Общая структура эмоционального развития, динамика и взаимодействие ее компонентов

Согласно принципам интегративных моделей развития психики, структуру эмоционального развития составляют когнитивный, аффективный и реактивный компоненты (см. рис. 1).

Авторская трехкомпонентная схема эмоционального развития

Рис. 1. Авторская трехкомпонентная схема эмоционального развития

Когнитивный компонент определяется системой знаний и представлений ребенка об эмоциональной сфере человека (сущность эмоциональных явлений, причины и последствия возникновения эмоций, способы их выражения и пр.). Аффективный компонент характеризуется как совокупность разномодальных индивидуальных переживаний ребенка (базовые эмоции, социальные переживания, чувства). Реактивный компонент представлен способами непроизвольного эмоционального реагирования и возможностью произвольной регуляции эмоций.

Когнитивный, аффективный (импрессивный), реактивный (экспрессивный) компоненты находятся в активном взаимодействии, имеют динамическую (подвижную) структуру, диффузные границы и тенденцию к иерархизации.

В данной схеме:

Когнитивный компонент представлен восприятием и пониманием эмоциональных состояний (декодирование эмоций); объемом и структурированностью представлений об эмоциях (сущность эмоциональных явлений, причины и последствия возникновения эмоций, способы их выражения); вербализацией эмоций (объем словаря эмоций).

Аффективный компонент представлен порогом и интенсивностью эмоциональных переживаний; модальностью и валентностью эмоциональных переживаний; эмоциональной децентрацией (эмпатийностью).

Экспрессивный (реактивный) компонент представлен формой эмоционального реагирования; произвольной регуляцией эмоций (механизмы кодирования); непроизвольным выражением эмоций (совокупность экспрессивных средств).

Социальный контекст данной структуры задается способами использования ребенком собственного эмоционального опыта в социальном взаимодействии, общими и индивидуальными формами его социализации.

Соответственно, каждый возрастной период (ранний, дошкольный, младший школьный, подростковый) характеризуется как специфическим сочетанием данных компонентов в их доминирующих значениях, так и выраженными различиями в динамике развития эмоциональной сферы.

Обозначая очевидное пересечение и взаимозависимость зон развития эмоциональной сферы, у нас возникла необходимость наглядной репрезентации обобщенных ментальных представлений о дифференциации и интеграции компонентов эмоционального развития в раннем онтогенезе. Отвечая запросам визуализации данного процесса, мы сконструировали базовую универсальную модель интраструктурного взаимодействия трех компонентов эмоционального развития с обозначением зон их пересечения как знаковых пространств (кластеров) генезиса эмоций (см. рис. 2).

Схема интраструктурного взаимодействия 3 компонентов ЭР (сбалансированная модель ЭР без

Рис. 2. Схема интраструктурного взаимодействия 3 компонентов ЭР (сбалансированная модель ЭР без

выделения базового компонента)

Поскольку метод моделирования в эмпирическом исследовании предполагает конструирование реальных процессов в их динамике, мы первоначально обратились к универсальной модели-гипотезе с некой идеализацией процесса развития эмоциональной сферы. Именно по этой причине базовая модель является сбалансированной по отношению к ее составным частям-компонентам, что лишает ее возможности иерархизироваться и несколько отдаляет ее от реального прототипа по причине отсутствия вариативности.

В результате эмпирических обоснований наших предположений, мы расширили модельный ряд за счет вариативности сочетания компонентов эмоционального развития и их иерархизации.

Так вероятность доминирования одного из компонентов ЭР ведет к иерархизации модели, выделению базовой составляющей эмоциональной сферы, которая на данном актуальном этапе развития занимает главенствующие позиции (см. рис. 3). В реальности это отражается в высоких значениях уровня развития одного из компонентов эмоциональной сферы в сочетании с некоторым подавлением значений двух остальных. При этом все кластеры, зоны взаимодействия сохраняют свои позиции. Данный тип модели уже не может быть обозначен как сбалансированный, она претендует на иерархизированный тип, но интраструктурное взаимодействие всех 3 компонентов она сохраняет. При амплификационных воздействиях на один из представленных компонентов обозначается положительная динамика двух остальных, коэффициент динамики может быть разным в каждом из компонентов, но прогрессивные изменения очевидны.

Схема интраструктурного взаимодействия 3 компонентов ЭР (молекулярная модель с выделением

Рис. 3. Схема интраструктурного взаимодействия 3 компонентов ЭР (молекулярная модель с выделением

базового компонента)

Следующий тип модели, который мы обозначили как орбитальный, в отличие от молекулярных типов, интегрирующих все компоненты ЭР, демонстрирует разрушение одного или нескольких кластеров (зон взаимодействия) по причине дистанцирования одного из компонентов. При этом данный тип модели может быть как иерархизированным, (доминирование значений базового компонента по отношению к другим), так и относительно сбалансированным (см. рис. 4, 5).

Специфика функционирования моделей данного типа обозначается сокращением зон интегрированного развития компонентов ЭР, что подтверждается отсутствием положительной динамики в одном из компонентов в отличие от двух других при амплификационных воздействиях.

Схема интраструктурного взаимодействия 2 компонентов ЭР с выраженным дистанцированием третьего компонента (орбитальная модель с выделением базового компонента)

Рис. 4. Схема интраструктурного взаимодействия 2 компонентов ЭР с выраженным дистанцированием третьего компонента (орбитальная модель с выделением базового компонента)

Схема интраструктурного взаимодействия 2 компонентов ЭР с выраженным дистанцированием третьего компонента (орбитальная модель без выделения базового компонента)

Рис. 5. Схема интраструктурного взаимодействия 2 компонентов ЭР с выраженным дистанцированием третьего компонента (орбитальная модель без выделения базового компонента)

Особое место в ряду моделей ЭР занимает модель дистанцированных, условно независимых друг от друга 3 компонентов-пульсаров. Она относится к вероятностным моделям, то есть эмпирического обоснования данного типа модели в зоне условно-нормативного эмоционального развития мы не получили. Она гипотетически может существовать в зоне отклоняющегося развития при нарушенных или заблокированных интегративных связей компонентов. С нашей точки зрения, есть вероятность «сцепки» компонентов при увеличении «удельного веса» одного из них, то есть при переходе к статусу базового компонента может увеличиться «сила притяжения» что даст возможность модели из пульсарной трансформироваться в орбитальную.

Алгоритмическое выделение вариативных типов модели ЭР позволило нам обозначить не только ее объяснительную, но и эвристическую (предсказательную) функции.

Схема нарушенного взаимодействия компонентов ЭР (пульсарная модель ЭР)

Рис. 6. Схема нарушенного взаимодействия компонентов ЭР (пульсарная модель ЭР)

Обращаясь к методу моделирования, мы ставили задачи идентичные любому исследованию, ориентированному на оптимизацию исследуемого объекта (процесса) путем варьирования исходных факторов:

  • • описание и анализ эмоциональных явлений на различных уровнях структурной организации;
  • • прогнозирования развития эмоциональных явлений;
  • • идентификация эмоциональных явлений, установления их сходства и различия.

При этом, разрабатывая (знаковую) графическую модель ЭР, представленную нами в разных типах (орбитальный и молекулярный) мы ориентировались на общие принципы создания модели, а также на требования, предъявляемые к ним. [Клаус Г., 1963; Амосов Н. М., 1965] В первую очередь речь идет о тождестве строения модели и оригинала как условия воспроизведения процесса или явления. Это, так называемый изоморфизм модели и моделируемого объекта (в нашем случае, процесса). Изоморфными (греч. isos - одинаковый, morphe - форма), как известно, называются объекты со взаимооднозначным соответствием (когда каждый из элементов, в нашем случае компонентов, имеет единственный аналог из числа элементов другой системы). При этом аналогичные элементы (далее компоненты) находятся в соответсвую- щих отношениях между собой. Тем не менее, рассматривая «модель ЭР» как заведомо упрощенный образ моделируемого процесса (эмоционального развития), мы ориентируемся в большей степени на требования соответствия гомоморфизма (homoios - подобный, morphe - форма) как сохраняющего все определенные структурные компоненты оригинала и их отношения между собой, но в одностороннем режиме - то есть модель демонстрирует упрощение, схематизацию процесса, при этом обладает свойствами рефлексивности (любая система есть своя собственная М.) и, в нашем случае, антисимметричности (модель и оригинал не могут меняться ролями, они не равноправны). Таким образом, наша модель в большей степени гомоморфна чем изоморфна по отношению к реальному процессу эмоционального развития как своего прототипа, аналога.

Что касается эмпирических иллюстраций интраструктурных диспозиций компонентов (когнитивного, аффективного, реактивного) у детей дошкольного и младшего школьного возраста, нами показано, что их взаимодействие и доминантность (тип модели) находятся в зависимости как от актуального психоэмоционального статуса, так и от социокультурных факторов, включая семейные, национальные и религиозные традиции, социально-экономические условия проживания, направленности и интенсивности социального давления как социально-психологического норматива и прочих условий и факторов.

1. Так, уровень представлений об эмоциональной сфере и их структурированность несколько выше у русских детей, в частности девочек, проживающих в Москве. Данный факт свидетельствует о высоком уровне развития когнитивного компонента ЭР. При этом особенности произвольного эмоционального кодирования (выраженность и локализация мимических проявлений) у русских девочек зависят от уровня их представлений об эмоциях и чувствах, что подтверждает интегрирование когнитивного и реактивного компонентов ЭР. Это объясняется высокой социальной значимостью для русских девочек-москви- чек знаний об эмоциях и чувствах в целом для их эмоциональной социализации. Что касается аффективного компонента, то именно эта подвыборка характеризуется самым высоким процентом личностной тревожности и агрессивности и средним порогом эмоционального реагирования с выраженными индивидуальными вариациями.

Следовательно, русские девочки, проживающие в Москве, чаще демонстрируют орбитальную модель ЭР с доминирующим когнитивным компонентом с выраженной интеграцией реактивного, что является квинтэссенцией требований современного социума мегаполиса. Дистанцирование аффективного компонента, в нашем случае пробле- матизация личностно-эмоциональных особенностей данной части выборки есть «плата» за социальную успешность.

2. Высокую степень активизации всех механизмов эмоционального кодирования продемонстрировали девочки-бурятки, что в большей степени имеет отношение к симуляции эмоции в ситуации сопереживания, сочувствия сверстнику. Это связано с определением этих чувств как основной цели жизни буддиста и средства борьбы с гневом, завистью и другими негативными/деструктив- ными эмоциями. Значимые различия в интенсивности произвольного выражения гнева как подавляемой эмоциональной модальности у бурят, главным образом, объясняется спецификой буддийской религии, представляющей гнев как один из грехов, запрещаемый для чувствования и выражения. С этим же непосредственно связана активизация у бурят всех механизмов кодирования эмоций (симуляция, подавление, маскировка). При этом высокая регуляция проявления эмоций у бурятской подвыборки не всегда синхронизируется с уровнем их ментальных представлений об эмоциональной сфере. Характеризуя аффективную составляющую можно выделить несколько свернутый модальност- ный ряд переживаний за счет подавления негативных эмоций и средний порог эмоционального реагирования с тенденцией повышения.

Таким образом, можно констатировать, что дети-буряты, преимущественно девочки, демонстрируют молекулярную модель ЭР с интеграцией реактивного и когнитивного компонентов (кластер произвольной регуляции), с тенденцией подавления аффективного компонента. Данная диспозиция, безусловно, обусловлена спецификой буддийской религии и высокой социальной значимостью традиционных семейноролевых экспрессивных сценариев.

3. Высокую степень экспрессивности эмоциональных проявлений и самый широкий модальностный ряд, включая сложные социальные модальности (презрение, обида, зависть) демонстрируют дети, проживающие в южных регионах РФ (комбинированные национальности и смешанные национальные группы греки - армяне - русские - крымские татары). Именно эта подвыборка характеризуется доминированием открытой формы эмотивности и низкого порога эмоциональных переживаний, высокой эмпатийностью по отношению к 2 группам объектов (сверстник, человек пожилого возраста) на фоне среднего и низкого уровня произвольной регуляции эмоций, даже высоко мотивированной. При этом показатели личностной тревожности и аутичности практически отсутствуют. Когнитивные представления об эмоциональных явлениях характеризуются средними значениями, высоко коррелируют с познавательным развитием, их структурированность в большинстве случаев не соотносится с развитием аффективного и реактивного компонентов.

Приведенные факты позволяют предположить варьирование двух типов моделей ЭР в данной смешанной подвыборке:

  • молекулярной модели с базовым аффективным компонентом, выраженной интеграцией с реактивным (кластер непроизвольного реагирования) и подавлением когнитивного компонента;
  • орбитальной модели с выраженной интеграцией аффективного и реактивного компонентов (кластер непроизвольного реагирования) и дистанцированием когнитивного компонента.

Обозначенные модели в большей степени обусловлены социокультурными традициями эмоциональной жизни вышеперечисленных национальных групп.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >