность Русской армии продолжить наступление на турецкие войска, которое увенчалось Эрзерумской победой под командованием генерала Николая Николаевича Юденича. За боевые отличия в 1915 г. под Сарыкамышем на Кавказском фронте 3-й Кубанский пластунский батальон получил почетное «шефство»: ношение на погонах вензелей цесаревича Алексея, а 6-й Кубанский пластунский батальон - вензелей императора Николая II. Причем для награждения своего батальона император прибыл на фронт. А также, желая отметить доблесть пластунов, Николай II чаще стал носить простую серую пластунскую черкеску.

В Турции отмечается день памяти своих погибших под Сарыкамышем воинов как государственное мемориальное мероприятие, на которое приезжают высшие чины страны, потомки ветеранов. На месте сражения установлен мемориал. Детям города рассказывают об этой войне, поются военные песни, торжественно проносят огромный государственный флаг к мемориалу, где стоят в поклоне высшие государственные деятели. В надписях мемориала нет никакого упоминания о том, с кем воевали турецкие воины. На местах гибели и захоронений героев Русской армии, павших в этом сражении, нет памятников от России.

Уникальной была военная операция на Кавказском фронте разведгруппы пластунов, проникшей в Месопотамию, где они установили контакт с передовыми частями и спецслужбами союзных России британских войск. Пластуны отличились в десантных операциях, обеспечив занятие русскими войсками важнейшего анатолийского порта Трапезунд. В операции по овладению им решающая роль отводилась десанту, который предполагалось высадить с кораблей в неприятельский тыл. Учитывая опасность данного предприятия, его возглавил Юденич. Вместе с 1-й и 2-й Кубанскими пластунскими бригадами и своим штабом он высадился с кораблей на берег у Сюрмене 25 марта 1916 г. Кубанцы завладели территорией и обратили в бегство турецкие части. К 1917 г. были сформированы четыре Кубанские пластунские бригады из шести батальонов, а Донская и Осетинская пластунские бригады имели по четыре батальона. Кроме того, были созданы два пластунских артиллерийских дивизиона. В планах командования Русской армии 1915 г. было формирование в зоне действия русских экспедиционных войск в Турецкой Армении Ефратского (Евфратского) пешего казачьего войска, на которое предполагалось возложить задачи защиты армянского населения и прикрытия опасных направлений русско-турецкой границы. Основу войска должны были составить казачьи семьи, переселенные с Дона,

Кубани и Терека. Осенью 1916 г. Государственная Дума утвердила решение правительства об ассигновании финансовых средств на обустройство Ефратского казачьего войска, но из-за начавшейся революции оно не было создано.

Революционные события 1917 г. и Гражданская война поставили практически всех воинов-пластунов в ряды Добровольческой армии. Кубанцы в Гражданскую войну для борьбы с большевиками в 1918— 1920 гг. выставляли 37 полков конницы, 12 пластунских батальонов, 24 артиллерийских батареи. Отдельные части Добровольческой армии состояли иногда наполовину из кубанских казаков. В конце 1920 г. пластуны вместе с отрядами Белой Армии покинули пределы России.

В годы Великой Отечественной войны пластуны вновь снискали славу. Еще в 1936 г. в связи с возникновением опасности агрессии со стороны Германии были сняты ограничения на службу казачества в рядах Красной армии. Донским казачеством было отправлено письмо Советскому правительству, 24 апреля 1936 г. опубликованное в газете «Красная звезда»: «Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Буденный, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины ... Кони казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные казаки готовы грудью драться за Советскую Родину». Это письмо отразило стремление казаков защищать Родину с оружием в руках от любого внешнего врага.

В соответствии с приказом Наркома обороны Климента Ефремовича Ворошилова от 23 апреля 1936 г. некоторые кавалерийские дивизии получили статус казачьих. 2 августа 1942 г. близ станицы Кущевской 17-й кавалерийский корпус генерала Николая Яковлевича Кириченко в составе 12-й и 13-й Кубанских, 15-й и 116-й Донской казачьих дивизий остановил наступление крупных сил гитлеровских войск, продвигавшихся от Ростова на Краснодар. Осенью 1943 г. по просьбе Краснодарского крайкома ВКП(б) из казаков-добровольцев была сформирована дивизия пластунов под командованием генерал-майора Петра Ивановича Метальникова. По распоряжению Сталина им разрешили носить старинную форму, а за высокие боевые качества пластуны получили от гитлеровцев прозвище «сталинских головорезов». 9-я пластунская стрелковая дивизия участвовала в Висло-Одерской, Моравско-Остравской, Пражской и других операциях, освобождала Краков, Ратибор, Троппау и закончила войну под Прагой.

Пластунские подразделения можно считать прямыми предшественниками современных подразделений специального назначения, занимающихся разведывательными, диверсионными мероприятиями, глубокими рейдами по тылам противника. Высоко оценили боеспособность пластунов и на Западе. Там они содействовали формированию морской пехоты США и Иностранного легиона Франции. В наши дни один из российских роботов-разведчиков назван «Пластун».

«Пластун» - это русский рукопашный бой, боевой стиль, имеющий сугубо прикладную направленность. Он опирается на русские корни, русский взгляд на ведение боя, русское видение мира в целом. Основой стиля стали боевые традиции кубанских казаков. Сейчас его практикуют имеющие боевой опыт, что дает основание рассматривать данный стиль как сплав из боевых систем прошлого и настоящего. Разновидностью казачьих единоборств был обрядовый пляс с переходом в кулачный бой один на один («сам на сам»), свободный поединок без строгих правил. Он носил ритуально-состязательный характер, главным было не реальное поражение противника, а демонстрация силы и удали.

Оставили пластуны и след в культуре. С ними связывают возникновение танца гопак, в котором фигуры делятся на два уровня - прыжки в воздухе и так называемые «ползунцы», выполняемые на корточках. Рисунок танца похож на тренировку с разминочными упражнениями и фигурами, напоминающими боевые приемы. Пластун, сидя в засаде на корточках, порой не имел времени подняться и отбивался от врага сидя. Фигуры, выполняемые в прыжке, предназначались для выбивания из седла степняков на их низкорослых конях. По повести писателя Андрея Сербы «Наш верх, пластун» поставлен фильм «Неслужебное задание», действие которого происходит в Чехословакии в июне 1945 г. И кубанская станица Пластуновская, и сочинское село Пластунка получили названия по одноименному куреню Сечи и по первопоселенцам-пласту- нам.

Благотворительный фонд по увековечиванию памяти воинов русской армии, павших в Первую мировую войну 1914-1918 гг., «Воинский собор» представил проект памятника, посвященного героям обороны Са- рыкамыша. Величественная и суровая гранитная стела с взлетающим в небо орлом и траурным воинским бронзовым венком с перекрещенными казачьими шашками может быть установлена в горах турецкого Кавказа, где лежат русские воины. Возможно, место памятника - на Кубани, родине героев-пластунов, в знак вечной памяти о величии духа и воинской силы казаков, сражавшихся за Родину на фронтах Первой мировой войны. Возвращение памяти о той Великой «забытой» войне - важнейшая геополитическая задача.

  • [1] Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Страницы военной истории кубанского казачества: к 310-летию служения кубанского казачества Российскому государству.Краснодар: Перспективы образования, 2007.
  • [2] Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Очерки истории форменной одежды кубанскихказаков (конец XVIII в. - 1917 г.). Краснодар: Крайбибколлектор, 2000.
  • [3] Строевой кавалершскш уставь. С.-Петербургъ: Военная типограф1я (възданш Главнаго Штаба), 1912.
  • [4] Засоба 77. Песня кубанцев, посвященная генерал-майору Гулыге, начальнику 1 -й Кубанской пластунской бригыды / Сборник славы кубанцев (Кубанцы въвеликую войну 1914—15 1916 гг.). Повести, рассказы, стихотворения, статьи,письма и заметки Т. 1. Екатеринодаръ: Типограф1я Кубанскаго ОбластногоПравлешя, 1916. С. 160.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >