ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАКТИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ В ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Особенности правового регулирования и современные формы противодействия экстремизму в Российской Федерации

Проведенный учеными и практиками анализ экстремистских проявлений в России показывает серьезную тенденцию к нарастанию и усилению радикальных процессов в российском многонациональном обществе. За последние годы продолжается увеличение тяжких и особо тяжких преступления против личности, совершаемые по религиозным, расовым и национальным мотивам, а также преступлений экстремисткой направленности[1].

В 2013 году выявлено более 800 преступлений экстремистской направленности, что на треть больше чем в 2012 году и установлено более 600 лиц их совершивших. Более чем в три раза увеличилось число преступлений, связанных с финансированием террористической деятельности, на 60% выросло количество выявленных лиц, их совершивших.[2]

Как отметил Президент Российской Федерации, бандподполье все еще сохраняет возможность совершения терактов, экстремистские радикальные группировки пытаются активизировать свою деятельность не только на Северном Кавказе, но и переносят ее в другие регионы нашей страны, в Поволжье, Центральную Россию, стремятся спровоцировать межнациональные и межрелигиозные конфликты[3].

Поэтому важное место в современных формах противодействия экстремизму в обеспечении общественной и национальной безопасности нашего государства занимают необходимые агентурные, оперативные формы и методы деятельности, а также своевременное регулирование и обеспечение межнациональных и межконфессиональных отношений, поддерживающих необходимую общественную безопасность и правопорядок в стране, которые должны рассматриваться представителями власти и правоохранительными структурами как важнейшие государственно-правовые функции.

«Необходимо существенное повышение качества оперативной, аналитической работы и эффективность контразведывательных операций»[4].

Требуется повышения эффективности совместной деятельности различных служб и подразделений МВД, ФСБ, СВР, ФМС, Следственного комитета, Минюста России, Росфинмониторинга, Минкультуры, Минобрнауки, Минрегионразвития, Минобороны России, Минтрнспорта, ФТС России, Минспорта России, участвующих в противодействии экстремизму, а также организационно- методического руководства данной деятельностью.

Наряду с этим, повышение уровня антиэкстремисткого противодействия в контексте обеспечения национальной безопасности государства и правопорядка, соблюдения правовых, социальных и политических гарантий, поддержания необходимых межнациональных и межконфессиональных отношений в субъектах Российской Федерации потребовало оптимизации действующего законодательства, а также создание Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации, которая является межведомственным органом, созданным Указом Президента Российской Федерации от 26 июля 2011 г. № 988 (далее МВК).

Основной целью деятельности МВК является обеспечение реализации государственной политики в области противодействия экстремизму, координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

При этом необходимо учитывать, что одной из центральных в парадигме идей, связанных с противодействием экстремизму, является обеспечение межнациональных и межконфессиональных отношений и национально-этнического сотрудничества по вопросам о межнациональном согласии и равноправных отношениях основанных на универсальных ценностях, общечеловеческих интересах, традициях и национальных культурных особенностях народов России.

С этих позиций экстремизм представляет угрозу национальной безопасности государства, а также те участники межнациональных отношений, которые отказываются от поиска взаимодействия и взаимопонимания, попирают общепринятые конституционные, правовые, национально-этнические и морально-этические нормы, тем самым подрывают общественный правопорядок и основополагающую основу сохранения государственности - многонациональность и мультирелигиозность нашей страны.

Экстремизм же главным объектом своего воздействия выбирает обеспечение вышеуказанных универсалий, в том числе область реализации неотъемлемых прав и свобод личности, особенно социальных, правовых и религиозных.

При этом отсутствие реализации духовных чаяний человека может проявляться в виде фундаментализма с элементами эклектики и синкретизма, а также как умеренное движение радикализма, несущего в себе как умеренные тезисы, так и содержащие симпатии к экстремистским формам взаимодействия с обществом и государством[5].

Под такой деятельностью зачастую обнаруживаются общественно- политические манипуляции, противоборство религиозных структур и национально-этнических групп за расширение своего властного пространства и собственности. Тем самым осуществляются противоправные формы деятельности, в том числе, представителей паразитической буржуазии, чиновничьей безнаказанности, коррупции на фоне широкого расслоения и обнищания бывшего пролетариата и крестьянства[6].

Такая деятельность приводит к национально-этническому противостоянию, усилению влияния экстремистских, радикальнорелигиозных движений, организаций и группировок, где обиженные, обездоленные или не понятые обществом люди именно в таких организациях ищут убежище и помощь. В том числе в различных террористических и националистических группировках и, особенно, в нетрадиционных религиозных организациях, где поддерживается видимость принципа всеобщего равноправия и равенства людей перед Богом.

При этом истоки развития радикализма и экстремизма и соответствующих вероучений в своей основе лежат в непосредственной близости к различным деструктивным организациям, и как показывает практика, связаны они с интересами некоторых местных религиозных и национально-этнических структур. Наряду с вышеназванными структурами на территории Российской Федерации действуют недружелюбные нам некоторые неправительственные, негосударственные и правозащитные организации, влияние из-за рубежа и финансовая поддержка иностранных агенств, в той или иной степени негативно сказывается на становлении и формировании правового, социального российского государства.

Многие вышеназванные организации, как правило, изображают видимость борьбы за свободу и равенство людей, а тем самым лоббируют экономические, финансовые и политические интересы иностранных структур. В некоторых случаях данные интересы являются наиболее закрытыми для общественности [7], в том числе по отклонению или затягиванию важных законопроектов в области обеспечения необходимых правоотношений и повышения социального уровня жизни людей. Это, как правило, достигается заинтересованными структурами и лицами посредством Парламента [8].

Националистические и религиозные процессы, обострившиеся в постсоветский период, продолжают оказывать отрицательное влияние на межнациональное и межконфессиональное согласие, национальную безопасность и социальные, общественные и иные важные отношения в обществе, подрывают политическую стабильность и продолжают наносить ущерб российской государственности, национальноэтническому взаимопониманию и поиску взаимодействия в субъектах Федерации.

Неотъемлемым фактором экстремистских и радикальных процессов, влияющих на национальную безопасность, правоотношения в обществе, общественный порядок, политическую жизнь стала организация и участие в проведении политических акций различных некоммерческих, неправительственных и общественных организаций, где активизируются различные формы националистической деятельности, позволяющие развиваться этнической обособленности землячеств, тейпов, национальных диаспор и общностей и некоторых национальных представителей региональных органов власти и местного самоуправления.

Сращивание собственности с властью, мафиозными и националистическими структурами стало неопровержимым фактом нашей жизни. Такая ситуация неизбежно порождает нарушение законов, межнациональных отношений, правоотношений, передел денежных и сырьевых ресурсов, стремление уклониться от налогообложения и незаконному выводу капитала за границу[6].

Причем, большая часть населения не в состоянии эффективно влиять на деятельность органов региональной власти и местного самоуправления, она отчуждена от участия в предпринимательской деятельности, получении в свои руки собственности, а попытки граждан включиться в социально-экономическую и предпринимательскую деятельность, как правило, заканчиваются довольно частым разорением, безучастным свидетелем которого является государство[10].

Негативным фактом в субъектах Федерации продолжает оставаться воздействие на межнациональные отношения и национальную безопасность государства подрывная деятельность националистов, экстремистов и различных эмиссаров из западных и ближневосточных стран. Эти представители, в том числе с богатым криминальным прошлым, нацелены на незаконное обогащение, разрушение многонационального российского общества, с дальнейшей перспективой наживы на богатейших ресурсах и получении геополитических выгод из подконтрольных субъектов Российской Федерации.

Тем более, что многие субъекты Российской Федерации, территории Северного Кавказа, Дальнего Востока, продолжают относиться к регионам с неокрепшей экономикой и социально- экономическими возможностями, в том числе, из-за процветающей коррупции и кризисных проявлений в нашем обществе, что сказывается негативно на социальном и правовом положении народов, этносов и наций и общих межнациональных отношениях.

Дестабилизация социальной, политической ситуации, обострение неразрешенных до сих пор национально-этнических, административно- территориальных проблем советского прошлого, в некоторых случаях довольно тесно взаимосвязаны с экстремистскими проявлениями, фактами социального и национального неравноправия и зашедшими в глубинный кризис межнациональными взаимоотношениями. Например, не естественное расслоение и существование на территории Российской Федерации искусственных субъектных образований созданных еще в советский период, таких как: Карачаево-Черкесская республика, Кабардино-Балкарская республика и др.

Таким субъектам Российской Федерации, и ее этническим общностям свойственен поиск национальной, историко-культурной, этнической самоидентификации и разнонаправленной деятельности националистов, в том числе по вхождению во власть представителей той или иной этнической общности или ассимилировавшихся народов и этносов, особенно в городах федерального значения и в крупных территориях субъектов Российской Федерации.

Безусловно, это касается и Северо-Кавказского федерального округа, он является показательным примером, так как там и ранее происходили неоднозначные политико-правовые и национальноэтнические процессы. Здесь на протяжении современной истории находили и продолжают находить приют различные одиозные личности, разыскиваемые преступники, националисты, террористы и экстремисты, в своей деятельности, прибегающие к запрещенной конституционными, правовыми нормами пропаганде расового, национального, религиозного и языкового превосходства[11] одних наций перед другими.

На ряду, с этим продолжают проповедовать свои учения различные зарубежные фундаменталисты, религиозные идеологи и национально-этнические представители, которые пользуясь нестабильной социально-экономической ситуацией в регионе, формируют национально-экстремистские взгляды, активно подрывают межнациональные отношения, характеризующиеся крайне агрессивной формой противоправной, а также террористической деятельности.

Данная деятельность в своей основе направлена на насильственное изменение конституционного строя, подрыва национальной безопасности и нарушение целостности Российской Федерации, а местное самоуправление порой остается безучастным к происходящим негативным процессам. В том числе и по этой причине в 2013 году были внесены соответствующие изменения в Федеральный закон № 35 - ФЗ от 2006 года «О противодействии терроризму» в редакции ФЗ № 208- ФЗ от 23 июля 2013 года в отношении органов государственной власти и местного самоуправления и ФЗ №302-Ф3 от 2 ноября 2013 г. Указом Президента Российской Федерации от 22.01.2014 г., ужесточены наказания за экстремистскую деятельность по ст. 280, 282, 282.1, 282.2, УК дополнен ст.282.3. На основании Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и ст.31 Уголовно-процессуального кодекса РФ, увеличены сроки лишения свободы, и подсудность, которая передана от мирового судьи в районный суд.

При этом, в некоторых субъектах Федерации имеет место молчаливое согласие с экстремисткой и террористической

деятельностью, также не осуждается пособничество и сочувствие (некоторые «либералы» продолжают говорить о праве народов на самоопределение). Пополнение, пособничество и помощь экстремистам и бандитскому подполью происходит за счет родственников и близких уничтоженных террористов, по сути, являющихся управляемыми бандами и группировками вымогателей, бандитов и убийц,

возбуждающих социальную, расовую, национальную и религиозную

18

рознь .

Эти группировки, в большинстве случаев называют себя борцами за восстановление истинной религии, а территориальный суверенитет, по сути, являются для них необходимым и довольно эффективным инструментом лоббирования и поддержки местным населением их экстремисткой деятельности, подрывающей национальную

безопасность российского государства и общественное спокойствие в субъектах Российской Федерации.

В настоящее время просматривается определенная тенденция к более тесному взаимодействию экстремистов с различными

преступными организациями и группировками, в том числе в сфере навязывания и пропаганды идеологических и духовных воззрений, политизации национально-этнических отношений, целью которых является ослабление национальной безопасности и конституционного [12] [13]

порядка в нашей стране, а также достижение различных криминальных целей.

Для современной радикально-религиозной деятельности также свойственно и характерно дальнейшее растекание «джихада», который, фиксируется не только в рамках субъектов Федерации и ближнего зарубежья, но далеко за их пределами[14].

Не является секретом, что администрация США, спецслужбы Англии, Турции и других заинтересованных государств, пересмотрели свою политику, в сторону более плотного присутствия и влияния на кавказские и мусульманские многонациональные субъекты России. Радикальные группировки получают поддержку и опираются, в том числе и на то, что некоторым представителям национальных элит, представителям органов государственной власти и местного самоуправления безразличны социально-общественные процессы и обеспечение национальной безопасности российского государства в целом.

Подобное отношение, как правило характеризуется недостаточным осознанием того факта, что нынешняя ситуация в контексте новых национальных угроз является результатом возросшей чиновничьей безответственности, разнообразных заблуждений, как правило направленных на удовлетворение личных выгод путем создания видимости намерений в области совершенствования социально-экономических отношений, приводящих к

противоположным результатам, к нарушению прав и свобод человека и различных народов[15] [16] [17], а также подрыву основ общественной и национальной безопасности государства.

Другими негативными факторами, влияющим на антиэкстремистскую деятельность и безопасность государства, является проявление сепаратизма, агрессивной ксенофобии и этнической дискриминации, являющихся препятствием на пути социального, экономического, правового и инновационного развития России, что выливается в криминализацию многих сторон жизни, в коррупционные схемы в деятельности некоторых органов государственной, региональной власти и местного самоопределения.

Масштабы коррупции и самое главное ее интегрированность во властные институты является существенным фактором[18], что особенно влияет на проводимую государственную политику, обеспечение национальной безопасности, эффективность межнациональных отношений, необходимую защиту прав и свобод граждан в Российской Федерации.

В связи с этим на руководителях субъектов России, органах государственной власти и местного самоуправления, депутатах, судьях лежит огромная ответственность перед обществом и российскими гражданами за последовательность исполнения национальных потребностей, антикоррупционного и другого действующего федерального и регионального законодательства, обеспечивающего национальную безопасность государства в противодействии экстремистским проявлениям и радикализму российского общества.

Таким образом, существует потребность проведения государственными органами правовых, организационных, штатных и иных ротационных государственных изменений, чтобы направления деятельности затрагивали необходимую оптимизацию органов государственной власти по совершенствованию исполнительной власти в субъектах Федерации[19].

Необходимо совершенствовать базовые нормативные, правовые акты противодействующие формированию экстремисткой деятельности, влияющей на общественную и национальную безопасность, которыми являются Федеральные законы «О национально-культурной автономии»; «О свободе совести и религиозных объединениях»; «О некоммерческих организациях»; «О языках народов Российской Федерации»; Межведомственный план совместных мероприятий по противодействию экстремизму на 2013-2018 годы, а также своевременно принимать, и активно внедрять в практику, отвечающие противоправным вызовам нормативные правовые акты.

Необходимо своевременное правовое регулирование и обеспечение противодействия экстремистской деятельности что, например, выполняет Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 602 «Об обеспечении межнационального согласия», который способствовал разработке и реализации в пятидесяти трех регионах программ профилактики экстремизма[20].

Внесен целый ряд необходимых и существенных изменений по усилению уголовной ответственности по статьям 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности», 282 УК РФ «возбуждение ненависти или вражды и унижение человеческого достоинства», 282.1 УК РФ «Организация экстремистского сообщества» 282.2 УК РФ «Организация деятельности экстремисткой организации», 282.3 УК РФ «Финансирование экстремистской деятельности», также предусматриваются штрафные и санкции в сторону их увеличения, сроки лишения свободы и принудительные работы, в том числе другие столь необходимые нормативные правовые акты в борьбе с данными преступными проявлениями.

Подобные правовые акты позитивно сказываются на деятельности органов государственной и региональной власти (особенно правоохранительных органов) по противодействию политическому и религиозному экстремизму, дальнейшем обеспечении межнациональных отношений, в том числе и своевременному реагированию на возникающие межнациональные и межконфессиональные проблемы в субъектах Федерации.

Довольно значимым фактором в борьбе с террористическими и экстремистскими проявлениями стала принятая «Стратегия национальной безопасности 2020», которая определяет, что в ближайшее время необходимо будет продолжать совершенствовать государственную систему противодействия различным угрозам, влияющим на обеспечение национальной безопасности, где проявления терроризма и экстремизма остаются наиболее опасными преступными проявлениями современности.

Наряду с вышеназванным правовым актом, принятая в 2009 году «Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации»[21] определяет, что террористическая деятельность является угрозой национальной безопасности Российской Федерации и с ней необходимо бороться всем ответственным институтам государственной власти и заинтересованным общественным структурам.

Так как неотъемлемыми факторами современной террористической и экстремисткой деятельности продолжают

оставаться:

  • -устойчивая связь географии повышенной террористической и экстремисткой активности с регионами добычи углеводородов;
  • -качественные изменения экстремизма и терроризма, сделавшие их новой формой ведения войны;
  • -расширение террористической деятельности, появление

интернациональных, националистических террористических и экстремистских организаций, использование в своей криминальной деятельности застаревших этнических и религиозных противоречий;

  • - усиление влияния внутренних и внешних социальных, политических, экономических и иных факторов на возникновение и распространение терроризма и экстремизма;
  • - четкая организованность террористических и экстремистских группировок, создание крупных террористических организаций и экстремистских бандформирований с развитой инфраструктурой;
  • - усиление взаимодействия террористов и организованных преступных группировок, в том числе транснациональных;
  • - продолжающееся финансирование и материально-техническая помощь западными и ближневосточными структурами террористических и экстремистских организаций и групп в субъектах Федерации;
  • - расползание радиоактивных и специальных биологических и бактериологических материалов, активная криминальная деятельность по выводу их в неконтролируемый оборот, что становиться реальной угрозой совершения радиологического, химического и биологического теракта.
  • - разработка новых и совершенствование существующих форм и методов террористических акций, направленных на увеличение трагических последствий от террористических актов и количества пострадавших лиц;
  • - целенаправленное убийство сотрудников правоохранительных органов имеющих непосредственное отношение к борьбе с экстремистами и террористами и их бандподпольными структурами;
  • - запугивание близких и расправа с сотрудниками ОВД, такие как: подрыв автомашин полицейских, нападение на колонны полицейских и военнослужащих, публичное убийство известных религиозные деятелей;
  • - убийство и взрывы представителей официального духовенства ведущих непримиримую борьбу с радикальной идеологией салафитов и ваххабитов, террористическими и экстремистскими группировками.

За последние годы убито и взорвано более 30 религиозных деятелей, последний из которых взорван в 2013 году смертницей в Дагестане - шейх Саид Афанди (Ацаев).

В соответствии с вышеназванными событиями и фактами экстремистской и диверсионно-террористической деятельностью в последние годы следовало бы более активно продолжать совершенствование системы государственного, правового и правоохранительного противодействия проявлениям экстремизма, национализма и терроризма, которая представляет собой совокупность правоохранительных и иных субъектов противодействия терроризму, а также целого ряда нормативных правовых актов требующих от законодателей, органов государственной, региональной власти и дальнейших совместных усилий по координации и целенаправленной деятельности по совершенствованию механизмов противодействия.

Такие, например как: Федеральный закон от 23 июля 2013 года № 208-ФЗ, Федеральный закон от 2 ноября 2013 года № 302-ФЗ и ряда других законодательных актов, а также внесенных изменений в уголовный кодекс Российской Федерации таких как, статья 282.3 УК РФ и других правовых актов.

Такая законодательная деятельность и выводы специалистов прогнозируется дальнейшим ростом экстремистских,

националистических и террористических угроз, подрывающих стабильность развития государства, его социально-экономического развития и деятельности демократических институтов нашей страны.

При этом, на сегодняшний день государственная система противодействия терроризму и экстремизму, по выявлению, предупреждению (профилактике), пресечению, раскрытию и расследованию террористической и экстремисткой деятельности, уничтожению экстремистского бандподполья и их пособников, довольно успешно занимаются отечественные правоохранительные органы: полицейские структуры, ФСБ, органы следствия и прокуратуры. Благодаря вышеназванным правоохранительным структурам в прошлом году раскрыто более 800 преступлений экстремисткой направленности, однако в основном прирост преступлений данной категории достигнут за счет выявления их в Интернете. Только в прошлом году за распространение экстремистских материалов привлечено к уголовной ответственности 186 лиц, к административной ответственности 386, органами прокуратуры в информационных сетях объявлено 1107 предостережений, 523 интернет ресурса закрыто без доступа.[22]

Наряду с этими важными направлениями межведомственной правоохранительной деятельности является антитеррористическое сотрудничество правоохранительных органов стран участниц ОДКБ и организации Шанхайского сотрудничества, которая с 2001 года является и продолжает оставаться реальным фактором стабильности и безопасности в Центрально-Азиатском регионе.

Созданная в рамках ШОС региональная антитеррористическая структура продолжает вносить свой вклад в формирование специальных баз данных, обновлять и уточнять перечень сепаратистских и террористических организаций, разрабатывать и отшлифовывать механизмы противодействия незаконному обороту взрывных веществ, взрывных устройств, оружия и боеприпасов.

При этом, фактически давно наступило время по разработке и внедрению системы общемировой идентификации взрывчатых веществ, что позволило бы органам внутренних дел путем оперативнорозыскных и специальных мероприятий быстро и точно определить исходные данные взрывчатка, которые помогли бы в поиске террористов и их пособников, а также возможных изготовителей данных взрывных устройств.

Наряду с этими важными сферами дальнейшего противодействия экстремизму обеспечивающего общественную и национальную безопасность нашего государства остается деятельность органов государственной власти по защите прав коренных малочисленных народов Российской Федерации, прав национальных меньшинств и малочисленных народов Российской Федерации, где уже действует несколько важных федеральных законов таких как:

Федеральный закон № 82-ФЗ от 30.04.1999 «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями);

Федеральный закон № 104-ФЗ от 20.07.2000 «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями);

Федеральный закон № 49-ФЗ от 07.05.2001 «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 07.05.2001 №49-ФЗ) (с изменениями и

дополнениями).

Наряду с вышеназванным законодательством одним из важных нормативных правовых актов в сфере противодействия экстремистским проявлениям и правового регулирования межнациональных отношений остается Федеральный закон от 05.12.2005 №154-ФЗ «О

государственной службе российского казачества» (с изменениями и дополнениями), который направлен на возрождение выхолощенных основ и укрепление традиций российского казачества, как одной из важных форм самоорганизации граждан Российской Федерации в противодействии экстремизму и национализму.

Также нынешняя ситуация и обстоятельства свидетельствуют о довольно большом значении МВК (межведомственной комиссии) по координации и организационно-методическом обеспечении усилий различных государственных органов к основным формам деятельности относятся:

  • -разработка мер, направленных на противодействие экстремизму и на устранение способствующих ему причин и условий;
  • -обеспечение координации деятельности федеральных органов исполнительной власти в области противодействие экстремизму, а также организации их взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями;
  • - подготовка предложений Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации по формированию государственной политики в области противодействия экстремизм, по совершенствованию законодательства Российской Федерации в этой области и другое.[23] [24]

Другой важной антиэкстремистской деятельностью является обеспечение постоянного мониторинга межнациональных отношений, который регулируется МВК в сфере противодействия экстремизму и приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 29.06.2007 № 57 «Об организации работы по проведению мониторинга в сфере межнациональных отношений», где утверждена Инструкция о порядке выявления формирующихся конфликтов (приводящих к экстремистским проявлениям) в сфере межнациональных отношений и направлениях по ликвидации их последствий.

Правовую основу общегосударственной системы противодействия экстремизму и терроризму составляют Конституция Российской Федерации, принципы и нормы международного права, международные договора Российской Федерации, например такие как:

  • - Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 200 Нода, ратифицированную Российской Федерацией 10 января 2003 года;
  • - Европейская конвенция о пресечении терроризма EST № 190 (Страсбург 15 мая 2003 года);
  • - Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма.(Нью-Йорк 2005 г.) и т.д.
  • - Федеральный закон № 114 - ФЗ от 2002 года «О противодействии экстремизму» (с дополнениями и изменениями);

Нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Правительства Москвы и городов федерального значения, Московской области и иных областей Российской Федерации, например такие как:

- Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г., Постановление Правительства Москвы от 5 октября 2010 года № 822 - ПП «О комплексной целевой программе профилактики правонарушений, борьбы с преступностью и обеспечением безопасности граждан в Москве на 2012-2016 г.,

Постановление Правительства Московской области от 26.04.2012 года № 590/15 «О паспорте антитеррористической

защищенности»;

  • - Постановление от 22.09.2004 года № 579/37 «О мерах по антитеррористической защищенности объектов образования, здравоохранения, социального обслуживания населения, культуры, спорта», и другие Постановления Правительства;
  • - Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года;
  • - Концепция общественной безопасности от 2013 года;
  • - Концепция внешней политики Российской Федерации;
  • - Военная доктрина Российской Федерации, а также нормативные правовые акты Российской Федерации, направленные на совершенствование деятельности в данной области.

Наряду с этим, государственная политика в области противодействия экстремизму, обеспечения межнационального согласия и регулирования межнациональных отношений обязана быть направлена на сохранение и развитие традиций и культурных ценностей всех народов России, особенно коренных национальностей, которые дали название тому или иному национально-государственному образованию.

Органам государственной власти важно не причинять неудобства и не наносить ущерб культурам малочисленных народов и многочисленных национально-этнических общностей, проживающих в

зо различных субъектах Российской Федерации. Эта деятельность обеспечит и поднимет авторитет органов государственной власти и местного самоуправления в глазах российской общественности и создаст дальнейшие условия для взаимной доверительной, в том числе законотворческой деятельности основываясь на уже действующем законодательстве в области противодействия экстремизму и реализации различных инициатив гражданского общества.

Необходимо отметить, что проблемы правового и иного обеспечения противодействия экстремизму обеспечивающих межнациональные отношения, также лежат в плоскости реформирования федеративных отношений. Их совершенствование необходимо для развития, как уголовно-запретительных так административно-профилактических мероприятий для эффективного воздействия на происходящие национально-политические процессы и экстремистские проявления, происходящие во многих субъектах Российской Федерации.

При этом, борьба с экстремизмом и характеризующими его латентными правонарушениями должна выступать на одно из первых мест и осуществляться с опорой на федеральный закон № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года «О противодействии экстремистской деятельности», который определяет правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности и устанавливает ответственность за ее осуществление, что позволяет правовыми методами противостоять межнациональным конфликтам, национализму, шовинизму, сепаратизму и другим негативным проявлениям в нашем обществе.

Так согласно статье 1 вышеназванного закона экстремистская деятельность (экстремизм) определяется как:

1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

  • -насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  • - подрыв безопасности Российской Федерации;
  • - захват или присвоение властных полномочий;
  • - создание незаконных вооруженных формирований;
  • - осуществление террористической деятельности;
  • - возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
  • - унижение национального достоинства;
  • - осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

  • 2) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;
  • 3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;
  • 4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально - технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально - технических средств и т.д.

В той же норме экстремистская организация определяется как общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которой, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Таким образом, используя различные административнопрофилактические, уголовно-правовые, правоохранительные и иные правовые механизмы, государственные органы и правоохранительные органы могут для профилактики экстремистских умонастроений заблаговременно обеспечивать межнациональное согласие независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств[25] по противодействию разнородным рода противоправным проявлениям.

Вышеназванные факторы и иные проблемные вопросы борьбы с экстремизмом и терроризмом требуют от органов внутренних дел и всей российской правоохранительной системы проведения совместных эффективных мероприятий, направленных на своевременную профилактику, административную, правовую и уголовную деятельность по минимизации криминализации общества и ликвидации тех или иных тяжких последствий, в том числе чрезвычайного характера.

Поэтому качественное, своевременное и оперативное

проведение мероприятий основанных на заблаговременном планировании, подготовке и применении сил и средств органов внутренних дел во взаимодействии с местным самоуправлением и региональными властями позволит создавать условия для разрешения возникающих проблем и выполнения поставленных антиэкстремистских и антитеррористических задач.

Из вышесказанного следует, что существует необходимость в антиэкстремистской деятельности разрешить ряд выявленных

актуальных проблем касающихся деятельности территориальных органов внутренних дел по разрешению антиэкстремистских вопросов и обеспечению национальной и общественной безопасности.

Так, например, что касается некоторых сигналов оповещения при ЧО[26] (чрезвычайные обстоятельства) предполагается проведение идентичных мероприятий и предполагается один и тот же алгоритм и порядок организации специальных операций и действий группировки сил и средств, что требует урегулирование данного вопроса в «Наставлении по планированию и подготовке сил и средств территориальных органов МВД России внутренних войск МВД России», в том числе при проведении антиэкстремистских и антитеррористических мероприятий.

Также существуют проблемы в определении необходимого порядка и алгоритма действий органов управления, перечень разрабатываемых документов по действиям при ЧО, срок их разработки, порядок доведения их до сотрудников ОВД, а также приказов и решений начальника ОВД на проведение соответствующих мероприятий, в том числе антиэкстремистского и антитеррористического характера.

Наряду с этим, при проведении вышеназванных мероприятий по планам действий в особых условиях не конкретизирован порядок выполнения возникающих оперативно-служебных задач при

возникновении ЧО. Силы и средства, задействованные в полном объеме, при резком изменении оперативной обстановки могут оказаться недостаточными для выполнения поставленных задач в некоторых субъектах Федерации, эта ситуация также относится к резервам данных территориальных ОВД. Это лишь малая часть проблем территориальных органов внутренних дел, которые необходимо решать уже сегодня.

Другой задачей органов государственной власти и

правоохранительных органов должна быть ликвидация клановой системы отношений, которая далеко не редко возникает в решении тех или иных социальных, правовых, общественных и экономических вопросов в субъектах Федерации.

Местному самоуправлению в этом контексте необходимо разрешать вопросы перспективного трудоустройства талантливой национальной молодежи и формирования в ней через различные социальные, информационные и пропагандистские механизмы идеологии развития и важности модернизации нашей страны.

Такая деятельность органов государственной власти и местного самоуправления должна основываться на реализации важных экспериментальных направлений реализации проектов, например удаленной и дистанционной занятости, как формы подготовки универсальных высококлассных профессионалов.

Реализация вышеназванных дистанционных и различных других форм деятельности органов государственной и региональной власти может позволить остановить внутреннюю миграцию в стране из субъектов Федерации в Москву, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону и другие крупные города Российской Федерации.

При этом особое внимание необходимо уделять функциям мониторинга не только фактов сепаратизма, ксенофобии, но и кириофобии - боязни приезжих коренным население, чтобы заранее устранять различные предпосылки, приводящие к межнациональной напряженности.

Также необходимо продолжать ужесточение уголовного наказания по статьям УК РФ за экстремистскую и пропагандистскую деятельность, повышать ответственность за противоправную эксплуатацию национальной и религиозной тематики на телевидении и средствах массовой информации, а также сети Интернет, что послужит формированию необходимой государственной, национальной политики, установлению транснационального и национально-этнического согласия.

Поддержание такого согласия, может лежать на руководителях всех уровней власти, особенно на тех, которые в соответствии со своей профессиональной деятельностью обязаны на постоянной основе применять весь комплекс возможностей по противодействию экстремизму и национализму в субъектах Российской Федерации.

В соответствии с п. 6.1 ст. 15 Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[27], органы государственной власти и местного самоуправления обязаны принимать все имеющиеся в их арсенале меры противодействия вышеназванным проявлениям.

В целях обеспечения координации деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов

исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления по профилактике терроризма (постоянного спутника экстремизма), а также по минимизации и ликвидации последствий его проявлений по решению Президента Российской Федерации могут формироваться органы в составе представителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов

государственной власти субъектов Российской Федерации и иных лиц.[28]

Подобные законодательные нормы имеются в региональных законах многих республик, областей и краев Российской Федерации, где органы местного самоуправления обязаны действовать в пределах своей компетенции, в том числе опираясь на ст. 4 Федерального закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[29] и МВК в субъектах Российской Федерации.

Вместе с тем, механизм противодействия экстремизму на уровне местного самоуправления недостаточно научно-методологически обобщен и не всегда эффективно воздействует на область общественных, правовых и социальных взаимоотношений.

Это связано с тем, что до сих пор имеются как управленческие, правовые и иные проблемы, например, такие как межведомственная разобщенность (в том числе в правоохранительной системе) и невыполнение некоторыми аппаратами полномочных представителей соответствующих поручений в рамках МВК.[30]

Также имеет место отсутствие современной, эффективной национально-государственной политики на федеральном уровне[31] отвечающей современным требованиям и направлениям развития многонациональных отношений в противодействии экстремизму и обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.

Вышеназванные проблемы напрямую сказываются на росте радикализма, экстремистской преступности и ее латентности подрывающей общественную и национальную безопасность государства, права и свободы граждан России, что в свою очередь ослабляет общественное доверие к органам государственной власти и местному самоуправлению и проявляется в скептицизме и недоверии к мероприятиям и работе осуществляемой властями, которые становятся нормой нашей жизни[32].

Происходит отдаление органов государственной власти и местного самоуправления от национально-этнических общностей, а также от проводимой социально ориентированной и правовой политики в целом. Равенство перед законом, человеческое достоинство, обеспечение прав и свобод граждан сегодня как никогда выступает как необходимый механизм внутреннего совершенствования общественных отношений.

Важной формой противодействия экстремизму в обеспечении общественной и национальной безопасности является современная, отвечающая нынешним вызовам, национальная государственная и региональная политика, основанная на взаимодействии, создании и выработке наиболее полных и всесторонних форм национальноэтнической солидарности как эффективной борьбы с экстремисткой и националистической преступностью, религиозной пропагандой, обеспечением всесторонней защиты прав и свобод человека и гражданина в субъектах Российской Федерации.

Это должно выражаться в коллегиальности обсуждения и принятия решений по рассматриваемой тематике. Также необходима всесторонняя поддержке органами государственной власти правоохранительных инициатив, местных инициатив населения, средств массовой информации и коммуникаций, где в настоящее время бессистемно реализуются социальные и общественные значимые проекты, которые должны эффективно обеспечивать механизмы совершенствования межнациональных отношений в контексте обеспечения национальной безопасности и противодействия экстремистским проявлениям в России.

Однако, не только от таких важных общественных, политических и законодательных процессов, обеспечивающих современные антиэкстремистские мероприятия и деятельность органов государственной власти, а также правоохранительных органов в значительной степени зависит оздоровление общественной и криминогенной обстановки, в субъектах нашей страны. Требуется дальнейшее решение вопросов усовершенствования практической и правовой составляющей в деятельности всех исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления, направленных на обеспечение общественной и национальной безопасности в субъектах Российской Федерации.

Например, в таких сферах как, урегулирование миграционных процессов, углубления криминологических исследований, совершенствования применения специальных, оперативных и иных мероприятий в многонациональных субъектах Российской Федерации.

Наряду с вышеназванными мерами следует внедрить базу федерального мониторинга межнациональных и межрелигиозных взаимоотношений. Ибо даже предварительный прогноз развития отношений позволяет на ранних стадиях выявлять формирование экстремистских и националистических взглядов и проявлений, а также причинный комплекс развития крайних по форме видов противоправной деятельности, что позволяет своевременно противодействовать их негативному воздействию в сфере обеспечения национальной безопасности нашей страны.

В этой связи также необходимо, чтобы исторически нерешенные проблемы, территориальные и национальные вопросы и споры представляли из себя, своевременную и эффективную реакцию органов государственной власти и местного самоуправления на возможные сценарии развития межнациональных отношений с особенно универсально-тонким воздействием различных специалистов на межэтническую и межконфессиональную обстановку в многонациональных субъектах Федерации.

Важной стороной противодействия экстремизму и сепаратизму, выливающихся в радикализацию общественных отношений и фундаментализм, должен стать жесткий контроль за деятельностью некоторых деструктивных некоммерческих, общественных и неправительственных организаций, которые являются источниками финансирования и материально-технического снабжения экстремистских, националистических, а также организованных и транснациональных преступных группировок действующих в Российской Федерации.

Органами государственной власти уже делаются важные шаги в этом направлении, в связи с принятием необходимых правовых требований, в том числе к некоммерческим организациям, занимающихся политической деятельностью и финансируемых из иностранных источников, тем самым выполняющих функции иностранного агента, для чего на конец-то были определены особенности и современное их правовое положение изменениями, внесенными в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 г № 7-ФЗ такими как: Федеральные законы от 20.07.2012 года № 121-ФЗ; от 02.07.13 г. № 185-ФЗ; от 21 июля 2014 года № 236- ФЗ и др.

Так как довольно часто их целью ставилось воздействие на принятие органами государственной власти решений, направленных на изменение проводимой госполитики, а также формирование необходимого для них общественного мнения[33].

Так, теперь соответствующие некоммерческие организации 1 раз в полгода, должны отчитываться о своей деятельности и персональном составе руководящих органов, а также ежеквартально - о расходовании денежных средств и использовании иного имущества, в т. ч. полученных из иностранных источников. Кроме того, им предписывается ежегодно представлять аудиторское заключение, последнее требование предъявляется и к структурным подразделениям иностранных некоммерческих неправительственных организаций.[33] [35]

Помимо этого Министерство юстиции Российской федерации синхронизирует базу данных НКО и религиозных организаций с перечнем лиц, причастных к экстремистской деятельности и

38

терроризму .

Так как вышеназванные организации и структуры, как показывает практика, довольно часто становились ресурсной базой и финансовой подпиткой политических, экстремистских и националистических организаций и движений (с данным утверждением согласны большинство анонимно анкетированных мной сотрудников территориальных органов МВД России, а также оперативный состав из большинства субъектов Российской Федерации).

Поэтому основой повышения эффективной борьбы с преступностью экстремистской и националистической направленности в субъектах Федерации помимо повышения уровня оперативной, разведывательной и контразведывательной деятельности, правовой и уголовно-административной ответственности, в том числе личной ответственности руководителей всех уровней органов государственной власти, должны становиться глубокие научно-методологические исследования и разработки в различных правоприменительных областях.

Эта работа может опираться на развитие специальных и оперативно-технических и иных оперативных мероприятий, позволяющих выявлять на ранних стадиях становление, формирование, а также причинный комплекс развития экстремистских и националистических проявлений.

Такие своевременные и точечные действия могут позволить с большей эффективностью прогнозировать, профилактировать и оказывать разрушающее воздействие на радикальную идеологию экстремизма, национализма, транснациональную и организованную преступность.

Федеральным органам исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма необходимо продолжать на постоянной основе анализировать информацию об операциях некоммерческих организаций и частных лиц, на основании Федерального закона от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Важно сокращать сроки выполнения запросов в отношении тех или иных лиц, находящихся в разработке оперативных аппаратов органов внутренних дел.

При наличии оснований, свидетельствующих о неполноте и (или) недостоверности указанной информации либо о том, что некоммерческая организация не исполняет или не в полной мере исполняет требования законодательства Российской Федерации, сообщает об этом органу, принявшему решение о государственной регистрации данной некоммерческой организации, по запросу указанного органа или по собственной инициативе[36]и незамедлительно проводить необходимые оперативные мероприятия.

Тем более, что уполномоченный орган ежегодно представляет Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации доклад о деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, содержащий информацию об участии их в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, о поступлении и расходовании денежных средств, а также о результатах контроля за их деятельностью[37] [38] .

Необходимо, чтобы подобные и многие другие направления государственного, правового регулирования экономической, общественной, политической и социальной деятельности негосударственных и организаций своевременно освещались и отслеживались, для выработки необходимого воздействия и разрешению важных вопросов по противодействию радикальнорелигиозной и негативной политической деятельности в субъектах Федерации, а также общеуголовной, транснациональной и экстремисткой преступности на региональном и местном уровне.

При этом для наиболее успешного противодействия росту экстремисткой преступности, национализму необходимо, чтобы приводилась активная экономическая, социальная, общественная и правовая политика государственных и региональных органов, такая как:

  • - дальнейшее планирование и развитие инфраструктуры городских и сельских районов, направленное на повышение уровня жизни людей
  • 41.
  • 9
  • - управление размещением беженцев и мигрантов, тем самым актуализируя проблемы бездомности;
  • - проектирование и предусмотрение мест общественного значения и торговли;
  • - увязывание вопросов строительства и размещения жилья для решения острых социальных и бытовых проблем (транспорта, школьных и дошкольных учреждений, мест работы);

активно продолжать политику занятости, ликвидацию безработицы и создание большего количества рабочих мест;

  • - реализовывать политику в области образования, семейную и молодежную политику, создавать разнообразные условия для молодежного досуга и отдыха, занятия спортом и культурой;
  • - совершенствовать политику в области здравоохранения, в части борьбы с наркоманией и алкоголизмом.
  • - противодействовать «сращиванию собственности с властью и мафиозными структурами, так как такая ситуация неизбежно порождает нарушение законов, связанных с переделом денежных и сырьевых ресурсов, стремление уклониться от налогообложения и незаконного вывоза капитала за границу»[39].

В соответствии с этим требуется создание постоянных курсов для представителей органов государственной власти, местного самоуправления и руководителей органов внутренних дел по субъектам Федерации по информационному, психологическому и практическому противодействию экстремизму и нарушениям в области межнациональных отношений, что позволит более эффективно [40]

разрешать вопросы, связанные с обеспечением национальной безопасности российского государства.

Таким образом, все вышеперечисленное является важнейшей правовой основой и дальнейшим направлением правового развития противодействия экстремизму, национализму и межнациональным конфликтам.

Наряду с этим, необходимо продолжить совершенствование законодательства, направленного на ускорение процессов модернизации страны по сценарию инновационного развития. При этом важно обеспечивать открытость экономики, прозрачность финансовых потоков, осуществлять борьбу с коррупцией во всех эшелонах власти, с правовым нигилизмом, а также в кратчайшие сроки разрешить социальные и экономические проблемы депрессивных регионов Российской Федерации, которые наиболее подвержены рискам экстремистских и террористических проявлений и угроз, а также межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

История развития способов и методов противодействия экстремистской преступности в Российской Федерации показала, что для повышения эффективности такой деятельности необходимо объединение усилий всех органов исполнительной власти, реализующих политику государства в данной области. Особенно эффективной была и остается работа совместных постоянно действующих групп и комиссий по противодействию, профилактике, раскрытию и расследованию преступлений экстремистской и террористической направленности.

Сложность и многогранность и особая общественная опасность преступных проявлений экстремизма продолжают требовать особенного подхода к организации противодействия.

В этой связи логичным выглядит дальнейшая активная и слаженная работа Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации

  • [1] Президент Республики Дагестан «Актуальные проблемы противодействия религиознополитическому экстремизму» // Всерос. науч.-практ. конфер. Махачкала, 2007. С. 17.
  • [2] Т. Валиулин «Проблема экстремизма по-прежнему остается острой» // «ПолицияРоссии». М. 2014. С.29-30.
  • [3] См.: INTERPAX.RU от 7 апреля 2014 г.// Выступление Президента РФ на расширеннойколлегии ФСБ России.
  • [4] См.: INTERPAX.RU от 7 апреля 2014 г. // Выступление Президента РФ на расширеннойколлегии ФСБ России.
  • [5] См.: Курбанов Х.Т Основные религиозно-политические группы в исламе и их идейнодоктринальные воззрения в свете противодействия религиозному экстремизму // Всерос.науч.-практ. конфср. Махачкала, 2007. С. 159. 15
  • [6] См.: Права человека. Гл. VI. Права человека и правовое государство». 2-е изд. М.: Изд.Норма, 2009. С. 216.
  • [7] См.: Малько А.В., Исаков Н.В., Субочев В.В. Правовая политика в урегулированиилоббизма. Саратов, 2003. С. 56.
  • [8] См.: Права человека. Гл. VI. Права человека и правовое государство». 2-е изд. М: Изд.Норма, 2009.С.56.
  • [9] См.: Права человека. Гл. VI. Права человека и правовое государство». 2-е изд. М.: Изд.Норма, 2009. С. 216.
  • [10] См.: Там же. С.216.
  • [11] См.: Конституция РФ от 12 декабря 1993г. Ст.29.ч.2 // Рос. газ. 1993. 25 дек. 19
  • [12] См.: Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 211-ФЗ «О внесении изменений в
  • [13] отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованиемгосударственного управления в области противодействия экстремизму». Ст. 8. ч. 1 ИИнформационно-правовая система «Гарант».
  • [14] 2
  • [15] См.: Добаев И.П. Исламское движение в Северо-Кавказском регионе в контекстепроблемы национальной безопасности России // Всеросс. науч.-практ. конфер. Махачкала,2007. С. 72.
  • [16] См.: Магомедтагиров А.М., Абдулатипов А.М. Некоторые проблемысовершенствования деятельности правоохранительной деятельности в противодействиирелигиозно-политическому экстремизму. С.416.
  • [17] 1 Кучуради И. Философия перед лицом мировых проблем // Вопросы философии. 2004.№3. С. 5-12.
  • [18] См.: Выступление Президента РФ Д.А. Медведева на совещании о мерах постабилизации социально-политической обстановки и нейтрализации террористических иэкстремистских угроз в Северо-Кавказском регионе. Ставрополь. 19.08.2009 // Interfax-Rassia.ru
  • [19] Указ Президента РФ от 28 июня 2007 г. № 825 «Об оценке эффективности деятельностиорганов исполнительной власти субъектов РФ» // Собрание законодательства РФ. 2007.Ст.3256.
  • [20] См.: Аналитический обзор МВД России, ГУПЭ МВД России и Московскогоуниверситета МВД России «О межведомственной комиссии по противодействиюэкстремизму в Российской Федерации». М.2014 г.
  • [21] См.: Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации // www.rg.ru.zakon-dok.html. 2011 г. 18 июня.
  • [22] См.: Отчет о ходе выполнения мероприятий Плана деятельности МВД России пореализации указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года на 2013 год иплановый период 2014-2018 г.г. утвержденного 27 июня 2013 г. № 1/6020.
  • [23] См.: Аналитический обзор МВД России, ГУПЭ МВД России и Московского
  • [24] университета МВД России «О межведомственной комиссии по противодействиюэкстремизму в Российской Федерации». М.2014 г.
  • [25] Конституция РФ 12 декабря 1993 г.Ст.19.ч.2 // Рос. газ.25 дек. 1993. 33
  • [26] Чрезвычайные обстоятельства (Далее ЧО).
  • [27] См.: Федеральный закон от 06 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципахорганизации местного самоуправления» (в ред. ФЗ №153-Ф3 от 27.07.2006 г., от 5.04.2010г.) // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
  • [28] См.: Федеральный закон от 2 ноября 2013 года № 302W Росс. газ. 2013. 14 ноября.
  • [29] См.: Федеральный закон № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»от 25.07.2002 г. (в ред. ФЗ № 148-ФЗ от 27.07.2006 г., 2010 г.) // Росс. газ. 2002. 30 июля. 36
  • [30] См.: Аналитический обзор МВД России, ГУПЭ МВД России и Московскогоуниверситета МВД России «О межведомственной комиссии по противодействиюэкстремизму в Российской Федерации». М.2014 г.
  • [31] См.: выступление губернатора Санкт-Петербурга на заседании президиума Госсовета омерах по укреплению межнационального согласия. Уфа. 11.02.2011 // Interfax-Rassia.ru
  • [32] См.: Права человека. Гл. VI. Права человека и правовое государство. 2-е изд. М.: Изд.Норма, 2009. С. 216.
  • [33] См.: Федеральный закон от 20 июля 2012 г. № 121 -ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций выполняющих функции иностранного агента».
  • [34] См.: Федеральный закон от 20 июля 2012 г. № 121 -ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций выполняющих функции иностранного агента».
  • [35] См.: «Ведомости» от 12 сентября 2012 г. //Источник:ЬеЩа.ги.
  • [36] См.: Федеральный закон от 12 января 1996 года N 7-ФЗ "О некоммерческихорганизациях // (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 145;1998, N 48, ст. 5849; 2006, N 3, ст. 282; 2007, N 1, ст. 37; N 49, ст. 6039; 2008, N 30, ст.3616; 2009, N 29, ст. 3607; 2010, N 15, ст. 1736; N 19, ст. 2291; N 21, ст. 2526; 2011, N 29, ст. 4291; N 30, ст. 4587,4590; N 45, ст. 6321; N 47, ст. 6607).
  • [37] См.: Федеральный закон от 12 января 1996 года N 7-ФЗ "О некоммерческихорганизациях // (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 145;1998, N 48, ст. 5849; 2006, N 3, ст. 282; 2007, N 1, ст. 37; N 49, ст. 6039; 2008, N 30, ст.3616; 2009, N 29, ст. 3607; 2010, N 15, ст. 1736; N 19, ст. 2291; N 21, ст. 2526; 2011,
  • [38] N 29, ст. 4291; N 30, ст. 4587, 4590; N 45, ст. 6321; N 47, ст. 6607).
  • [39] 2 Ломакин В.В. Обеспечение межнациональной и межконфессиональной стабильностиорганами государственной власти и местного самоуправления РФ //Вестник ВИПК МВДРоссии. № 2 (22), 2012.
  • [40] Права человека. Гл. VI. Права человека и правовое государство». 2-е изд. М.: Изд.Норма, 2009. С. 216.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >